Эксклюзив

Адмирал Кабаненко: Россия может перекрыть Черное море по "азовскому сценарию"

Антин Борковский
5 ноября, 2018 понедельник
11:29

Адмирал ВМФ в отставке, бывший заместитель министра обороны Игорь Кабаненко в эфире телеканала Еспресо "Студия Запад с Антоном Борковским"

Что касается ползучей оккупации Азовского и Черного морей, настоятельной необходимости принятия закона о территориальных водах и подозрительном игнорировании газа с черноморского шельфа, насколько я понимаю, ситуация в Азове легче не становится. Там более сотни военных российских кораблей, и, насколько я понимаю, скорее всего, Путин не просто так собирает их ради, условно говоря, запугивания Украины. Возможно, речь идет о "крымском сценарии" - постепенном поглощении институций, территорий и влияний?! 

Можно и так сказать. Хотя здесь есть и особые черты. Но в принципе это такое пошаговое продвижение в серой зоне между войной и миром, но продвижение уже не на суше, а в морской среде. К сожалению, по моей оценке, отсутствие реагирования, хотя эксперты об этом говорили достаточно долго, привело к тому, что мы де-факто потеряли господство на море.
Ситуация сейчас такая, что нам надо отвоевывать это господство, по крайней мере в наших территориальных водах. Отвоевывать, опять же, это не означает, что в прямом столкновении. Об этом вообще речь не идет. Но отвоевывать, опять же, соответствующими мерами – поддержанием или восстановлением благоприятного оперативного режима, соответствующей морской деятельностью. В Киеве почему-то считают, что мы все вопросы якобы решим с берега, то есть, используя наш сухопутный компонент,

Ракетные и противоракетные системы
Да, и авиацию. Но это не работает на море, потому что такова природа морской службы. Там, где корабль, там – территория государства, чей флаг несет этот военный корабль. И именно поэтому сложилась такая ситуация, что были осмотры судов, которые идут в Мариуполь и в Бердянск, фактически в наших территориальных водах, на расстоянии, что можно было увидеть из Бердянска и косы.

Господин адмирал, но в свое время прозвучало очень много бравурных заявлений. Нам пообещали, что созовут различные секретные заседания, разработают быстро ту или иную стратегию и начнут ее внедрять.
О том, что такое развитие ситуации возможно на Азове, говорилось и в последнее время. И я хочу сказать, что на Черном море динамика развития ситуации также идет в этой же плоскости, и есть индикаторы, которые свидетельствуют, что многие из тех рисков и угроз, которые уже активированы на Азове, пока в таком скрытом состоянии, но в любой момент могут быть активированы. И надо этому уделять внимание.

Ну, а отпор мы собираемся давать и решать ситуацию в нашу пользу? Или мы только поговорили, всех заверили: "все хорошо, специалисты работают", "мы думаем"?
Отпор – это такое понятие. Отпор – масштабная вещь. К этому надо готовиться. Надо реагировать на те угрозы, которые есть сейчас. Они направлены на удушение нашей экономики, приморской экономики, потому что море сейчас выплывает на берег, а не наоборот. Нам, во-первых, нужна четкая морская политика. В основе всего есть морская политика государства. Ну, а ее пока нет.

Это не только морская политика. Нам вообще надо решить какие-то базовые вещи, потому что, например, заседание совместной украинско-российской комиссии по вылову рыбы в Азове всех повергло в шок.
Гибридное это заседание. Оно гибридное не с точки зрения нашего ответа, а с точки зрения содействия другой стороне. Я не вижу, почему Украина не может определиться политически и принять Закон об определении своих территориальных вод и исключительной морской экономической зоны в Азовском море. Потому что даже не выходя из этого соглашения 2003 года, которое не выполняется. Полностью каждый пункт этого соглашения нарушен Российской Федерацией. Каждый пункт! Во-вторых, мы должны защищать наши национальные интересы. Мы не должны думать о том, что, а вот мы выйдем из этого соглашения и это повлияет на то, что мы спровоцируем какую-то сторону. Есть национальный интерес!

Господин адмирал, я хотел бы, чтобы вы немного детализировали этот процесс, то есть Россия фактически уже расторгла вот это соглашение, которое заставляет нас выполнять. А мы делаем вид, что так оно и должно быть.
Ничто не мешает нам сегодня определить территориальное море и исключительно морскую экономическую зону. Ничего. Есть Конвенция ООН по морскому праву. Это неотъемлемое суверенное право любого, любого прибрежного государства, Украины в том числе. И даже временно, на период оккупации Крыма, можно определить, что на период оккупации Крыма: "вот такие размеры, вот красные линии". Но это будут конкретные указания нашим силовым структурам для того, чтобы они защищали и действовали, ибо сегодня они находятся в таком поле непонимания: а что они должны делать.

Но, с другой стороны, есть ощущение, что Россия в принципе всегда может попытаться использовать ситуацию в свою пользу, или сделать ту или иную морскую провокацию в стиле какого Гляйвица, они же могут сами себя, уж извините за такие страшные вещи, но свой же катер своими же ефесбешными силами и расстрелять.
Знаете, я бы даже переформулировал ваш вопрос, потому что не следует ожидать провокаций. Ожидание провокаций само провоцирует другую сторону к тому, чтобы делать что-то. Болезненное восприятие этого, то есть боязнь этого - это порождает активность противника. Надо четко, опять же, идентифицировать наши интересы. Четко опираясь на международно-признанные нормы и правила, установить размеры наших территориальных вод. Это первично. Это один из главных элементов политики - установить размеры наших территориальных вод и исключительной морской экономической зоны и поставить задачу ответственным структурам, чтобы они эффективно защищали. Этого сегодня нет. Это поле неопределенности создает все эти проблемы. Мы должны идентифицировать это не только с точки зрения человека, который отдыхает на берегу моря и видит только горизонт, красивое море, по которому красивые кораблики ходят. Это значительно дальше. Наши интересы и наши суверенные права распространяются значительно дальше, в том числе и на континентальный шельф. Это огромные залежи полезных ископаемых под дном Черного моря, Азовского моря, это морехозяйственные ресурсы. Почему мы их должны дарить кому-то?

Черноморский газ куда-то как-то так исчез с политической повестки дня в Украине, как ни странно.
Это, кстати, очень серьезный вопрос, потому что это украинский Клондайк. Мы можем закрыть все вопросы гэпа газового, который у нас существует в Украине, только за счет газа, который у нас находится на нашем континентальном шельфе. Кстати, я хотел бы напомнить, что этот газ дешевый. Его себестоимость с доставкой непосредственно на побережье – это 50 долларов за тысячу кубических метров. Вспомните, сколько мы сейчас платим за газ. Континентальное мышление – это такое восприятие моря с берега – оно не просто мешает, оно губительно для нашего государства. Губительно не только для экономики, а вообще для государства. Я хотел бы также напомнить, что транспортировка морем – дешевле всего. Это в 22 раза дешевле, чем авиация.

Ну, и плюс стратегические города – Бердянск, Мариуполь. Россия занимается тем, что она пытается задушить их экономику. А это приведет к социальному взрыву. И, соответственно, это может усилить те или иные сепаратистские настроения, даст почву российским провокациям.

Безусловно, это и есть цель стратегии, потому что прямое вторжение маловероятно в этих условиях, которые сейчас сложились. Но вот такое раскачивание ситуации, дестабилизация, а затем использование этой ситуации соответствующими силами и средствами с конечной постановкой точки уже блиц-кригами, военными действиями – вот это и есть та стратегия, на которую мы должны реагировать. Я не вижу другого пути, как усиление военно-морской группировки.

А есть чем, господин адмирал, усиливать? Потому что мы помним эту печальную эпопею с "Айлендами". Мы видели эпохальное внедрение двух не слишком сильных украинских кораблей в Азовское море.
Надо отдать должное, что операцию провели, но этого слишком мало. Я – сторонник москитных способностей, москитного флота как такового, знаете, подход "стоимость-эффект", то есть того, что дает возможность эффективно решать задачи. Это разумный подход - меньшими ресурсами решать больше задач.

Если вульгаризировать, речь идет о шаландах, на которых установлены крупнокалиберные пулеметы, если у нас нет денег на эсминцы?!
Это не так! Это - мощные, современные, очень маневренные быстроходные катера, на которые установлено современное морское вооружение. Конечно, два "Айленда" – мало, нужно больше. Нужны "Марк-5", "Марк-6" и другие катера, которые способны опережать другую сторону по скорости, реализовывать концепцию мобильных миссий, реализовывать концепцию группового влияния. Это также дает возможность патрулировать обширные акватории, быстро выявлять опасность, можно систематически патрулировать и так далее. На Азовском море просто другого пути не имеет. На Черном море это тоже надо реализовывать, ведь опасность очень серьезная, между этими восторженными платформами и островом Змеиным, создался маленький коридор для всего гражданского судоходства, который может быть перекрыт в любой момент по той же кальке, которая развивалась и развивается на Азове. То есть должны быть три таких ключевых направления – конечно, морская политика и стратегия, конечно пополнение и мощное пополнение быстроходными малыми платформами наших военно-морских сил, конечно, это кадровая политика, это нужно решать социальные вопросы наших военных моряков, потому что они очень заострены.

Вы упомянули о возможности повторения азовского сценария в Черном море. Если можно, немного подробнее. 

После захвата платформ Российской Федерации в Черном море, газовых платформ, которые принадлежали "КрымНефтогазу", они создали там защищенную зону. Это зона с использованием военных активов специального назначения Черноморского флота Российской Федерации. На каждой платформе находятся соответствующие подразделения патрулирования катеров, кораблей, авиация в готовности, то есть создана целая система запрета доступа в район этих платформ. В частности, на этих платформах установлено современное оборудование, которое позволяет полностью контролировать надводную обстановку и подводную в этом районе. Фактически для мореплавания осталась такая маленькая полоса, такой узенький коридор между островом Змеиный и крайней платформой "Таврида". И существует опасность, что этот коридор может быть также перекрыт, то есть там нужно патрулирование наших сил. Там нужно соответствующее господство наших военно-морских сил и это должно было быть сделано вчера.

 

Теги:
Киев
+5°C
  • Киев
  • Львов
  • Винница
  • Днепр
  • Донецк
  • Житомир
  • Запорожье
  • Ивано-Франковск
  • Кропивницкий
  • Луганск
  • Луцк
  • Николаев
  • Одесса
  • Полтава
  • Ровно
  • Сумы
  • Симферополь
  • Тернополь
  • Ужгород
  • Харьков
  • Херсон
  • Хмельницкий
  • Черкасси
  • Черновцы
  • Чернигов
  • USD 38.23
    Покупка 38.23
    Продажа 38.76
  • EUR
    Покупка 41.33
    Продажа 42.11
  • Актуальное
  • Важное