OPINION

Ошибка деда

Александр Вильчинский
10 июня, 2023 суббота
20:01

И во время этой войны часто думается о других войнах, которые здесь были, и о людях, их судьбах во время тех войн...

client/title.list_title

Например, о моем деде Лаврине, с него почему-то начинаю чаще всего, может, потому, что рос на его рассказах. Для мужчин его поколения, чтобы просто выжить – это уже было незаурядным достижением. И все же, думать об этом – каждый раз словно переворачивать тяжелые камни или бетонные глыбы, столь тяжелые и болезненные те мысли. И на все это накладываются еще и собственные ощущения и впечатления уже от этой войны.

По дедовой биографии можно изучать историю XX века, тем более что он был его ровесником

По дедовой биографии можно изучать историю XX века, тем более что он был его ровесником. Родившийся в 1900-м он помнил, как в 1913-м по случаю 300-летия царствования дома Романовых им, учащимся церковноприходской школы, раздавали конфеты. Ведь события происходили на южной Волыни, Кременеччине, которая тогда входила в состав Российской империи. Однако в 1917-м, когда империя рухнула, он нисколько не грустил, хотя и в разграблении барского поместья, которое произошло тогда же и даже сопровождалось стрельбой и убийствами среди тех, кто не поделил барское добро, не участвовал. Хотя тем, кто притащил домой барскую мебель, долго ею пользоваться не пришлось. Потому что вскоре в село заехали "патлатые казаки", гетьманцы, как вспоминал дед, очевидно от Скоропадского. Они собрали "сход" и заставили нести барское добро назад, еще и высекли нагайками посреди деревни и некоторых грабивших, а также других, кого поймали, и кто показался им подозрительным. Среди таких был и дедов товарищ Степан.

Читайте также: Это Ленин придумал ерефию

Этот случай и вообще возвращение награбленного крестьянам настолько не понравилось, что когда вскоре после гетьманцев в село зашли отряды большевистской Первой конной армии Буденного, то где-то двадцать юношей записались в буденовцы, а среди них и мой дед. Конечно, повелись еще и на большевистскую пропаганду, потому что "грабь награбленное", и еще обещание разделения панской земли, а также "против поляков". Ведь у империи уже был опыт подавления польского движения с привлечением украинских крестьян еще во время польского восстания 1863 года. Дед вспоминал, что, когда был маленьким, у них под крышей еще висела "пика" с тех пор.

С Первой конной с боями они медленно дошли до Варшавы, зато оттуда, по словам деда, бежали очень быстро за Киев. Потом еще был Перекоп и Крым, тиф, одесский госпиталь... А дальше – на крыше вагона в Проскуров, а оттуда в село пешком. Перешел Збруч, а тут уже поляки

Словом, с Первой конной с боями они медленно дошли до Варшавы, зато оттуда, по словам деда, бежали очень быстро за Киев. Потом еще был Перекоп и Крым, тиф, одесский госпиталь... А дальше – на крыше вагона в Проскуров, а оттуда в село пешком. Перешел Збруч, а тут уж поляки. Тюрьма в Збараже, выкуп за копну яиц и пуд масла с условием, что пойдет служить уже в польскую армию. Потом 4 года службы в Войске Польском. По словам деда, из тех двадцати ребят, которые тогда записались в буденовцы, в село вернулись только трое.

II мировая тоже без него не обошлась. Мобилизированный в Красную Армию в 1944-м, он вполне мог стать 124-м погибшим на ней из нашего села, но, к счастью, каким-то чудом уцелел. Для полноты картины можно вспомнить, что в 1949-м дед попал в тюрьму. "За длинный язык", как сам говорил. В то время на западе Украины уже начали крестьян загонять в колхозы и он записался туда как бы добровольно, но что-то там ему не понравилось. Был обычным ездовым, но бывший буденновец и еще фронтовик, начал выражать несогласие с действиями начальства. Но ведь в те времена еще не таких буденновцев и фронтовиков посылали туда, где Макар телят не пас, вспомнить только судьбу автора той же Первой Конной Исаака Бабеля... Вот и деду пришили дело. Заехал домой на обед, а следом "труска", "солдаты в фуражках", как вспоминала баба Домка, и нашли в дедовой "опалке" – сумке из мешковины, которую подвешивают перед конями, когда их кормят – пять килограммов ячменя. Пять килограммов – пять лет. Выпустили из тюрьмы только тогда, когда Сталин умер.

Читайте также: Когда война закончится?

Деду пришили дело. Заехал домой на обед, а следом "труска", "солдаты в фуражках", как вспоминала баба Домка, и нашли в дедовой "опалке" – сумке из мешковины, которую подвешивают перед конями, когда их кормят – пять килограммов ячменя. Пять килограммов – пять лет

В шестидесятых и семидесятых, которые я уже хорошо помню, дед, кажется, только тем и занимался, что пас корову и почти всегда вокруг него собиралась группа, послушать его истории. Правда, когда рядом была баба, то ее реплики, как правило, сводили на нет его версии событий. И еще любил читать книги, прежде всего о казаках, мама приносила ему из библиотеки, иногда рассказывал прочитанное. В последние годы, а дожил до восьмидесяти семи, то несколько забывался и путал, и порой, по его словам, получалось, будто сам был где-то рядом с Хмельницким, Кривоносом и Богуном...

Конечно, не мне упрекать деда, но все же... Слишком дорого нам теперь стоит и его ошибка, его и тех других двадцати ребят из нашей деревни, которые пошли тогда не в ту армию. Хотя и сами они за нее расплатились сполна

Так вот, думаю я о деде и теперь, думал и зимой 2016-2017 годов, под Авдеевкой, когда, сжимая автомат, всматривался во вражескую тьму за бруствером окопа. Конечно, не мне упрекать деда, но все же... Слишком дорого нам теперь стоит и его ошибка, его и тех других двадцати ребят из нашей деревни, которые пошли тогда не в ту армию. Хотя и сами они за нее расплатились сполна. Как и все остальные, из других городов и сел, которые никуда не ушли, а должны уйти. Но, конечно, отнюдь не Первую конную, а в армию УНР, в Петлюру. И если бы тогда из каждого села хотя бы по двадцать бойцов стали под украинские знамена, то сегодня, наверное, и не имели бы войны, а давно были вместе с цивилизованным миром в НАТО и ЕС.

А еще думаю, важно теперь нам уже самим не допустить новых ошибок, чтобы в будущем история не выставляла за них счета уже нашим внукам и правнукам.

Специально для Эспрессо.

Об авторе: Александр Вильчинский, писатель, журналист. В 2016-2017 гг. был добровольцем и воевал рядовым бойцом в составе 1-й отдельной штурмовой роты ДУК ПС.

Редакция не всегда разделяет мнения, высказанные авторами блогов.

Теги:
Киев
+17°C
  • Киев
  • Львов
  • Винница
  • Днепр
  • Донецк
  • Житомир
  • Запорожье
  • Ивано-Франковск
  • Кропивницкий
  • Луганск
  • Луцк
  • Николаев
  • Одесса
  • Полтава
  • Ровно
  • Сумы
  • Симферополь
  • Тернополь
  • Ужгород
  • Харьков
  • Херсон
  • Хмельницкий
  • Черкасси
  • Черновцы
  • Чернигов
  • USD 40.34
    Покупка 40.34
    Продажа 40.87
  • EUR
    Покупка 43.24
    Продажа 44
  • Актуальное
  • Важное