live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

В российском Пскове появляются новые могилы десантников-"ихтамнетов"


фото: novayagazeta
На кладбищах российского города Псков появляются новые могилы военных, которые вероятно погибли во время боевых действий на Донбассе и в Сирии

Об этом говорится в материале российского издания "Новая газета".

"И в Выбутах (поселок в Псковской области), и на "Крестовском" кладбище появились новые могилы военных. Среди них есть совсем свежие, с временными табличками. Всеволод Смирнов погиб в декабре 2016-го, ему было 26 лет. На фото он - в камуфляже на фоне синего-синего моря. А что произошло в январе 2017-го с Владимиром Стеценко? Есть пока только фото военного, завернутое в пластиковую папку и приколотое синими канцелярскими кнопками к деревянному кресту. Возможно, сейчас кто-то из военного начальства прочитает это - и прикажет убрать даже кнопки", - пишет издание.

На еще одной могиле дата и подробности гибели военного совпадают с катастрофой самолета над российской базой Хмеймим в Сирии.

"На третьем кресте надпись наполовину выгорела, хоть и сделана совсем недавно: "Григоров Николай Михайлович. 10.01.1985-06.03.2018". И снова фотография десантника, а сверху еще - голубой берет. Надет на рамку набекрень, как носит десантура. Где гибли псковские десантники в марте этого года? К могиле прислонены венки с гербами, звездами и черными лентами. На одной - надпись: "Прапорщику Григорову Николаю Михайловичу, который героически погиб в авиакатастрофе 6 марта 2018 г." В тот день разбился грузовой Ан-26 над российской базой Хмеймим в Сирии. Погибли 39 человек", - пишет издание.

Собеседник издания местный депутат от партии "Яблоко" Лев Шлосберг рассказывает, что когда гибель кадровых русских военных на Донбассе уже было невозможно скрыть, Минобороны РФ начало формировать "вооруженные силы ДНР/ЛНР" из числа своих военнослужащих, изменяя для этого их личные данные, поскольку гибель российского военного за рубежом является прямой ответственностью государства.

"Когда действующие воинские подразделения понесли потери в Украине, когда масштаб этих потерь оказался значительным, стало понятно: невозможно скрыть информацию о том, что люди погибли именно в статусе действующих военнослужащих РФ. Неважно, какие это были подразделения - специально созданные, временные, но служили в них действующие российские военные. Это означает прямую юридическую ответственность государства за все: за пребывание военнослужащих за пределами страны, за боевые действия за ее пределами, за все, в чем эти военные принимали участие. И когда они убивали, и когда их убивали, потому что гибель российского гражданина - факт, по которому должно возбуждаться уголовное дело. То есть с какой стороны не глянь - речь идет о преступлениях", - пояснил Шлосберг.

Для того, чтобы избежать ответственности за действия своих военных, российское командование уничтожало сведения об их личности, а контракты заключали с псевдонимами. В таком случае в случае гибели или ранения человека речь шла вроде не о российском гражданине.

"Начали практиковать технику сокрытия лиц тех, кто принимал участие в боевых действиях. Даже если они воевали в составе "прочих" формирований, то есть - не подразделений Минобороны. Контракты могли подписывать с этими людьми под псевдонимами, фамилия, имя и отчество в документе стояли вымышленные. Единственным материальным доказательством личности человека служил жетон. Настоящее имя человека в связке с жетоном - это закрытый документ, который находится в руках у реальных руководителей этой воинской части. То есть, у человека есть один жетон и два имени: настоящее и вымышленное", - рассказал Шлосберг.

По его словам, под вымышленными именами раненые находились даже в российских госпиталях.

"Под вымышленными именами эти люди лечились в госпиталях - в Петербурге, в Ростове-на-Дону. Если вдруг кто-то заинтересуется спискам военнослужащих, которые проходили лечение в конкретных госпиталях, там не будет фамилий реальных граждан РФ. Будут даты рождения и характер ранения, который скрыть невозможно. Но сам человек в этом списке - фантом", - добавил российский депутат.

Автор статьи Ирина Тумакова отмечает, что родные погибших участников боевых действий на Донбассе боятся общаться с журналистами даже через несколько лет после потери родного человека. Так, жена погибшего в 2014 году десантника Леонида Кичаткина Оксана ответила на телефонный звонок просьбой больше не беспокоить ее, поскольку она не желает разговаривать на эту тему. При этом в псковской Военно-мемориальной компании рассказали, что памятник за 100 тыс. руб., который стоит на могиле ее мужа, оплатило Минобороны. Но подобные затраты предусмотрены только на военных с 20-летним стажем, или на участников боевых действий. Кичаткин родился в 1984 году и по возрасту не мог принимать участия, например, в обеих чеченских войнах России.

Ольга Алексеева - жена военного, который остался в живых, - в 2014 году пыталась узнать, что с мужем, и встречалась с журналистами, но теперь отказывается от общения, поскольку у ее мужа из-за того разговора "были неприятности". Другие женщины бросали трубку, либо говорили, что "все хорошо".

новости партнеров

15 ноября, 2018 четверг

15 ноября, 2018 четверг

14 ноября, 2018 среда

Видео

Введите слово, чтобы начать