Рыбачук: Медведчук это - чертяка, в котором ничего нет украинского


фото: dniprograd
Экс-глава Секретариата президента Виктора Ющенко Олег Рыбачук о президентстве Зеленского, провалах нынешней команды, попытках реванша пророссийских сил и о том, как выйти из политического кризиса

Давайте начнем разговор с истории о Революции Достоинства. Накануне очередного Дня Свободы и Достоинства стало известно, что лидеры Майдана - Арсений Яценюк, Андрей Парубий, Виталий Кличко, Татьяна Чорновол, Петр Порошенко, Александр Турчинов - получили приглашение на допрос в Государственное бюро расследований. ГБР открыло уголовное производство относительно возможного государственного переворота по заявлению экс-замгенпрокурора времен Виктора Януковича Рената Кузьмина. Кто и почему, по вашему мнению, хочет стереть из памяти народа историю о Революции Достоинства, или по крайней мере превратить Революцию в "государственный переворот"?

Можно еще сказать об очень непонятном обыске и уголовном деле по Музею Революции. Это произошло синхронно. И тут у меня первая реакция: кто в стране президент? Офис президента выразил возмущение по поводу того, что такие события символично произошли именно в эти дни и назвать это случайным трудно. Так кто совершал эти действия? Чьи правоохранительные органы? Под чьим руководством? Чья ответственность? В условиях этой системы власти это точно президент, и это точно его Офис. Поэтому возникает вопрос: это полное служебное несоответствие или халатность Офиса президента, где много головастиков гордятся тем, что они являются специалистами в информационной политике и очень эффективными информационными воинами. Почему это произошло? Потому что в основном это информационный взрыв, который прошелся не только по украинским СМИ, но и по мировым. У меня ответа на вопрос нет. И если в условиях власти Зеленского кто-то другой - снаружи или изнутри - может успешно проводить такие контрукраинсские мероприятия, когда президент формально приветствует, а Офис президента выражает непонимание, почему так произошло - это очень странная картинка. В первую очередь все это ставит под сомнение способность и нынешнего президента, и особенно вице-президента, которым фактически считает себя руководитель ОПГ господин Ермак. Это полный провал.

Вы находились на той же позиции при президенте Викторе Ющенко. Чувствовали ли вы себя вице-президентом?

Нет. Я как раз отношусь к тому типу людей, которые прекрасно понимали, что меня туда никто не выбирал, хотя я пришел с должности народного депутата Украины, то есть был на тот момент политиком и десять лет было истории сотрудничества с Виктором Ющенко. Но у меня не было никаких иллюзий относительно того, кто я есть и какую службу возглавляю, что это патронажная служба. Я прекрасно понимал, что я не могу публично писать какие-то письма премьер-министру, быть "не первым, но и не вторым", управлять государством. Хотя Виктору Ющенко как раз очень хотелось, чтобы кто-то за него выполнял его президентские обязанности. В частности, Виктор Балога срадостью был "вице-президентом" и был на этом посту дольше всех. Поэтому в моем случае нет, но это было мое нежелание. Если бы желание было, я мог бы реально претендовать на должность вице-президента.

Могут ли Ренат Кузьмин, Андрей Портнов или Елена Лукаш самостоятельно действовать в этой ситуации? Мы видим, как они публично атакуют тех, кто стоял на Майдане в 2014 году. Мы видим конкретные действия, конкретные судебные иски, конкретные требования признать Революцию Достоинства государственным переворотом. Могут ли они сами по себе действовать, а власть - допускать эти действия и спокойно на это смотреть?

Ну, первое. Есть, очевидно, закон маятника. В украинских условиях, когда маятник на одних выборах отклоняется в одну сторону, то те, кто были у власти, через определенное время становятся с противоположной стороны. Мы это видим сейчас и на примере прошлой власти. И то, что в Украине происходит, надо анализировать глубже. А короткий ответ на ваш вопрос - нет. Это невозможно делать в Украине, в условиях войны, и особенно, когда власть так триумфально расселась на всех ветвях власти. У нас же сейчас не только президент и Офис. Фактически, год назад все, что было в стране, можно стало называть властью, которая полностью стала зависеть от воли президента и его Офиса. Поэтому то, что происходит, с одной стороны понятно, а с другой - говорит о том, что нам нужно серьезно задуматься как сделать так, чтобы в будущем мы не наступали на те же грабли. Нам нужно вырываться из цикла выборов-довыборов и никоим образом не питать в душе надежду, что следующая власть, следующий президент будет лучше. Он лучше точно не будет. Он точно будет обходить Конституцию теми же козьими тропами, которые протоптали предыдущие "преступные" режимы. Я говорю "преступные" в кавычках, хотя некоторые из них и были преступными. Поэтому, если мы умный народ и умные избиратели, нам нужно делать выводы и ставить задачу привести Конституцию в соответствие с общественными настроениями. Ведь в Конституции, например, никак не упоминается слово "коррупция" и борьба с коррупцией. И поэтому Конституционный суд делает такие реверансы. Но главное - тот компромисс, который был заложен в далеком 1996 году, достигнутый между Кучмой и коммунистами в Верховной Раде. Это было примерно так: вот мы тебе даем это, а ты нам - это и давайте как-то поделим эту власть. И с тех пор мы являемся заложниками этой гибридной структуры власти, где президентская ветвь является наиболее опасной, потому что она просто вмешивается в деятельность всех ветвей власти. И не замечать это просто невозможно.

Смотрите, на протяжении последних 16 лет мы наблюдаем за противостоянием двух лагерей. Условно говоря, оранжевые и бело-синие. И они перманентно меняются местами. К какому лагерю, по вашему мнению, принадлежит президент Зеленский?

Ну, сам президент Зеленский сказал примерно то, что сказал Вакарчук: не дай Бог, вы будете считать, что я типичный украинский политик. И он на этом и сделал кампанию он сказал: я не такой, как те и другие, я хочу прийти к власти и привести к власти совершенно другой тип людей - молодых, профессиональных, образованных, я хочу исправить все архаичные конструкции власти, сделать вам модерновую модель и уйти из власти. Вот сейчас для Зеленского как раз есть уникальная возможность с честью выйти из этого цугцванга, в который он попал. Первое, Зеленский говорил, что пришел на один срок. Второе, он говорил, что сделает модель эффективной власти. Вот сейчас самое время, используя тот механизм, который ему очень нравится - референдумы, волеизъявления - провести всеукраинскую дискуссию, собрать конституционную ассамблею, где бы выработали этот общественный договор. Где бы украинцы, не с кондачка, а за год, может и два такой дискуссии выстроили бы себе успешную и демократическую парламентскую модель власти. Я готов включиться в такую кампанию и буду говорить об этом на каждом эфире. Потому что если ты даже не разбираешься, что лучше - посмотрим, что вокруг. Где в странах, которые были вместе с нами в социалистическом лагере и вышли из этого коммунистического гетто, такая президентская модель власти? Ни в одной нет. Посмотрим шире, на всю Европу. Кроме французов, у которых своя история, фактически нет в ЕС президентских стран, тем более гибридных, с такими размытыми полномочиями. Дальше. Посмотрим, у каких стран есть успех. Даже те страны, которые имели сильных президентов, та же Грузия и та же Турция, все равно перешли на парламентскую форму. И поэтому Зеленский сейчас мог бы бросить этот клич, чтобы Украина выработала новые правила игры, чтобы был новый общественный договор.
И если у Зеленского есть политические амбиции, надо вкладывать усилия в создание той политической силы, которая может выиграть парламентские выборы. И ты получаешь всю полноту власти. Вертикаль власти в Украине должна быть исполнительная. Местные громады выбрали себе депутатов - сельских, городских - и формируют себе местную власть. И каким боком здесь все эти рай- и облгосадминистрации? Где здесь районные советы? Понятно, что это неработающая модель. И чем дальше, тем хуже. И для Зеленского это был бы едва ли не единственный шанс выполнить свое основное обещани: сделать в Украине модерновую, эффективную модель власти. А если этого не сделать, то, повторюсь, следующего президента мы будем так же обвинять в тех же грехах. Зеленский получил самую мощную президентскую власть, о которой даже мечтать не мог никто до него. Такой власти не имели даже Кучма и Янукович. Ну и что? Имея фактически абсолютную власть, какой результат у президента? Поэтому украинсцам надо включить мозги, как говорил один из президентов, и реально начать дискуссию о том, какой должна быть форма государственного управления, если мы хотим быть успешными.

Но вы сейчас идеализируете и Зеленского и его команду. Мы уже полтора года видим, что они делают. Они 25 октября проводят какой-то псевдореферендум. Через месяц об этом псевдореферендуме все забывают, никто не помнит какие там пять вопросов ставила президентская команда. Зеленский говорит, что не будет во власти старых лиц, надо молодые. И вчера назначает бывшего заместителя Добкина в Харьковской ОГА Василия Хому председателем Сумской ОГА. Это тот Хома, который был заместителем руководителя Харьковской областной организации Партии регионов. Сергей Гриневецкий номинируется на должность председателя Одесской ОГА. То есть, очень много было заявлений Зеленского, что они будут совсем другие, а оказывается, что они такие же, как предыдущие президенты и предыдущая власть. Логику этих назначений никто не объясняет и логика здесь может быть только одна: если приходят старые лица, то очевидно мотив какой-то другой, чем говорят публично. Правильно?

Да нет у меня никаких иллюзий. Я говорю не потому, что я верю, что они будут это делать по собственному желанию. Но я говорю о том, что их надо заставлять, говорить о вещах, которые связаны с их обещаниями. Я говорю, что нужна дискуссия. Я бы очень хотел услышать аргументы против. Я бы хотел услышать, как мне бы доказывали, что в Украине президент с такими неопределенными полномочиями очень нужен и это работает. Я говорю о том, что приход Зеленского к власти показал, что получив всю полноту власти ты фактически через год полностью все разваливаешь. Единственный вывод для умных людей, что это системная ошибка в самой власти. Пойдет ли Зеленский на такие шаги добровольно? Нет. Но уже ходят разговоры, что, мол, к весне зелень начнет желтеть и посыплется. И тогда для избирателей возникает вопрос: бог с ними, теми зеленскими и ермаками, но мы делаем со страной? Мы что, опять будем инициировать досрочные президентские или парламентские выборы не меняя эту систему? Мы снова будем в эти прогнившие мехи заливать "молодое вино"? Мы уже перепробовали все: и новые лица, и хозяйственников, и миллиардеров-бизнесменов, и проукраинских... Не работает. И мы надеемся, что вот на следующий раз... Меня именно это беспокоит и я хочу, чтобы мы об этом говорили. Зеленский, включив турборежим, развалил нашу "Таврию", а как на газ не жми, с "Феррари" она соревноваться не может. А мы думаем, что мы в эту "Таврию" посадим другого пилота и он уже точно это "Феррари" догонит. А мы об этом не говорим, мы говорим о последствиях. И понятно, что полный кризис, понятно, что нынешним политикам это не нужно. И когда я слышу аргументы против парламентской системы, что там олигархи будут ставить своих людей в партии... Простите, а с президентом им и мучиться особенно не надо. Они всегда ставят на президента и через президента и его Офис решают свои вопросы. А когда ты сейчас выиграл выборы, приходишь в парламент, формируешь правительство, то сразу сталкиваешься с тем, что все что ты обещал публично должно быть переутверждено каким-то "вице-президентом" или еще кем-то. А к тому же часть правительства назначена президентом и кто для них тогда премьер? А нужна исполнительная вертикаль: избрали политическую силу, она сформировала правительство и несет ответственность. А сейчас конкретного ответственного нет. Эта система привлекает тем, что можешь безнаказанно не исполнять обязанности и при этом богатеть, причем вовсе не духовно. И они будут делать все, чтобы не было никакой борьбы с коррупцией, чтобы европейские стандарты управления в Украине не существовали.
А нам надо думать не о том, что придем и скинем их. Скидывать мы научились очень хорошо. Но если мы не думаем о том, какую власть иметь, верим, что могут быть козлы, которые не будут есть нашу капусту, то таких козлов не бывает. И для них нужно иметь сторожевых псов, ограждения, за ними надо следить. А мы надеемся, что можно просто на этот огород пустить кого-то другого и он точно не посягнет на нашу капусту.

Вы уже упомянули, что придет весна и, возможно, зеленые пожелтеют. Вы верите в то, что Зеленский соберет против себя новый Майдан? Несмотря на то, что он сегодня делает, может он довести до точки кипения общественные настроения, когда на улицу выйдет народ и скажет "вон отсюда"?

Я боюсь, что в этом Зеленскому могут "помогать" и те же спецслужбы России, и те же медведчуки-рабиновичи, и еще ряд псевдопатриотических политических сил, которыми спецслужбы очень легко манипулируют. Я хорошо помню попытку Саакашвили устроить Майдан и хорошо помню какая была здоровая реакция киевлян. Украинцы уже очень тонко чувствуют, когда их хотят использовать. И поэтому я буду миллион раз обращаться к украинцам: слушайте, не проблема выкинуть этого Зеленского, проблема в том, что если мы не понимаем, какой власть будет дальше, не стоит этого делать. Слабая власть позволяет требовать от нее действий, которые она делать не хочет. И здесь мы не одни. Посмотрите на заявления Евросоюза. С января будет новая администрация США, которая очень хорошо знает украинские реалии, украинских коррупционеров, схемы. Мы слышим голос МВФ, который очень четкую позицию занимает. И если будет запрос украинцев на изменения, то изменения будут неизбежны. Должна быть другая культура антикоррупционных органов, независимых от власти. Поэтому гораздо важнее избирательная и политическая реформа в Украине, а не формальное создание институтов, которые будут зависеть от коррумпированных украинских элит. И возвращение "вчерашних" - это вызов. С избирателями нужно говорить. А вот то, что в Украине нет партий, которые говорят с избирателями, это проблема. В любой стране, у тех же немцев есть партийные фонды, партийные пабы, они годами выращивают будущих политиков. У нас такого нет. Сколько денег уже угрохано на то, чтобы научить молодых, десятилетиями учат украинских молодых политиков, а они потом становятся павленками и каськивыми и сходят с пути. Потому что была смешанная политическая система. Сейчас, уже на этих выборах, говорили, что партийные бренды не имеют никакого значения. Имеют! И те партии, которые наберут в свои списки сомнительных людей, понесут ответственность на следующих выборах. Я далек от иллюзий, что власть будет делать это по собственной воле, но она будет вынуждена реагировать на внутреннее и внешнее давление. И наша задача - объяснять украинцам, что их легко могут использовать недружественные силы, особенно Россия, имеющая  колоссальную агентуру и влияние через каналы Медведчука и прочих. Это все фактически является реальностью. У нас идет борьба со всем этим. И если партии не работают с избирателем, то это должны делать мы.

Вы упомянули о Викторе Медведчуке. Вы его давно и очень хорошо знаете. Во времена президентства Порошенко Петра Алексеевича упрекали, что он допустил Медведчука к переговорам с Россией. Теперь такие же упреки звучат в адрес Зеленского. Почему Медведчук так бесцеремонно и безнаказанно ведет себя в украинской политике?

Я отношусь к людям, которые с ужасом ожидали, что Медведчук зайдет в Раду. Еще два года назад это для меня был сценарий судного дня. Ясно же, что это чертяка, у которого ничего нет украинского. И я не могу понять, как президент Порошенко, прекрасно разбирающийся в медийных вещах, допустил, что на медийном рынке стала возможной покупка информационных каналов людьми Медведчука. Это для меня огромный вопрос. Можно вспомнить и слова Зеленского, который в начале президентства прямо сказал, что надо разобраться с тем, какие там деньги. И тут вопросы и к одному, и к другому. Есть ли в Украине контрразведывательные органы? Есть же Служба безопасности, которую возглавляет человек, которого Зеленский небезосновательно считает своим человеком. Почему СБУ фактически ничего не делает? У нас любят слова "госпереворот", "зрада"... В госперевороте обвиняли Саакашвили, а потом дело развалилось, была Надежда Савченко... У нас "госпереворот" - это уже с маленькой буквы и что-то вроде мелкого хулиганства стало и избиратели уже так это и воспринимают. Поэтому последние обвинения лидеров Майдана, которых ГБР вызывает сейчас на допрос, это для них политическая возможность еще раз показать нелепость и юридическую безграмотность власти. Меня это совсем не радует. Потому что ГБР должно заниматься реально людьми, которые угрожают суверенитету и работают на стороне врага. И именно СБУ, НАБУ, ГБР должны доказать, что такие люди как Медведчук, такие политические силы как ОПЗЖ, которые ездят к Путину, о чем-то договариваются, это на самом деле часть политики страны-агрессора, и их цель - сделать Украину несостоятельной и расколоть ее внутренний политикум. Мы всем показываем как ведется фейковая война, как делаются фабрикации, каким образом работает Россия. Мы хотим, чтобы на это реагировал мир, а в своей стране позволяем безнаказанно выступать на нашем информационном поле с вещами, которые являются реализацией политики Кремля. Но я связываю это с тем, что у нас не с кого спросить. И президент, и парламент, и Нацсовет объяснят вам, почему это так, но никогда не скажут, что это их личные непрофессионализм и политическая ответственность.

Еще во времена Леонида Кучмы, если верить записям майора Мельниченко, Леонид Данилович с главой СБУ Леонидом Деркачем обсуждали Медведчука и говорили, что тот якобы работал на КГБ СССР, у него было псевдо "Соколовский". Правда потом Медведчук судился с теми, кто распространяли эту информацию. Вы во времена пребывания главой Секретариата президента Ющенко владели какой-то информацией о пребывании в украинской политике откровенных агентов иностранных спецслужб, в том числе и РФ.

Да. Была аналитическая информация о том, что культурному атташе времен посла Черномырдина, генералу ФСБ Лоскутову, кажется, который был резидентом ФСБ, удавалось вербовать. Я бы не сказал, что они имели большой урожай, но это точно происходило. Мало того, схема РосУкрЭнерго позволяла коррумпировать украинских чиновников на самом высоком уровне. Мне, как главе Секретариата президента Ющенко, говорил руководитель администрации президента Путина, вот вы сейчас у власти, так вот ваша доля пирога. А эта "доля пирога" была около двух миллиардов долларов.

В год?

Да, два миллиарда в год. И мне прямо так и говорили: у вас же там выборы, вам же же деньги нужны. Они даже не скрывали этого. Там работают ряд служб. И меня очень удивляет, как могут иметь допуск к гостайне и занимать высокие должности, в том числе в военной разведке, люди, которые имеют родственников в России или на оккупированных территориях. Вспомните, в советские времена я заполнял миллион анкет и должен был сказать, что ни я, ни мои даже дальние родственники не были на оккупированной немцами территории, что у меня нет родственников за рубежом. А сейчас, когда мы воюем с Россией, человек, который претендовал на руководство военной разведкой, имел и недвижимость в Крыму, и жену с российским гражданством. Это недопустимо. У нас контрразведка просто проседает. Мне один контрразведчик сказал, что настоящих контрразведчиков сейчас у нас просто нет. Их заменили люди, которые борются за то, чтобы курировать таможню, границу, там где деньги. И это ужасная ситуация. У нас в Киеве среди белого дня убивали людей, которые неугодны Кремлю. Правда Кремль это делает и в Лондоне, но это уже проблемы британской секретной службы. А нам как быть, если мы не делаем ничего, если людей, на которых в первую очередь падает подозрение, мы не можем проверить.
А короткий ответ на ваш вопрос такой: стопроцентно. У нас есть открытые агенты влияния. Американцы нам помогли, когда взяли за уши и вытащили этого Андрея Деркача, отец которого при Кучме был председателем СБУ. Мы ничего не делаем, но об этом говорят американцы, вводят санкции, арестовывают счета и дальше говорят, что даже бизнес-партнеры этого Деркача попадают под американские санкции. Это очень хороший урок нашим следующим героям. Но где наша служба? Что у нас с утечками секретной информации из ближайшего окружения президента? Почему из западных разведок организуют утечки информации, что у нас "протекает" окружение президента? До сих пор нет результатов и реакции по делу "вагнеровцев". И я понимаю, что СБУ не будет ничего делать, а если что-то будет делаться, то западными службами безопасности. Президент Зеленский встретится с Джо Байденом, который выступает за классическую позицию. Посол США, который на днях должен приехать в Украину, это военный, генерал, работавший в Украине военным советником, который знает и наши элиты, и нашу ситуацию. Поэтому Зеленский должен быть готов к тому, что ему придется делать выводы из того, что он услышит. Если он декларирует искреннее стремление быть только в Евросоюзе, говорит о ПДЧ в НАТО и в то же время у нас спецслужбы как дырявое решето, то никакой интеграции не будет. Интеграция начинается с доверия между спецслужбами. И если такого доверия не будет, то останется только дипломатическая вежливость.

Вопросы идут с нашего фейсбукеа. Вопрос от Валерии Макогон: "Что господин Рыбачук думает о борьбе власти с пандемией ковида? Каким путем следует двигаться Украине?"

Я внимательно отслеживаю мировую информацию по этому вопросу. Это является проблемой во всем мире. Европейцы признали, что они упустили время и профукали деньги, не создали дополнительные койкоместа. Но там отслеживается каждый контакт больного человека. А что у нас? В сельской местности просто вообще никто ничего не отслеживает. В городах, если вы заболели, вы звоните и вам говорят сидеть дома, если нет тяжелого течения. Кто-то проверяет контакты? Как говорят в Одессе, не смешите мои тапочки. У нас даже не пытаются отследить возможные цепочки распространения инфекции. Мы делаем карантин выходного дня, но оставляем общественный транспорт. Я не вижу системы. Они собираются через смартфоны контролировать людей на самоизоляции. Серьезно? А у нас у каждого гражданина есть смартфон? И в деревне? И как это будет выглядеть? Я здесь не вижу перспектив.
Что меня реально вдохновляет - что в мире появились эффективные лекарства. И остается надеяться, что Украина будет иметь свою квоту. Но мы в Украине. И я уверен, что у нас будут миллионы фальшивых вакцин. И сработает черный рынок, сработает коррупция, и нам будет очень трудно. А Медведчук с Рабиновичем будут доказывать, что лучшая вакцина - путинская. И это будет дискредитация западной вакцины, а украинскому пациенту трудно будет сориентироваться. Надо будет просто включать собственный здравый смысл и повторять мантру: моем руки, носим маски. Но я вижу, что даже ношение масок у нас достаточно условное. Одним словом, я не возлагаю больших надежд на эффективность власти.

Прошло полтора года с тех пор как Зеленский стал президентом Украины. По вашему мнению, состоялся Зеленский как президент?

Очевидно, что нет. Он сам говорил, что если бы знал, что будет так трудно, то не знает, пошел ли б. Но он точно не стал президентом, точно не способен реализовать это свое основное обещание: сделать Украину модерновой и уйти в конце первого срока. Он этого не сделал и шансов это сделать очень мало. Единственное, если бы он инициировал то всенародное обсуждение по формированию парламентской республики, о котором я говорил, и ушел бы. Это был бы ему золотой памятник.

Могли бы вы назвать самую крупную победу и наибольшее поражение президента Зеленского?

Победой можно назвать то, что основная страшилка, которая была, что он будет нас тянуть в Россию, не оправдалась. Ни один украинский президент украинскому народу, который сейчас кладет свои жизни в борьбе с Россией, не может предложить снова курс на Россию.
Самое крупное поражение - в том, что он не сумел принципиально изменить украинскую политику. Он за полтора года стал типичным украинским политиком, который очень хочет понравиться избирателям, но не имеет собственного видения и не воспринимается обществом как общенациональный лидер. Если человек сам не представляет себе будущего, он не может убедить в этом общество.

Кстати, о команде. В команде Зеленского работают как минимум два человека, которых вы очень хорошо знаете: Сергей Лещенко и Светлана Залещук. Понятен ли для вас их выбор и предлагали ли вам работать с командой "Слуги народа"?

Знаете, с момента моей отставки мне все время инкриминировали, что я хочу попасть в тот или иной список. Понятно, что в начале были осторожные, через третьих лиц, контакты. Но моя позиция вам понятна. Хотя, честно говоря, я бы сейчас искренне помог президенту Зеленскому, если бы он объявил план перехода Украины в парламентскую республику.
Что касается Сергея и Светланы... Здесь еще нужно Мустафу вспомнить. Эта тройка - мои личные друзья. Они продолжают свою карьеру. Их должность не позволяет им говорить так свободно, как говорю я. И это надо понимать. Они ограничены своими статусами. Светлана хочет реализовать себя как советник премьера по вопросам евроинтеграции. Лещенко тоже не может публично критиковать власть, хотя я не очень понимаю его функции в Укрзализныце. Такие правила игры.

Ну, им это не мешало, когда они были депутатами от БПП, критиковать Порошенко.

Я им об этом тогда не раз говорил: ну разве вы не знали, куда вы идете? И за это они заплатили очень высокую цену, за то, что они были внутри фракции, которую критиковали, и не решились сдать мандаты. Если бы они это сделали, имели бы совсем другое политическое будущее, а так они сожгли свой политический капитал.

И еще один очень короткий вопрос. Почему при президенте Зеленском не так громко звучит голос общественных активистов и организаций, как это было при президентстве Порошенко?

Так кризис же и в гражданской среде. Власть Зеленского еще лучше оперирует инструментами, которыми пользовалось гражданское общество: флешмобами, протестами, всякими фейсбучнимы акциями. Общественные активисты сейчас немножко в растерянности. Глупая ситуация: либо вы порохоботы, либо зеленобобики, и надо выбирать одно из двух. А если не выберете, то вас все равно куда-нибудь припишут. Откровенный кризис в гражданском обществе, которое ранее позиционировало себя локомотивом перемен и двигателем реформ, а сейчас столкнулось с ситуацией, когда они на уровне риторики проигрывают этот бой команде Зеленского, поскольку там очень высокого уровня эксперты по коммуникациям. Ты их видосиками не перешибешь и флешмобами не напугаешь. Надо бороться за общественное мнение, формировать его.

Спасибо за беседу.

новости партнеров

27 февраля, 2021 суббота

Видео

Введите слово, чтобы начать