Ирина Батуревич: Раньше украинский книжный рынок конкурировал с российской печатной продукцией, сейчас - с пиратским контентом


фото: Тарас Подолян
Ирина Батуревич - руководитель аналитического отдела Украинского института книги, медиа-менеджер соучредитель издания "Читомо". Инициатор и разработчик исследований Украинского института книг

Представляла украинский книжный рынок в составе национальных делегаций на международных книжных ярмарках во Франкфурте, в Болонье, Монреале и в Риге

Ранее работала преподавательницей в Институте журналистики Киевского университета им. Тараса Шевченко, редактором "Студии "1 + 1 ", координатором книжных проектов креативного агентства Green Penguin, главным редактором журнала Power Inside.

В эфире программы "Эспрессо: капитал" Ирина Батуревич говорила о том, как книжный рынок проживает коронакризис, оценивала проблему пиратства и спрогнозировала изменение цен на книги в ближайшее время.

Ведущий - экономический обозреватель Андрей Яницкий.

Госпожа Ирина, добрый день! Мы с вами общались в студии год назад. Что случилось на книжном рынке за этот год?

К сожалению, случилось ... Скажу так: рынку книжному достаточно сложно. Как и всему остальному бизнесу. Однако креативному бизнесу и, в частности, издательскому делу, к сожалению, особенно затруднительно. Если в прошлом году мы за аналогичный период - например, до конца сентября, - имели показатели на уровне 2018 года, то в этом году по тиражам мы выполнили до 30%.

То есть представьте себе, что рынок был наводнен украинской книгой на уровне 30% от предыдущего года, 2019-го. То есть это в 6 млн экземпляров именно на украинском языке.

То есть падение более чем наполовину, и более 70%.

Да. И, собственно, это же подтверждает и опрос Украинской ассоциации издателей и книгораспространителей. Когда они спрашивали бизнес о том, сколько они потеряли, многие отмечал, что это падение от 50 до 70%.

Госпожа Ирина, а причина только в том, что у нас коронавирусный кризис или есть еще какие-то причины?

Если говорить о предварительных исследованиях - наконец нам удалось проследить определенную динамику - можно сказать, что у нас была тенденция к росту. Мы преодолели кризис и рост был ощутимым.

Однако все же есть две причины. Очевидно, что коронавирус чрезвычайно ударил и привел к закрытию бизнеса, магазинов. У нас и так было только 222 магазина по официальным данным. Представьте себе, как продать эти миллионы экземпляров через офлайновые магазины, которых по всей Украине на 100 тыс. населения очень мало. Этот индекс фактически не покрывает информационных потребностей.

Очевидно, есть онлайновые магазины, но их не так уж и много.

Вот, собственно, Ирина, у меня уточняющий вопрос: возможно, все не так плохо, как кажется, потому что люди просто начали покупать электронные книги вместо бумажных?

У нас было такое предположение. И, собственно, многие из издательств такое отмечает. Что, действительно, только начался карантин, электронные продажи, то есть продажи электронных книг, очень выросли. Онлайновые продажи выросли почти на 110%, были такие цифры. Но, конечно, это у тех, кто подготовился к такой возможности, у кого были электронные книги, у кого были настроены онлайн покупки. Очень у многих такой возможности не было. И не каждое издательство, не каждый издательский бизнес был готов к тому, что происходит сейчас на рынке. Это первое.

Однако после того, как за несколько месяцев люди немножко сориентировались в том, каким будет будущее, что это новая реальность, по определенной причине эти продажи сократились. Очевидно, сыграла роль неуверенность в своем будущем: все же, книга - это, к сожалению, до сих пор не тот предмет первой необходимости для украинского общества. То есть первые нужды: что поесть, во что одеться, как оплатить коммунальные услуги.

Я бы еще напомнил, госпожа Ирина, в прошлом году, когда не было еще карантина, у нас всегда были большие продажи книг в крупных книжных событиях: на Львовском форуме издателей, на Арсенале книжном в Киеве, и на других площадках. А в этом году, насколько я понимаю, таких крупных книжных событий не было - или я ошибаюсь?

Таких крупных книжных событий, к сожалению, не было. То есть украинские ярмарки, выставки перешли в формат онлайн. Определенным образом кто-то смог заместить это какими-то онлайн-презентациями. Но, согласитесь, это не то же самое, что прийти, увидеть эту книгу и купить ее. Потому что эта культура у нас сохраняется.

Был такой вопрос у нас раньше в исследовании 2018 - это люди очень любили книжные ярмарки. Они покупали как в локальных магазинах книги, как через онлайн, так и через ярмарки, - это было просто классное место тусовки, что очень стимулировало продажи.

Издатели уверяют, что во время украинских ярмарок, которые работают на клиента, то есть на читателя, можно приобрести книги - это Львовский форум издателей, это Книжный арсенал, это Запорожская книжная толока - то есть много фестивалей. На крупнейших из них они могли продать по несколько тиражей книг. То есть это большие цифры, это мгновенные direct sales (прямые продажи, - ред.), да? Это очень хорошо влияло на бизнес. А кроме того, это прекрасное знакомство с клиентом, это обмен информацией.

Да-да, я согласен: нам всем очень не хватает таких офлайновых событий. Даже мы с вами сейчас общаемся вот в таком дистанционном режиме, в режиме карантина выходного дня.

Между тем мы спросили у людей на улицах, покупали ли они книги во время карантина, получили интересные ответы.

Да, это очень интересно. И я думаю, они очень показательны: мы проводили в этом году одно из крупнейших исследований чтения в контексте медиапотребления, и мы добавили жизнеконструирование, потому что чтение - это инструмент улучшения качества жизни. И мы обнаружили, что люди не стали читать намного меньше. И это очень положительная тенденция. Однако, 53% тех, кто сказал, что прочитал хотя бы одну книгу в год, сказали, что они не покупали книг в этом году. То есть люди качают книгу, - нету осознания, что за нее надо платить. А качают, как девушка правильно сказала, с Flibusta, - то есть это российский контент.

Это еще и пиратский контент, я добавлю.

Конечно, у нас есть проблема пиратства. Но опять же, откуда идет этот контент? Люди читают этот российский пиратский контент. То есть сначала украинский книжный рынок конкурировал на рынке с книжной печатной продукцией - не пиратской даже - российской книги, что было неравнозначной конкуренцией, трудно было конкурировать. Теперь украинский рынок, кроме этой конкуренции, он еще имеет конкуренцию с российским пиратским контентом. То есть она продолжается - сейчас с диджитализацией, с карантином, уменьшением доходов. С украинским пиратским контентом, конечно, тоже. Но мне кажется, что люди все же чаще пользуются "наводненостью" "рунета", и качают книги для того, чтобы прочитать их бесплатно.

Возможно, действительно книги не такие уж и доступные. Если говорить о ценах, то сколько сейчас средняя стоимость книги, если мы о взрослых книгах, например, говорим?

Мы говорили с вами в прошлом году, что более € 5 - это книга достаточно дорогая для большинства населения Украины. Сейчас, очевидно, цена на книгу будет расти. Все эти скидки и дисконты, акции в книжных магазинах - это такой крик о помощи самом деле. Потому что книга станет дороже. Тиражи сокращаются. И сейчас мы говорим о том, что книга будет стоить где-то до € 10, ну и больше, конечно же.

А в Европе, в США какие расценки на книги? Тоже € 10 или еще дороже?

От € 10 и больше - зависит от того, какая страна. Но смотрите, у нас в Украине на душу населения в 2019 году казалось пол новой книги.

В Турции - мне кажется, это достаточно сравнимые рынки - они выдают три новых книги на одного человека. Мне кажется, что это очень типичный показатель.

Ну и люди действительно покупают дешевую книгу. В нашем исследовании, которое проводила компания Info Sapiens, кажется, они говорили о том, что основная категория - это 150-165 грн. То есть люди покупают такую книгу.

Однако сейчас тиражи книг ... Если в 2018-м и раньше, еще пять лет назад, средние тиражи по типографиях, что заказывали издатели в переплете печатать - это 5-6 тыс. экземпляров. Затем это сократилось в 2019-м году, есть тенденция к сокращению тиражей, но увеличению количества названий, - это было несколько тысяч экземпляров.

И в этом году уже типографии говорят, что они печатают средний тираж 500-700 экземпляров.

Это очень печально, конечно. Последний мой вопрос. А что должно сделать государство Украина, чтобы поддержать своих издателей? Какие есть пути?

Мне кажется, что должна быть разработана стратегия развития книгоиздания. Потому что есть идея, что надо стимулировать чтение, предоставить, конечно же, пакеты поддержки издателям, креативному бизнесу. Это очень верно, очень правильно.

Пакеты поддержки - это очень правильно, однако это не панацея, а лишь частичная помощь. В Италии, пострадавшей больше всего, основную поддержку отрасль получила от читателей. Поэтому следует понимать, что это неотъемлемые звенья одной системы: продвижение чтения и поддержка книгоиздателей. Однако у нас показатели читательской активности очень низкие, и чтение требует рекламных мероприятий, как и достойного ассортимента украинских книг. Без классного предложения не будет и спроса. Поэтому если исчезнут украинские издательства, их место быстро займут российские.

 

новости партнеров

21 января, 2021 четверг

20 января, 2021 среда

Видео

Введите слово, чтобы начать