live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Когда погаснут цифры


фото: gettyimages
Этот кризис времени без богов коснулся всего и всех, не избежала его и литература. Людям нечего сказать существенного, но они говорят и пишут без остановки. То же, что они говорят, преимущественно слишком аморфно, слишком банально, слишком безвкусно и лишено чувства меры, вообще не заслуживая внимания

Именно потому, что сказанное не заслуживает внимания, все говорят, но никто не слушает. Похоже, что хорошая литература начинает окончательно падать и гибнуть как вид. Не в последнюю очередь потому, что слишком много зрелищ появилось, которые этот благородный вид культуры бесцеремонно закрыли собой, вытеснив, как слабого конкурента, из виду. Когда миллионы песен, видеоклипов, чего там еще, когда Spotify и YouTube, слушать и смотреть, а тем более читать что-то от начала до конца не хочется ничего. Глаза разбегаются и собрать их вместе, сфокусировать взгляд на длительное время - крайне непросто. Создается впечатление, что человечество оглушили, так, как глушат рыбу взрывами гранат браконьеры. Этот взрыв цифровых технологий, эта цифровая бомба оказалась стократ мощнее любых атомных, гиперзвуковых и какие там еще бомбы бывают. Человечество оглушили и ослепили миллиарды мониторов, человечеству о тнялодар речи и оно лепечет в бесконечном приступе глоссолалии, вместо того, чтобы внятно, как когда-то, говорить.

Тексты теперь стареют молниеносно. Даже написанные не так давно, в XX веке, многим, особенно молодежи, кажутся безнадежно устаревшим, не говоря уж о более давних литературных слоях. Но и первый роман молодого автора, который вышел несколько лет назад, и о котором не кричали разве что журавли в небе, сегодня воспринимается как устаревший, о нем все забыли, не став даже читать, да и самого автора мало кто вспоминает по имени, тем более, что СМИ настойчиво раскручивают очередную книжную сенсацию.

Трудно сосредоточиться на одном литературном произведении, погрузиться в глубокое, многочасовое чтение, почти невозможно прочитать книгу от начала до конца за вечер, решительно проигнорировав все на свете сети, телешоу и бесконечные онлайновые дискуссии, которые никоим образом не влияют на события повседневной жизни. Какое-то особенное нетерпение появилось, цифровая лихорадка, какое-то нехорошее ощущение, что каждое произведение - не то и не о том. Зато события в режиме реального времени - то! Пафос синхронности воцарился, пафос отсутствия дистанции, невероятная теснота безвременья, которую хорошо иллюстрирует зловещее сияние цифр на электронных часах: 12:12, 13:13, 15:15 ... И ни одной минуты на то, чтобы раскрыть эти цифровые створки, отстраниться от текущего момента , опомниться, дохнуть свежего воздуха.

В юности меня всегда озадачивало, почему в романе Германа Гессе "Игра в бисер", действие которого разворачивается в далеком будущем, может, в XXIII или XXV веке, нет ни одного из тех удивительных технических изобретений, о которых охотно писали (а мы с радостью читали) Рэй Брэдбери или Клиффорд Саймак. Ни звездолетов тебе в небе, ни электромобилей на улице, ни айфонов с видеозвонками в кармане, ни хоть одного мыршавого Старшего Брата вроде всеведуюущего Google. Люди в романе Гессе - свободные люди! Они путешествуют поездами и лошадьми, ежегодные торжества, посвященные Игре в бисер транслируются по радио, а не, допустим, по Zoom или Скайпу. Сегодня мне кажется, что старый писатель был прав, изображая грябдущую повседневность человечества весьма похожей на идиллический образ жизни амишей. И ответ на мое детскийое удивление отсутствием цифровых причуд кроется как раз в начале «Игры в бисер». Герои Гессе уже пережили цифровую или в его терминах «фельетонную» эпоху! Мониторы и компьютеры уже вышли из употребления. Цифры на электронных часах погасли, уступив мелодичному перезвону на колокольнях Вальдцеле. А лихорадочное поглощение статей обо всем и ни о чем, тысячи лекций и видеокурсов, развлекательная писанина худшего толка, сладострастное копание в грязном белье известного певца и миллионы комментариев к простого политического события и т.д. навсегда отошли в прошлое. Впрочем, Гессе никого не осуждает устами своего анонимного историка, с легким удивлением рассказывающего об извращениях "фельетонного времени". Те люди, говорит он о нас, жили среди политических, экономических и моральных потрясений, пережив несколько ужасающих войн, в том числе и гражданских. Их игрушки (и наши цифровые гаджеты, следует добавить от себя) были единственным лечением духовной беспомощности и страха перед смертью. Они жили как в горячке и не верили в будущее, потеряв доверие к религии, находясь на пороге страшного обесценивание слова. И именно потому, что они до конца изведали всю глубину духовного падения, среди беспросветных, казалось бы, обстоятельств зародилось героически аскетичное противоположное течение, положившее начало новой духовной самодисциплине и духовному  достоинству. Итак, действие романа происходит в отдаленном постцифровом будущем, в котором уже преодолено токсичное влияние времени без богов. Этому прогнозу любимого писателя хочется верить. Он вселяет надежду на то, что рано или поздно, но мониторы погаснут и уснут вечным сном, которым покоятся все больше не нужные изобретения, а человечество вернется к нормальной жизни, в которой, конечно же, будет хватать времени и на чтение, и на неторопливое письмо о самом главном для него.

Всё по теме

новости партнеров

24 октября, 2020 суббота

24 октября, 2020 суббота

23 октября, 2020 пятница

Видео

Введите слово, чтобы начать