live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Дария Михайлишина: Россияне инвестируют в Украину через оффшоры, это скрытая угроза

Дария Михайлишина, исследовательница Центра экономической стратегии, рассказала в эфире программы "Еспресо.Капитал с Андреем Яницким" о российском влиянии на украинскую экономику, своем отношении к отставке главы НБУ Якова Смолия и о "красных линиях", которые пересекает власть

Дария Михайлишина работала научной сотрудницей на кафедре экономики в Университете Ворика в Великобритании, проходила стажировку в аналитическом центре Института экономических отношений в Лондонита в украинском аналитическом центре VoxUkraine.

Имеет магистерскую степень по экономической политике из Университетского колледжа Лондона и бакалаврскую степень по экономике в британском Университете Ворика.

Андрей Яницкий: Не могу не спросить о вашем отношении к отставке главы Национального банка Украины. Как вы оцениваете это событие?

Дария Михайлишина: Мое отношение отрицательное и здесь есть несколько причин. Во-первых, важна причина отставки главы Нацбанка: он подал в отставку не по каким-то личным причинам, он четко заявил, что причиной этого было систематическое политическое давление. Это означает, что есть определенная угроза независимости Национального банка и Национальный банк не может выполнять свою роль в поддержке полноценной ценовой стабильности и, возможно, есть угроза, что Нацбанк будут заставлять выполнять определенные краткосрочные цели политиков, которые принесут экономике больше негативных последствий, чем положительных.

Мне показалось, что вы немного знали о такой возможности, потому что как раз накануне его отставки ваш аналитический центр призвал власть от пересечения красных линий в экономике. О чем говорилось в заявлении, почему вы с ним выступили, что было такого опасного?

У нас не было инсайдерской информации об отставке главы Нацбанка. Но заявление о красных линиях в экономике было о том, что если мы увидим какие-то определенные действия власти - вмешательство в работу независимых институтов, как то Национальный банк, это означает, что это угроза для экономики, это угроза, что простые украинцы потеряют доходы и угроза экономического кризиса.

То есть давление на Национальный банк - одна из таких красных линий? Вы только предупредили, и сразу власть ее перешла? Как-то так случилось?

Да.

Я пригласил вас поговорить об исследовании, которое вы с коллегами провели о влиянии российского бизнеса на украинскую экономику. Почему вы решили исследовать эту тему? Неужели российские влияния настолько опасны? Возможно, деньги не пахнут, как говорится, пусть инвестируют деньги? Какой от этого риск?

Во-первых, это очень важная тема, потому что у нас уже более пяти лет идет война с Россией. Российское влияние и война - это не только танки на Востоке Украины, это влияние и внутри страны, влияние через СМИ, через политику, в том числе это влияние через экономику. Мне кажется, что этот аспект был не до конца исследован и стоило на него обратить внимание. Почему это рискованно? Потому что часто российские компании заходят в сектора критической инфраструктуры и экономики. Часто это означает, что если Россия контролирует большую долю рынка в этих секторах, она, в случае необходимости, или если поступит такой сигнал со стороны руководства России, может заблокировать работу этих секторов.

А критические, это какие? Рынок соли - это критический рынок?

Рынок соли мы не исследовали. Мы выделили несколько секторов. Во-первых, это энергетика. Мы знаем, что Украина была много лет зависимой от поставок газа. Сейчас эта зависимость уменьшилась, мы не покупаем газ напрямую из России. Во-вторых, это банковская сфера. Потому что до Майдана было очень сильно распространено кредитование украинских госкомпаний российскими банками и госбанками. Это означает, что компании становятся зависимыми от российских денег. Также мы смотрели на связи. Как минимум в двух из трех крупных мобильных операторов судьба России. И также мы смотрели на промышленность, особенно в металлургии, потому что там также большая доля российского капитала.

Какой была методология? Вы изучали денежные потоки, или владельцев реальных компаний, или каким образом это проводилось?

Мы смотрели на официальную статистику Украинской службы статистики, но проблема в том, что эти данные не показывают полную картину российских инвестиций. Многие российские компании инвестируют через оффшоры. По последним данным Кипр - крупнейший инвестор в Украине и мы на самом деле знаем, что это не так, потому что Кипр не такой большой, чтобы инвестировать столько в Украине. То есть другие компании просто используют его как оффшор, чтобы завести свои средства, чтобы этого никто не заметил.

Обычно говорили, что это украинские олигархи через Кипр заводят деньги. Но вы подозреваете, что не только украинские, но и российские?

Конечно, украинские олигархи также его используют, но российские компании также используют Кипр и другие оффшоры. В последние годы им особенно нужно это делать, потому что против многих российских компаний были введены санкции, им нужно искать пути предотвращения санкций.

Об объемах денег идет речь? Есть ли у вас какая-то сумма, которую можно назвать? Доля ВВП, например.

Мы смотрели и на долю ВВП, и на долю общих инвестиций, но это примерно, это может не учитывать все оффшоры. Мы пытались смотреть на различные базы данных, некоторые из которых учитывают оффшоры. Например, уровень инвестиций по данным, которые учитывают инвестиции через оффшоры, составлял последние годы около 6-7% от ВВП. Для сравнения, если смотреть без оффшоров, это где-то 3%.

Это в целом инвестиции, или именно российские?

Российские инвестиции.

Это много или мало?

Смотря с чем сравнивать. Если сравнивать с уровнем инвестиций других западных стран, то это достаточно много. Но опять же мы не можем сравнивать, потому что не знаем, сколько западные страны инвестируют через оффшоры и или они вообще это делают. Мы не анализировали эти инвестиции. Но это довольно много.

Какие общие выводы? Имеет ли Россия реальное влияние на украинскую экономику? Возможно в каких секторах это влияние действительно большое, а мы об этом не знаем?

Мы видим, что с одной стороны есть определенные оптимистические выводы, что с 2014 года присутствие России сильно снизилось как в целом, так и в критических секторах. Мы перестали закупать газ из России напрямую, государственный российский Сбербанк снизил свою активность, Проминвестбанк вообще был  продан. С другой стороны, из-за отсутствия прозрачности инвестиций со стороны России, мы не можем полностью оценить российское присутствие. Поэтому есть определенная скрытая угроза, которую на самом деле больше, чем мы ее видим.

Как власть может защитить нашу экономику от российских экономических воздействий? Возможно, маркировка ввести?

Во-первых общий рецепт - установить единые правила игры для всех компаний: как российских, так и не российских. Также установить верховенство права, независимые институты. Мы знаем, если уровень коррупции будет снижен, если будут единые правила для всех, то российские компании, даже если они будут присутствовать, они не смогут давить на госкомпании и органы власти, а поэтому их присутствие не будет таким разрушительным.

Но одновременно равные правила игры для страны-агрессора и для других стран - это не очень правильно, на мой взгляд.

Да. Поэтому собственно нужно продолжать санкции, которые были введены именно против тех российских компаний, связанных с государством российским, или определенными людьми, о которых мы знаем, что они стимулировали российскую политику в Крыму и на Донбассе. Конечно, такие санкции нужно продолжать, нужно лучше контролировать их введения, чтобы российские компании не могли их обходить, как они делают это сейчас.

Как они это делают? Я не знал, что они могут обходить санкции.

Во-первых они делают это, инвестируя через оффшоры, когда мы не знаем, кто инвестирует. Часто российские компании якобы продают свои компании другому, а на самом деле владелец остается тот же. Например, сеть автозаправочных станций. Мы знаем, что у нас была TNK, Лукойл - они куда-то исчезли, а вместо них появилась сеть станций Amic, которая якобы принадлежит австрийским владельцам, но мы не уверены в том, что они сменили собственника.

Там, где был Лукойл, появился Amic. А там, где был ТНК, появился Glusco. Это я визуально вижу. А на рынке медиа вы изучали ситуацию?

Да. Мы увидели, что у нас были запрещены российские каналы и поэтому прямой российской пропаганды через российские каналы сейчас нет. Поэтому последние годы Россия пыталась искать другие источники влияния. Говоря о Медведчуке, увеличилась доля каналов, связанная с ним напрямую, либо с его семьей, или с людьми, связанными с ним (например, Тарас Козак). Поэтому мне кажется, что в медиа перешли от прямого воздействия через российские каналы влиянию через каналы, связанные с людьми, которые имеют дружеские отношения с Россией.

Что делать простым гражданам? Могут ли они как-то помочь снизить это российское влияние?

Мне кажется, что на личном уровне каждый должен, во-первых, иметь критическое мышление и оценивать информацию, которую он потребляет. Потому что одной из главных задач России является информационное воздействие. Даже инвестиции в крупные СМИ означают, что для них большой задачей является воздействие на мнение людей. Поэтому следует иметь критическое мышление и оценивать информацию, которую вы получаете. В том числе, требовать от власти принятия законов, которые мы поддерживаем - верховенство права, прозрачность финального бенефициара, введение уклонения от санкций и так далее.

новости партнеров

21 сентября, 2020 понедельник

21 сентября, 2020 понедельник

20 сентября, 2020 воскресенье

19 сентября, 2020 суббота

Видео

Введите слово, чтобы начать