live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Знак свыше. Наводнение, которое смыло власть


фото: reuters
"После нас - хоть потоп" - слова, которые приписывают маркизе Помпадур, уже давно стали символом недальновидности власти, уверенной, что "на ее век хватит"

Маркизу, конечно, можно понять, она не была королевой и ей не надо было передавать государство наследникам (в отличие от любовника, Людовика XV). Некоторые вообще считал эти слова пророческими - ведь через каких-то 23 года после того, как они были произнесены, Францию постигла революция. Это, конечно, не потоп, но вряд ли кто-то из современников считал, что Помпадур предупреждала о настоящем наводнении.

wikipedia

Впрочем, в истории было немало реальных потопов, которые меняли судьбы государств. И некоторые из них, к несчастью обладателей, случались чуть ли не после них, а именно в разгар их правления. Одной из таких катастроф можно назвать большое наводнение 11 года, когда свое русло изменила одна из крупнейших китайских рек, Хуанхэ. "Желтая река" (именно так переводится ее имя на украинский) всегда славилась "капризным характером", только письменных упоминаний об изменении ее течения на протяжении истории сохранилось более двух десятков, а масштабных наводнений зафиксировано более полутора тысяч. Но беда 11 года все же выбивается из общего ряда. И не в последнюю очередь - именно благодаря ее политическим последствиям. Впрочем, виновной в них была не одна Хуанхэ. Но и сами китайские власти - по крайней мере тогдашний обладатель Поднебесной, Ван Ман.

wikipedia

В отличие от большинства императоров, Ван Ман власть над своим государством не унаследовал. Когда он родился, Китаем правила династия Хань (именно ее имя со временем стало самоназванием для жителей этой страны), а семья будущего обладателя была далеко не первой среди знати. Счастья ей улыбнулось, когда мать наследника престола Юань-ди решила подобрать ему невесту из сонма придворных красавиц и в конце концов остановила свой выбор на фрейлине Сяоюань из семьи Ван.

За год Юань-ди стал императором, а бывшая фрейлина - императрицей. Сяоюань начала настойчиво продвигать "наверх" своих родственников, в том числе племянника Мана. Мужчина не отрицал, он вообще был человеком мягким и немного наивным. И этими недостатками его характера сразу же воспользовались конкурирующие группировки при дворе, что начали ожесточенную борьбу за влияние на императора.

Жена, впрочем, была полной противоположностью своего мужа. И жестко отстаивала свои права, добившись, чтобы престол остался ее сыну Чен-ди, несмотря на то, что он больше интересовался женщинами и попойками, а не государственными делами. А когда тот взошел на престол, "подстраховала" все тем же Маном, который зарекомендовал себя способным управленцем и поэтому был назначен главнокомандующим.

Правда, Чен-ди вскоре умер (видимо сказалась страсть к алкоголю), и при новом императоре Ай-ди Ману пришлось уйти в отставку. Очевидно, именно тогда он затаил обиду на "неблагодарную" династию Хань и начал размышлять над планом мести. В конце концов, недовольных властью в те времена хватало не только среди отставленных чиновников.

Страна переживала экономический кризис, с которым правительство, очевидно, справиться не могло. Его ресурсы в значительной степени были ограничены, ведь ослаблением государственной власти уже во времена Юань-ди, не говоря уже о его "слабых" преемниках, воспользовались китайские олигархи, так называемые "большие дома". Благодаря своей ловкости и наглости они накопили значительные состояния и все смелее убирали в свои руки земли и государственное имущество.

Простонародье было недовольно произволом крупных собственников, но никаких способов ограничить их аппетиты у него не было. А власть даже намерения такого не имела, наоборот - потакала "растягиванию" государства.

В конце концов, Ван Ман решил использовать народное возмущение, возглавив движение с требованием перемен. Впрочем, проблема заключалась в том, что китайцы не привыкли выступать против власти, воспринимая ее как "данную небом" и освященную традицией. Поэтому Ван Ману пришлось потратить немало усилий, чтобы расшатать эту лояльность или хотя бы направить ее в нужное для него русло.

Для этого он использовал концепцию "небесного мандата", известную еще со времен династии Чжоу. Согласно ей власть действительно "уполномочена" управлять страной самыми небесами, однако не надолго. Только тогда, когда она служит в соответствии с законами и традициями, высшие силы ее поддерживают и поощряют. Если же власть отклоняется от "верного пути" кредит небесного доверия исчерпывается и в конце концов "небесный мандат" может получить другой обладатель. Именно так концепция объясняла смену династии Шан на Чжоу, Чжоу на Цинь, а Цинь на Хань.

Ослабление власти ханских властителей Ван Ман и его сторонники объясняли не только постепенным вырождением императорской семьи (хотя и это не забывали подчеркивать), а именно истощением уже упомянутого кредита небесного доверия. Пропаганда была системной, навязчивой и упорно била в одну точку, намекая, что время Хань исчерпано.

Правда, когда Ай-ди через шесть лет правления умер, императрица-мать (а Сяоцюань сохраняла за собой и этот титул, и влияние) вернула Мана в столицу и сделала регентом при малолетнем императоре Пин-ди. Ман даже выдал за него свою дочь, таким образом уже второй линией соединив себя с династией Хань.

Очевидно, теперь он же не мог агитировать против императорской семьи напрямую, ведь сам стал ее частью. Более того - он теперь мог и сам претендовать на трон, опираясь именно на свою связь с династией. Но антиханскую пропаганду не свернули, разве что изменили некоторые акценты. В конце концов, Пин-ди властвовал тоже недолго, а его преемника - Жуцзы-ди, которому на тот момент исполнился только один год, фактически назначил сам Ман. Став регентом и при нем.

Впрочем, похоже, что на тот момент Ман уже принял для себя решение взять власть. Осталось предоставить перевороту хоть какой-то легитимности - для этого с помощью ближайших советников регент устроил целый аттракцион с магическими знаками и пророчествами, которые сразу сбывались. Все должно свидетельствовать о том, что небо предпочитает изменение старой династии. В конце концов все завершилось в 8 году устранением малолетнего императора и коронацией самого Ван Мана как первого императора новой династии, получившей название Синь, то есть "новой".

С другой стороны у нас нет никаких оснований сомневаться, что Ман действительно искренне хотел перемен, пытаясь вывести страну из кризиса. В конце концов, проводить первые реформы он начал еще в должности регента. А после получения императорской власти продолжил их с еще большим рвением и размахом.

Понимая, что разрыв с прошлым может подданных скорее напугать, император пытался представить свои реформы как "возврат к старому строю", который якобы существовал в эпоху Чжоу, - когда "государство было обеспеченным, народ был богат и пел песни". Поэтому реформатор постоянно ссылался на древней трактат "Чжоули", который якобы "вовремя нашли" в архивах - однако большинство современных исследователей уверены, что на самом деле его заключили по приказу самого Мана, а может и просто был им надиктованный.

Прекращение "эпохи бедности" начали с земельной реформы. "Излишки" земель, накопленные "большими домами", изымались в пользу государства и распределялись между малоимущими крестьянами. Весь урожай с девяти части полученных земель новые распорядители платили государству - это довольно архаичная система называлась "колодезных полей". Чтобы предотвратить новую скупку земель, их объявили государственной собственностью и вообще запретили продавать. Так же была запрещена работорговля, но рабство не отменили, просто рабами теперь могло обладать опять же только государство.

gettyimages

Борьба с олигархией, а именно она была главной целью всех мановских реформ, таким образом превращалась в максимальное "огосударствление" экономической и вообще общественной жизни. Император восстановил государственную монополию на торговлю солью, алкогольными напитками и железом, которые существовали у его дальних предшественников, однако уже несколько веков не действовали. Затем были введены и новые монополии - в частности на рыбные промыслы.

Но этого, очевидно, также оказалось мало, поэтому в конце концов император объявил о введении государственного контроля за всем ремеслом и торговлей. Правительство начало устанавливать "твердые" цены на большинство товаров, которые запрещали задерживать на складах, чтобы не возникал искусственный дефицит и продавцы не могли прибегать к спекуляциям.

Понимая, что эти меры могут вызвать сопротивление, и злейшими противниками власти станут "большие дома", Ман решил одним махом лишить олигархию ее состояния, и провести денежную реформу. Старые монеты были объявлены "недействительными", а переливать их на новые самостоятельно запретили - деньги нового образца можно было получить только от того же государства.

Правда, у крупных собственников было множество возможностей обходить эти запреты - в конце концов, многие должностных лиц охотно использовали свое служебное положение, чтобы им помочь - за соответствующую плату, разумеется. Поэтому денежные реформы пришлось проводить снова и снова - за не слишком длительное правление Мана их произошло пять. И каждый раз без сбережений оставались прежде всего ремесленники и мелкие торговцы.

Они становились и первыми жертвами суровых наказаний, которые император ввел для нарушителей его установок. Привычный для нас принцип, когда жестокость законов компенсировалась их неисполнением, Ман объявил недопустимым. Неотвратимости наказания он добивался с настойчивостью педанта, не позволяя никаких послаблений. Строжайше наказывали фальшивомонетчиков - конфисковали имущество не только у них, но и у четырех ближайших соседей, виновных в том, что они могут донести на преступников. Но понятно, что в условиях перманентного обмена денег, перелить монеты пытались все, кто их имел, и шансов "попасться" было больше у людей среднего достатка, а не крупных собственников.

К тому же, для контроля за исполнением многочисленных учреждений, с каждым месяцем требовалось все больше чиновников. Бюрократический аппарат рос со скоростью злокачественной опухоли, и требовал на свое содержание все больше. Поэтому волей-неволей, но Ману пришлось увеличивать налоги. И даже если взимать их он стремился прежде всего из тех же олигархов, в конце концов налоговое бремя всей своей тяжестью ложилось прежде всего на простонародье.

Платить за эксперименты власти у обычных китайцев, конечно, не было никакого желания. И принуждение срабатывало не всегда. Стройные на бумаге теории Мана на практике превращались в поиски квадратуры круга, и выход из ситуации с каждым разом не приближался, а удалялся.

Император пытался сломать негативный для себя сценарий, устроив "маленькую победоносную войну" с кочевниками-гуннами, но те, на удивление Мана, не захотели признавать себя побежденными. Вооруженный конфликт затянулся, казна быстро пустела, а пополнять ее становилось все труднее. За оружие начали браться не только соседи, но и собственные подданные императора.

Вот в этот момент и разлилась капризная Хуанхэ. Ману сразу напомнили все просчеты его правления. Вместе с небрежностью и отказом восстанавливать дамбы после предыдущего, не такого масштабного наводнения. Правда это или нет, сейчас уже трудно сказать, но ходили слухи, что река прорвала именно те насыпи, которые остались заброшенными.

wikipedia

В конце концов, сам император в течение многих лет приучал подданных в любом стихийном бедствии или просто необычном событии видеть знак с небес. И воспринимать беду как проявление недовольства высших сил деятельностью власти, исчерпывающий мандат божьей доверия своим отклонением от "праведного пути". Неудивительно, что теперь китайцы и в катастрофическом наводнении, и в собственном обнищании винили Ван Мана.

Император, конечно, пытался исправиться. Наконец даже публично покаялся, отменив большинство начатых им реформ. Но колесо истории было уже не остановить. С каждым годом количество вооруженных выступлений против власти возрастало.

Сначала это были стаи смельчаков, которые удовлетворяли чувство мести несколькими нападениями на государственные учреждения. Провинциальные чиновники докладывали императору, что люди "уходят в разбойники из-за нищеты", потому что просто не могут выполнять все предписания властей, ведь "опасаются пошевелить рукой, чтобы не нарушить какой-то запрет", а также закрывшись в домах и не открывая никому дверь, все равно получают тюремные сроки. Но Мана эти отчеты только раздражали, он подозревал чиновников в саботаже и просто увольнял "посланцев, приносящих плохие вести".

Ужесточение наказаний, к которым прибег властитель, однако, еще больше разожгло ненависть подданных. Неорганизованные отряды быстро росли и превращались в настоящие повстанческие армии. Большинство сплотил вокруг себя крестьянин Фань Чун. Чтобы отличаться от воинов императора инсургенты начали красить себе брови - так в историю этот массовое движение сопротивления вошло под названием "восстание краснобровых".

В 23 году войска императора были разгромлены и столица осталась беззащитной. Ман в отчаянии освободил из тюрем преступников и раздал им оружие, но те просто разошлись, не желая рисковать жизнью ради ненавистного правителя. Верных ему гвардейцев хватило только на три дня обороны императорского дворца. В конце концов, обладатель понял, что дело проиграно и вышел из своего убежища, бросив оружие. Разъяренная толпа сразу разорвала его на куски (успел ли он сказать что-то вроде "какой большой реформатор погибает", так и осталось неизвестным), а отрубленную голову императора выставили на всеобщее обозрение на рыночной площади.

gmzm.org

Прошло совсем немного времени и на престол взошел дальний родственник последнего императора Хань. Ван Мана объявили узурпатором и лжецом, который ввел в заблуждение целую страну, выдал обычные трудности законной династии знаком небес, еще и подделал старинные трактаты. И с этим, собственно был справедливо наказан высшими силами. А "мандат неба" вернули его "настоящим владельцам" - которые пользовались им еще полтора века. До нового восстания подданных и окончательного распада их государства.

Всё по теме

новости партнеров

6 августа, 2020 четверг

6 августа, 2020 четверг

5 августа, 2020 среда

Видео

Введите слово, чтобы начать