Мускатный орех. Как мир в монополию играл


фото: gettyimages
Когда сидишь дома, а за окном дождь, или даже снег, даже к привычным блюдам хочется добавить что-то согревающее и экзотическое - в память о лете и дальних путешествиях

Разнообразим и мы нашу "домашнюю экспозицию". Неужели на вашей кухне не найдется немного пряностей? А они обычно происходят из тех краев, где солнце печет не хуже специй. Вест-Индия, Маврикий, Индонезия ... перечень, напоминает буклет туристической кампании. Но сегодня путешествуем не мы, а наш герой - мускатный орех.

Орех этот "добывают" из плодов мускатника, или, выражаясь научным языком, мускатного дерева. Необычным является уже то, что из этого, похожего на сливу или абрикос плода получают сразу две пряности - собственно мускатный орех, который на самом деле является ядром его косточки (ядра абрикосовых косточек, напомню, тоже часто употребляют в пищу - они похожи с миндалем), и мацис , то есть тонкую оболочку косточки, напоминает сеточку и имеет розовый или красный цвет. Мацис считают ценной специей (обычно он стоит где-то на четверть дороже "коллеги"), зато орех используют шире и хранится он лучше, поэтому именно его считают "главным" в этой паре.

Родиной мускатника являются южные Молуккские острова, известные также под названием архипелага Банда. Местные жители научились собирать мускатные орехи около пяти с половиной тысяч лет назад. И уже во 2 тысячелетии до нашей эры этот душистый продукт спас туземцев от покорения и растворения в среде малайских народов, захватили окружающие острова. Пряности считали настолько ценными, что соседи предпочитали не трогать тех, кто их выращивал, чтобы только получать их в нужном количестве. Малайцы, конечно, употребляли мускатные орехи и сами. Но еще чаще их с выгодой продавали - в Индию, а затем и в Китай. Возможно - через руки посредников - Молуккские специи попадали даже в Средиземноморье. По крайней мере Плиний Старший упоминал дерево, которое дает "орехи сразу с двумя вкусами" - вполне возможно, что речь шла именно о мускатном орехе и мацисе.

фото: gettyimages

Торговля пряностями приносила немалые прибыли. Благодаря им уже в средние выросло и укрепилось государство Шривиджайя. Ее столицей был город Палембанг на острове Суматре, а власть распространялась от архипелага Банда на востоке до Мадагаскара на западе. Обладатели Шриваджайи были первыми, кто установил монополию на торговлю мускатным орехом. Чужаков на Молукки не пускали, а сами орехи перед продажей погружали в кипяток - чтобы покупатели не смогли вырастить из них мускатник у себя на родине.

Впрочем, взять под контроль торговые пути пытались и другие. Именно для этого, скажем, войну против Шривиджайи начала индийская династия Чолов. А потом торговлю мускатным орехом на пространстве всего Индийского Океана прибрали к своим рукам египетские купцы из корпорации каремитов. Партнерами каремитов на Средиземном море были венецианцы, которые перепродавали Молуккские специи другим европейцам за действительно заоблачными ценами.

На Западе мускатный орех был известен по крайней мере с конца 12 века (если не считать сообщений римских авторов, в общем очень неопределенных), но скорее как очень ценное чудо. Популярность специи резко возросла во время эпидемии моровой язвы в середине 14 века, ведь только мускатный запах, по преданию многочисленных свидетелей, отпугивал насекомых - переносчиков болезни. Неудивительно, что в Италии, скажем, за фунт удивительного ореха отдавали корову или четырех овец. При том что в Александрии его можно было купить пять раз дешевле. Вот только не продавали его там никому, кроме монополистов из "Республики Святого Марка".

Жадность венецианцев, египтян и суматранцив наконец вылезла им боком. Сначала монополию купеческой олигархии сломали с востока - об этом позаботился китайский адмирал Чжэн Хэ, что со своим флотом обошел весь Индийский Океан в начале 15 века. Благодаря китайцам в городе Малакка, который господствовал над одноименном стратегическом проливом, утвердился беглец с Шривиджайи - князь Парамешвара. Парамешвара принял ислам, взял новое имя Искандар Шах и ввел в своих владениях принципы свободной торговли. Изменение правил игры сразу снизила цены на пряности в несколько раз.

А потом португалец Васко да Гама нашел морской путь из Европы в Индию вокруг Африки и оставил ни с чем египетских и венецианских посредников. Правда, в отличие от Парамешвара, соотечественники Да Гамы старались не свободной торговли, а монополии - только собственной. В 1511 году португальцы захватили Малакку, а через год достались и к Молукку. С местными обладателями они заключили договоры о строительстве на островах крепостей и покупке всего урожая пряностей - имеющегося и будущего. Туземцы, однако, понимали соглашение по-своему, и в дальнейшем продолжали торговать мускатным орехом с малайцами. Возмущенные португальцы начали захватывать корабли с товаром, который, по их убеждению, им принадлежал. В кровавой потасовке погибали корабли, люди и, конечно, пряности ...

Однако дело было не только в малайцах. К Молуккам потянулись другие европейцы. Сначала испанцы - руководитель их экспедиции Хуан Элькано даже получил по возвращении домой благородный герб с изображением мускатных орехов. Затем англичане во главе со знаменитым Фрэнсисом Дрейком. Наконец в 1598 году появились голландцы. Ловкие предприниматели, они не только заключили соглашение с местными султанами по португальскому образцу, но и создали специальную организацию для торговли пряностями - нидерландский Ост-Индская компания, которая быстро превратилась в полусамостоятельное "государство в государстве".

В 1605 году воины компании захватили у португальцев крепость на острове Амбон, господствовавший над всем архипелагом Банда, и заставили их оставить Молукки. Англичане, в которых была собственная Ост-Индская компания, вскоре обосновались на островах Аи и Рани. Между двумя европейскими корпорациями развернулась настоящая война, которая с перерывами продолжалась более шестидесяти лет. Лишь в 1667 году - после заключения мира между Англией и Нидерландами, Лондон согласился окончательно уйти из Молукку. Но голландцы в обмен на это вынуждены были отдать им свои колонии в Северной Америке. Основанный ими Новый Амстердам именно тогда стал Нью-Йорком.

фото: gettyimages

Жители же Молукки, которые теперь были только голландскими сразу почувствовали на себе, что такое монополия умноженная на капиталистическую погоню за прибылью. Сначала их силой заставляли выращивать мускатник. Затем, когда колонизаторы поняли, что орехов выращивают много и это может привести к падению цен, новые деревья сажать запретили. Впоследствии мускатник вообще приказали вырубать, оставляя только те деревья, по которым можно было следить с фортов, построенных европейцами.

Собранный урожай теперь погружали даже не в кипяток, а в гашеную известь, чтобы орех не смог прорасти в другом месте. Достаточно было лишь подозрения в том, что туземец пытается продать специи "налево", чтобы его казнить. Даже собирать урожай без приказа было запрещено - за это нарушителей били палками. Если на землях местной общины находили молодые побеги мускатника - наказывали всю общину. Впрочем, несмотря на угрозы и расправы, дерева вырастали снова и снова. Лишь впоследствии стало понятно, что их семена разносили птицы, которым плоды мускатника пришлись по вкусу, но немало амбонцев просто не дожили до этого открытия.

С другой стороны, монополия даже в капиталистических одеждах оставалась монополией. Со всеми присущими ей чертами - бюрократией и коррупцией, приписками и взяточничеством. Чтобы удерживать высокие цены чиновники Ост-Индской компании иногда даже сжигали накопленные ими запасы орехов. Год за годом монополия разлагалась изнутри, и достаточно было одного внешнего толчка, чтобы она упала окончательно.

Давидом, который свалил "мускатного Голиафа" стал француз Пьер Пуавр. В Юго-Восточной Азии он попал как миссионер, но вследствие стечения обстоятельств попал в британский плен, а потом оказался на Яве, где воочию увидел, как организована голландская торговля специями. Пуавр решил выращивать пряности и во французских владениях. Для экспериментов он выбрал остров Маврикий, который тогда назывался Иль-де-Франс. Именно на нем бывший миссионер устроил ботанический сад. Вот только саженцев мускатника у него не было - ведь голландцы внимательно следили за любыми попытками лишить их монополии.

Ища способов подобраться к чужим сокровищам, Пуавр отплыл на соседние с Молукку Филиппины, которые тогда принадлежали Испании. Он знал, что между островами идет оживленная контрабандная торговля, и не ошибся - ему удалось приобрести у перекупщика-китайца горсть необработанных мускатных орехов. Пророщенные орехи были отправлены в Париж на экспертизу, а оттуда - на Маврикий. Однако вскоре ростки погибли при загадочных обстоятельствах. Сам ученый подозревал, что смотритель ботанического сада получил взятку от голландцев, но вполне возможно, что он и сам допустил какую-то ошибку, ведь о том, как вести себя с капризным растением, Пуавр только догадывался.

Через двенадцать лет упорный француз повторил свою попытку. Но на этот раз твердо решил вывезти саженцы просто с Молукки, и не пророщенные орехи, а настоящие побеги мускатника. Для этого он тайно связался с обладателями островов, недовольных властью Ост-Индской компании. Но, похоже, голландцы перехватили сообщение. Потому приказали уничтожить весь мускатник на островах, которыми владели "предатели". Когда оснащенный Пуавром корабль бросил якорь у островов Банда, выяснилось, что обещанного товара нет. Французы, впрочем, не стушевались и отправили экспедицию вглубь самого большого из островов, где деревья таки попали. Загрузив на борт четыреста саженцев, корабль как можно быстрее отплыл к Маврикию. Голландцы бросились вдогонку, но было уже поздно.

В 1770 году мускатные деревья высадили на Маврикии, затем на Реюньоне и Сейшельских островах. Впрочем, теперь уже французы вынуждены были заботиться, чтобы ценные растения не достались конкурентам. Говорят, что охранник сжег ботанический сад на сейшельском острове Маэ, потому что ему показалось, что к берегу приближается корабль под британским флагом. Ситуацию снова спасли лакомые к плодам птицы, еще до пожара успели "засеять" семена мускатника со своим пометом.

На самом деле британцы таки подбирались к мускатнику. Но другим путем. Сначала, после очередной войны, заставили голландцев открыть воды вокруг Молукки для свободного мореплавания. А когда французы во время революции оккупировали Нидерланды, поторопились взять "бесхозные" колонии под свою "защиту". И удерживали их двадцать лет - вплоть до поражения Наполеона в 1815 году. За это время, конечно, они смогли вывезти мускатник не только в соседний Сингапур, но и в Вест-Индию. Карибский климат оказался вполне комфортным для капризного растения, и теперь плод мускатника даже украшает флаг Гренады - ее так и называют, "островом мускатного ореха".

А "штатом мускатного ореха" называют ... Коннектикут. Мускатник столь далеко на севере, конечно, не растет. Просто в конце 18 века местные торговцы привезли на родину огромную партию орехов, которые оказались ... деревянными подделками. Впрочем, и коммерсантов тоже можно понять - до этого они этих пряностей и в глаза не видели, только слышали что они очень дорогие.

фото: gettyimages

Признаемся честно, среди современных украинцев тоже не так уж много людей, способных отличить настоящий мускатный орех, скажем от малабарского или серебристого. А ними часто подменяют качественный продукт из Индонезии или Вест-Индии. Что уж говорить о молотом порошке, который даже без лишних примесей быстро теряет свой запах и вкус. Использовать его, конечно, удобнее. И дешевле. Но на самом деле это лишь заменитель настоящих пряностей ...

Поэтому если вы действительно хотите почувствовать то самое жгучее дыхание Молукк, которое веками привлекало путешественников и купцов со всего мира, все же лучше взять целый орех, самому его смолоть или натереть, и добавить - совсем немного, несколько щепоток - к любимому блюду или напитку ... Да, это именно он. Вкус путешествий и приключений. Приятного тебе аппетита!

Всё по теме

новости партнеров

28 февраля, 2021 воскресенье

27 февраля, 2021 суббота

Видео

Введите слово, чтобы начать