live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

"Домашние путешествия". Необычная история обычной вилки


фото: GettyImages
Успели отдохнуть от "путешествий по собственной кухне"? Пора возвращаться к нашим "карантинным" экскурсиям

А чтобы разнообразить их, расширим круг экспонатов. В конце концов, кроме пищи, которую мы едим, существуют еще и "инструменты", с помощью которых мы это делаем. Поэтому сегодняшнее наше знакомство - с вилкой.

Долгое время считали, что вилка является достаточно поздним изобретением, которому не больше десяти веков. Тоже немало, но по сравнению с ножом или ложкой - возраст просто детский. К этому мир, или хотя европейцы, находились в "плену варварства" и ели руками - в прямом смысле этого слова. В качестве доказательства, обычно приводили эпизод из "Кентерберийских рассказов" англичанина Джеффри Чосера (он жил в 14 веке), в которой паломники с улыбкой и интересом наблюдают за барышней, которая осторожно, чтобы не обляпатися, погружает в жирной подливки "всего" свои пальчики. Правда героиня Чосера была лицом образованным. И действительно могла просто ... выполнять установку Овидия, древнеримского поэта 1 столетия.

В одном из своих стихотворений он утверждал, что Елена Троянская якобы обязана своей красотой воздержания. Дескать, всех блюд только "касалась перстами", а не загребала их всей ладонью .... С другой стороны, само слово "вилка" (точнее - его соответствие на иврите) известно еще из Ветхого Завета. Который рассказывает, что во времена первого израильского царя Самуила - больше, чем за тысячу лет до Овидия (не говоря уже о Чосере) - до котлов с мясом каждый еврей подходил "со своей вилкой". Это означает, по крайней мере, уже в глубокой древности этот "инструмент" существовал. И применяли его по меньшей мере для того, чтобы получать и распределять сваренную пищу. Собственно, для этого вилка приспособлена лучше. Получать те же куски мяса ножом гораздо труднее - потому что он имеет только одно лезвие, а вилка - минимум два зубца (впрочем, именно по этой причине для рыбалки лучше использовать копье, а трезубец, который прочнее удерживает вертлявую рыбу).

Конечно, можно было бы предположить, что вилки в то время были только у древних евреев. Однако выяснилось, что почти одновременно с подданными Самуила двузубцем пользовались и в Китае, а в Греции по крайней мере с "гомеровской" времени были известны пьятизубци. Поэтому родилась другая версия. Мол, вилки - таки давнее изобретение, однако пользовались ими ранее только при изготовлении и распределении пищи, а не за столом. Ведь те же китайцы и сейчас едят не вилками, а палочками. Однако со временем археологи нашли немало вилок римской эпохи. Небольших по размеру. И даже "складных", которые явно использовали воины во время походов. С одним, двумя и большим количеством зубцов. Это были точно не те длинные вилки, которыми только получают куски пищи из котла или кастрюли, а именно столовые приборы. Конечно, с поправкой на то, что во времена Овидия ели не сидя за столом, а лежа. Именно это позволило ученым сделать вывод, что на самом деле столовая вилка была вполне привычным бытовым "инструментом" во времена Римской империи. Не все блюда, конечно, ели с ее помощью, впрочем, и наши современники считают вполне допустимым есть курицу руками, не говоря о супах, для которых требуется ложка.

И только с падением Рима, в начале средневековья о вилке в Западной Европе действительно забыли. Хотя, если быть точным, руками тоже ели не все и не всегда. В основном использовали чем, или даже два - по традиции, идущей еще от древних кельтов. Однако и античное наследие самом деле не исчезла, ее хранили на востоке Средиземноморья, в Византии. Греки не только читали Эсхила и Аристотеля, но и продолжали пользоваться вилками - обычно двузубом. Ели с их помощью и в соседней Персии. И впоследствии именно византийцы, точнее византийкы вернули вилки на Запад. Первой стала Феофано - племянница василевса Иоанна Цимисхия (нам известного прежде всего его войной с князем Святославом), которую в 972 году выдали замуж за обладателя Священной Римской империи Оттона II. В ее приданном были и вилки, которые она привезла с собой в Италию, а затем в Германию.

В 1003 году женой Джованни Орсеоло, сына венецианского дожа, стала другая гречанка Мария Аргирополина. Марийкина столовые приборы были из золота и произвели такое впечатление на теолога Петра Дамиани, что тот превратил их в символ распущенности и безнравственности. Он даже утверждал, что смерть Марии, ее мужа и сына от чумы были Божьей карой за ее чрезмерную гордость ... и пользования вилкой. Мистический ужас перед "греческим заимствованиям" чувствовали и обычные миряне. Не только потому, что считали вилку "лишним" столовым прибором. Слишком очевидной была сходство между ней и вилами - атрибутом дьявола и чертей. С другой стороны, и атрибутом "нечистой силы" на самом деле были не вилы как таковые.

В представлении средневековых католиков черти "дежурили" в Аду у котлов с грешниками, и именно вилами они их перемешивали и отталкивали от краев - как повара большими вилками перемешивали в кастрюлях и доставали из них куски мяса. Для того, чтобы преодолеть этот ужас понадобились столетия. И сначала до вилки привыкли только итальянцы. Да и то преимущественно аристократы, вообще предпочитали жить "как в Древнем Риме", а к языческим традициям относились снисходительнее, чем этого требовала церковь. По знатью тянулся и "средний класс" - торговцы и промышленники. Некоторые исследователи считают, что распространению вилки в городах способствовало и то, что здесь был распространен другой столовый прибор, с помощью которого ели макароны. Он напоминал шило (по другой версии - расческа) и в конце концов был просто вытеснен более удобной вилкой. А вот итальянские крестьяне и рабочие продолжали есть ножом и ложкой. Возрождение превратило Италию вроде уже для всей Западной Европы. И в искусстве, и в моде, и в кулинарии. Среди других "модных" заимствований была и вилка. Впрочем, не сразу.

Известно, например, что венгерский король Матяш Корвин категорически отказался от подарка герцога Феррары, который прислал ему целый столовый набор. В конце концов промоутером вилки снова стала женщина - флорентийка Екатерина Медичи, которая стала женой французского обладателя Генриха II, а после его преждевременной смерти - регентшей при его сыновьях. Французы к Екатерине относились с опаской, но преимущества нового столового "инструмента" оценили. А дальше вилка распространилась по всей Западной Европе - вместе с модой на "все французское". Дольше других держались англичане, однако в конечном итоге и они сдались. Впрочем, и именно вилка в поездке по Европе изменилась. Ведь для того, чтобы стать не только престижной, но и действительно нужной, она должна была стать неким "универсальным солдатом" и взять на себя хотя бы часть функций своих "старших товарищей" ножа и ложки. Хотя бы потому, что держать сразу три прибора, у человека не хватало рук, а постоянно их менять было просто неудобно. К тому же двузубая острая вилка была просто опасной, поскольку могла травмировать (и часто таки травмировала) неуклюжих едоков. Поэтому ее вынужденно стали делать все короче, шире и - извините за выражение - тупее (впрочем тупее со времен Людовика XIII и особенно Людовика XIV стали и ножи).

Если сначала вилкой только накалывались куски блюда, то со временем ее краем начали эти куски еще и отделять. А еще вилкой научились есть не только мясо или рыбу, но и рассыпчатые блюда и гарниры. Для этого двузубая вилка уже не подходила. У нее появился третий зубец и она приобрела немного изогнутой формы - подобной ложки. Обычно такие "усовершенствования" приписывают немцам, хотя на самом деле это могло произойти почти автоматически - ведь "прямые" вилки с мягким материала и сами со временем гнулись. А вот имя изобретателя современной, знакомой всем нам на вид чотиризубои вилки - "столовой обычной" - нам известно точно. Как и дата ее рождения. Ее изобрел в 1770 году камергер неаполитанского короля Фердинанда IV Дженнаро Спадаччини. Дело в том, что этот монарх-просветитель (а это действительно была эпоха Просвещения) стремился быть ближе к своему народу. Разговаривал на понятном для подданных неаполитанском наречии и употреблял привычную для них пищу, то есть макароны. Правда, подданные ели обычно руками, а это король позволить себе не мог. Но и справиться с макаронами вилкой - даже трезубца - также было трудно. Спагетти на нее ... не "наматывались". Помог уже упомянутый нами ловкий царедворец. После многих проб и экспериментов он понял, что удобнее макароны есть именно чотиризубою вилкой. И для других блюд она также прекрасно подошла. Неаполитанское изобретение быстро распространилось по всей Европе. А потом - и миру. Однако самое важное, безусловно, что оно попало в Ваш дом. Поэтому относимся с уважением к уставшему долгим путешествием путешественнику!

Всё по теме

новости партнеров

28 марта, 2020 суббота

27 марта, 2020 пятница

28 марта, 2020 суббота

27 марта, 2020 пятница

Видео

Введите слово, чтобы начать