live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Коммуникационная импотенция Зеленского: как надо реагировать на сбивание "Боингов"


фото: reuters
О коммуникационном провале Банковой и лично президента Зеленского во время истории со сбиванием украинского самолета "МАУ" иранским ПВО не говорил только ленивый

Как и о том, что с пиарно-циничной точки зрения эта ужасная трагедия помогла президенту замять очень неудобную историю с его поездкой в Оман. Которая вполне могла стать неким Мальдивским киллером для рейтинга, как это случилось с предшественником Зеленского. Правда, эксперты, близкие к нынешней власти и ее сторонники, выражают мнение, что шестой президент вел себя в целом абсолютно правильно. Мол, не делал резких заявлений, пока сами иранцы во всем не признались. Не делал, чтобы, мол, опять не стать объектом международного скандала, как в случае с импичментом президента США Трампа. Вообще, господин Зеленский почему-то решил, что нормальная дипломатия - это для лохов, а "не лохи" все решают на кулуарно-тайных "терках", где можно быстро все "порешать" без оглядки на этикет, законы или морали. Однако, подобная тактика оказалась совершенно не действенной в ситуации с настоящим международным кризисом, когда важна каждая минута, каждое слово и каждая мелкая деталь.

Из-за страусиной политики заместителя главы Офиса президента Андрея Ермака, который и курирует международное направление, заявления украинских чиновников мало того, что противоречили друг другу, да еще и, по сути, проявляли недоверие к стратегическим партнерам Украины. То есть, США, Канаде и Великобритании, которые достаточно быстро и четко заявили, что самолет был сбит иранскими военными. Тогда как устами президента мы несколько раз давали понять, что, мол, "вечером деньги - утром стулья". В том смысле, что без доказательств мы на слово никому не верим. Правда, как оказалось, все доказательства были переданы, что никак не изменило поведение Зеленского и Ко, главной визитной карточкой которого во время этого кризиса было неадекватное молчание, ответы с огромным отставанием от реально нужного времени и просто выпадение из радаров СМИ на неадекватно долгое время. Что в целом дало картину банального непонимания сути международной политики.

Собственно, проблемы начались с того, что саму весть о падении самолета Зеленский встретил отнюдь не в Киеве, а в том же Омане. Куда он полетел сначала как будто отдыхать. Но после неуклюжих попыток пресс-секретаря Юлии Мендель объяснить рабочим визитом опубликованный российскими инфорпомойками в Украине факт того, что же делает президент вместо объявленного ранее "Буковеля" на Аравийском полуострове, ситуация стала еще более фантасмагорической. Зеленский начал почти анекдотические попытки доказать, что он там же с рабочим визитом. Путем встреч со второстепенными чиновниками этой экзотической страны, которую нередко называют главным оффшорным кошельком того же Ирана. И вот именно в такой ситуации приходит информация о том, что украинский самолет не просто потерпел катастрофу, а вероятно был сбит.

Мало того, что президент возвращается в Киев более полусуток. И не на государственном самолете, что четко доказывает не государственный характер его визита в Оман. А дальше начинаются вот эти игры в стиле Ермака "верю / не верю". И это при том, что, по информации секретаря СНБО Алексея Данилова, данные о ракете была сразу известны высшему руководству, другая версия в реальности, по сути, не рассматривалась. И даже "МАУ" на своей первой же пресс-конференции обтекаемо, но дали понять, что не верят ни в какую техногенную катастрофу. Ну, а дальше началось затягивание времени с огромными пробуксовками после заявлений мировых лидеров, в результате которого Зеленский показал для всего мира, что, во-первых, система государственной власти в Украине полностью разбалансирована и некомпетентна. А, во-вторых, что сам Зеленский находится под влиянием человека (Ермака), который олицетворяет собой если не откровенно пророссийскую парадигму, то, во всяком случае, уже многократно доказанную свою негативность для Украины "нейтральный дискурс". Грубо говоря, мы ни с кем не хотим ссориться и никого не поддерживаем. Особенно мы не ссоримся и даже немножко дружим - с Россией. Мы уже проходили подобный подход дважды - во времена позднего, сломанного "кассетным скандалом" Кучмы и во времена "развитого Януковича". Оба раза страна входила во все более глубокий тупик.

Особенно коммуникационная импотенция Зеленского выражается, если ее сравнить с аналогичной историей из прошлого - сбиванием Советским Союзом гражданского корейского "Боинга" 1 сентября 1983 у Сахалина. Напомним, тогда гражданский "Боинг" "Корейских авиалиний" отклонился из-за ошибки пилотов от своего курса и дважды залетел в воздушное пространство Советского Союза. После чего был сбит советским военным самолетом. Погибло более 250 человек.

Довольно интересно проследить реакцию чиновников, особенно - южнокорейских, на этот инцидент. Аналогия именно с этим случаем выглядит уместной по нескольким причинам. Во-первых, наличие эскалации между СССР и США, опосредованной жертвой которого стал тогда корейский самолет. Во-вторых, потому, что как тогда, так и сейчас, реакция Белого дома опередила реакцию, собственно, жертвы. И, в-третьих, потому что и там, и там, в конце концов, речь шла об ужасной ошибке, человеческом факторе, когда гражданский самолет принимали за военный из-за технических проблем и человеческого фактора.

Итак, как и тогда, так и сейчас, не самыми первыми отреагировал президент США. Тогда Рональд Рейган, комментируя трагедию, назвал ее "преступлением против человечества, которое никогда не должно быть забытым", "актом варварства и нечеловеческой жестокости". Подобной же риторики придерживалась и Япония, которая впоследствии предоставит американцам перехваченную аудиозапись общения пилота советского самолета с его руководством,  что четко докажет, что именно СССР сбил самолет. "Цивилизованные страны не признают отклонение от маршрута преступлением, за которое полагается смертная казнь", - добавила Джин Киркпатрик, тогдашний представитель США в Организации Объединенных Наций.

Два дня представители Советского Союза в отличие от иранцев, которые пытались отвести от себя подозрения, просто молчали. Затем устами начальника Генштаба Огаркова СССР опубликовал заявление по "неопознанном самолете", который "грубо нарушил государственную границу и вторгся на большую глубину в воздушное пространство Советского Союза". Москва утверждала, что истребители-перехватчики сделали только предупредительные выстрелы трассирующими снарядами. В заявлении были также намеки на то, что полет выполнялся под руководством американцев со шпионскими целями, поэтому военные имели право сбить самолет.

И вот здесь наконец на авансцену вышел президент Южной Кореи Чон Ду Хван. Который очень жестко отреагировал на попытки СССР уйти от ответственности. Приведу одну из самых интересных цитат из его тогдашней речи: "Никто в мире, кроме советской власти, не поверит, что 70-летнему старику или четырехлетнему ребенку позволили бы лететь на гражданском самолете, задачей которого было нарушение советского воздушного пространства в шпионских целях". Все это сопровождалось многотысячными манифестациями протеста в самой Корее, где люди выражали глубокое возмущение варварскими действиями "совка", жгли советские флаги и требовали привлечения виновных к справедливости. В дальнейшем корейский президент и его преемники продолжили крайне жесткую линию поведения в отношении СССР, которая закончилась в конце победой. В 1990-м первый и последний президент СССР Михаил Горбачев признал наконец вину в этой трагедии, и извинился после установления дипломатических отношений между странами.

Как видим, корейский президент тоже не сразу побежал комментировать трагедию, позволив первыми вступить в игру США. То есть, осторожность и взвешенность - да. Хотя не забывайте, что речь идет о доинтернетной эре, когда информация расходилась совсем не так быстро. Корейцы также дождались первой официальной реакции советской власти. Вот только, в отличие от господина Зеленского, Чон Ду Хван не стал подбирать слова и сразу четко объявил позицию своей страны. И это при том, что в разгаре была Холодная война на одной из самых острых ее фаз. А Южная Корея находилась в самом передке этой войны. Тогда любое неосторожное слово могло разрешить вновь войну на Корейском полуострове. И напомню, Корея тогда даже не имела дипломатических отношений с Советским Союзом. Плюс СССР до последнего отказывался признавать свою вину в трагедии. Тем не менее Южная Корея жестко и недвусмысленно доказывала свою позицию до момента, пока правда не была определена.

Кто-то может сказать - да конечно, они такие смелые были, ибо под прямой американской защитой в качестве стратегического союзника США. Плюс Соединенные Штаты сразу были очень заинтересованы в этой истории еще и потому, что на борту корейского самолета погиб целый американский конгрессмен, летевший в Сеул. Поэтому Белый Дом быстро и четко доказал причастность СССР к инциденту. Что ж, на этот раз на борту украинского самолета конгрессменов не было, но США, да еще и Великобритания и Канада так же быстро и четко объявили о том, кто и как сбил воздушное судно. Вот только на месте Чон Ду Хвана, который не играл в "кулуарщину" и договоренности с Москвой, оказался господин Зеленский. Который, кажется, в этой истории не столько переживал за человеческие жизни, а за то, чтобы его не использовали в "грязных геополитических играх". Плюс просто не было рядом компетентных лиц, которые могли объяснить ему, что только четкие и решительные действия уважают на международной арене в таких случаях. А тот, кто вечно боится, что его используют, непременно и безжалостно будет использован. Причем с крупнейшими потерями для самого себя как на внешней, так и на внутренней аренах.

новости партнеров

5 июля, 2020 воскресенье

5 июля, 2020 воскресенье

4 июля, 2020 суббота

Видео

Введите слово, чтобы начать