live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4
23 сентября, 2019 понедельник

Глеб Вышлинский: Нам нужен МВФ, потому что нам все время нужны деньги

Миссия Международного валютного фонда находится в Киеве уже вторую неделю подряд. О чем договаривается МВФ с украинскими властями, какие могут быть препятствия для новой кредитной программы и можем ли мы обойтись без кредитов этой международной организации? Объясняет Глеб Вышлинский, руководитель Центра экономической стратегии

Господин Глеб, зачем нам тот МВФ нужен?

Нам действительно нужен МВФ для того, чтобы исправлять за нами те ошибки, которые мы делаем. Потому что МВФ обычно не помогает странам, которые сами проводят взвешенную экономическую политику. Он приходит в страны, в которых кризисы.

Ну он дает нам деньги, насколько я понимаю. Фактически нужны деньги, а не МВФ?

Нам действительно нужен МВФ, потому что нам все время нужны деньги. И нам даже если от самого МВФ деньги не столь критично нужны, но наши ошибки в экономической политике, которые постоянно приводили к тому, что мы живем от одного кризиса к другому, требуют того, чтобы собственно правительство получало постоянно, знаете, этот штампик подтверждения качества от Международного валютного фонда, что мы проводим политику, которая не приведет в ближайшее время к какому-то новому кризису.

Но говорят, что денег в мире много. Есть различные инвестиционные фонды международные. Говорят, что в украинцев под матрасами где 70 млрд долларов, разные оценки есть. Почему мы не можем воспользоваться этими возможностями? Зачем нам действительно обращаться к какой-то международной структуре?

Если мы идем по кредитам, это означает, что у нас не хватает денег. То есть если посмотреть на примере обычного человека: если человек сам по себе постоянно занимает, а не экономит, это означает, что у этого человека что-то не так с доходами или расходами, или и с тем, и с другим. И так же можно сказать, что в Украине много денег. То есть одолжить до зарплаты это не такая большая проблема, но почему-то люди, в которых эти проблемы постоянно, идут к каким-то киоскам и получают там под сумасшедшие проценты деньги, потому что никто другой им уже не дает.

Соответственно, для того, чтобы получить деньги под адекватные проценты и человеку, и стране нужно, собственно, чтобы кредитор был уверен, что не будет дальше повтора этой ситуации, когда доходы систематически есть меньше, чем расходы.

Именно поэтому нам можно, конечно, пробовать выходить прямо на рынки частных заимствований, а иногда нам даже дадут там столько денег для возврата предыдущих долгов, сколько нам нужно.

Но вопрос в том, сколько мы как украинцы за эти деньги заплатим. Потому что деньги, как в случае с этим киоском кредитов у метро, могут стоить разных денег. Разные проценты. И соответственно в случае, когда мы не будем иметь программы МВФ, не будем иметь этого подтверждения качества, мы заплатим, например, 10% годовых в долларовых кредитах или облигациям.

То есть плохо, что для простых людей такого МВФ нет.

Для простых людей так же на самом деле. Понимаете, что если вы хороший заемщик и вы хотите купить квартиру или построить дом - у вас есть постоянная зарплата, нет плохой кредитной истории (если вы брали какие-то деньги, то всегда возвращали их в банк), вы придете и скажете: я хочу получить кредит под залог недвижимости, вам этот кредит предложат достаточно легко и примут его, так, большие проценты, потому что в целом в Украине ставки высоки, но это будет, условно говоря, 18% или 20%.

А если вы шопоголик на каком-то плохо оплачиваемом месте, которому нужно к зарплате одолжить 1000 гривен, то соответственно он за это заплатит 200% годовых.

Насколько я понимаю, когда страна обращается к МВФ, то Фонд выдвигает некоторые условия, которые можно назвать и политическими, буквально выкручивают руки чиновникам, чтобы они делали хуже нашему народу. Так ли это?

Это так же, как возвращаясь к истории с простым человеком. То, чего хочет МВФ и то, что во многих случаях в большинстве стран непопулярные условия сотрудничества, это собственно приведения расходов в соответствие с доходами. И для этого нужно или уменьшить расходы, соответственно порезать какие-то статьи расходов, или повысить доходы, например, увеличить налоги. Сейчас нужно четко разделять непопулярные и болезненные решения. Потому что, например, то, что было в 15 году, то по большому счету не просто непопулярные, а собственно болезненные решения.

Когда заниженную цену на газ требовалось привести к рыночной. Когда нужно было сократить бюджетный дефицит и не индексировать пенсии, хотя цены быстро росли. Когда Национальный банк переходил от искусственно фиксированного курса гривны к доллару, на поддержание которого тратились валютные резервы, к гибкому курсу, что привело к скачку курса доллара. А сейчас нам нужно делать какие-то вещи, которые можно считать непопулярными, но они не являются болезненными. Они не влияют непосредственно на кошелек украинского гражданина. Потому что здесь 2 ключевые реформы, которые явно будут тем, что правительство пообещает сделать своим избирателям и Международному валютному фонду. Это открытие рынка сельскохозяйственной земли и приватизация. И они никак не ударят по кошельку обычного украинца. Как бы это было в 90-х годах, что можно было бы сказать о приватизации? Что это проблема, потому что было много неэффективных советских государственных предприятий, на которых работали миллионы людей, и приватизация по короткому счету означало сокращение работников и закрытия, потому что они просто не были нужны в таком виде.

Сейчас доля таких предприятий является мизерной, их практически нет, потому что государство никак не поддерживает свои государственные предприятия. Все, кто был жизнеспособным, обанкротились за 20 с лишним лет рыночной экономики. Поэтому это исключительно популистами навязанное восприятие людьми, приватизация это плохо, продажа земли это плохо. На самом деле для людей оно никак не является плохим.

Есть еще два распространенных мифа. Первый,  что на самом деле МВФ приходит, чтобы вообще разрушить экономику Украины или заставить ее расти очень медленными темпами, как Украина могла бы расти в 10-20 процентов в год, а вот МВФ прогнозирует рост 3 процента и чтобы больше не росли.

Почему часто страна постоянно приходит к МВФ? Например, возьмем Шри-Ланку, в которой условно за 50 лет было 20 программ МВФ. Я спрашивал у коллеги, исследователя именно из этой страны, в чем проблема. Там ситуация похожа на украинскую - постоянный бюджетный популизм. Все время приходило следующее демократическое правительство и пыталось понравиться избирателю из-за того, что пыталось тратить больше, чем оно зарабатывает. Это заканчивается тем, что денег больше нет и нужно идти к кредитору. Потому что иначе нечем заплатить предыдущим кредиторам.

У нас та же система? С 90-х годов мы сотрудничаем с Международным валютным фондом, постоянно получаем первый, второй, иногда третий транши кредита, но ни разу не закончили программу. Разве возможно в 90-е были какие-то очень маленькие программы.

В большинстве случаев в украинской ситуации это связано с интересами не простых людей, а с интересами или олигархов, или паразитов, которые сидят на потоках денег, связанных с государством - или государственных предприятий, или на различных схемах. Как это было с двойной цене на газ, когда на разнице зарабатывались миллиардные капиталы. Например, тем самым Фирташем. Его же не просто так будут сейчас выдавать США из Австрии.

Там какая-то еще история с Индией.

Те же истории, только большего масштаба, он производил в Украине, делясь украденными деньгами с Януковичем и его соратниками. Поэтому либо страна из этого вылезает - есть примеры, когда странам удается достичь серьезного успеха, если выполнять все обязательства. Например, та же Турция. На наших глазах фактически, когда реформировалась украинская экономика очень быстро росла турецкий экономика. Если посмотреть на первые 10 лет, когда нынешний президент Эрдоган был премьер-министром, только он пришел к власти, у него было две программы, как руководителя правительства, с Международным валютным фондом.

Обе программы были выполнены полностью. Были получены все транши, это продолжалось 10 лет. 2 программы до 5 лет. И за это время экономика выросла. Суммарно на 70% реальный рост ВВП. Об этом собственно говорит премьер Гончарук - рост за 5 лет на 40%. Вот посмотрите на опыт Турции - с 2001 по 2011 годы - это возможно.

Как раз вопрос о программе, которую обсуждают сейчас в Киеве миссия МВФ с нашим правительством. Насколько я знаю, происходят встречи с президентом и премьером. О чем они говорят? Какие новые условия, возможно, там будут и насколько реалистично получить эти деньги?

Я думаю, что это абсолютно реалистично. Многие обязательств старых мы уже выполнили. Например, восстановление статьи в Уголовном Кодексе о наказании за незаконное обогащение чиновниками, это тот самый закон о сплите, передача  надзора за небанковскими учреждениями Национальному банку и Комиссии по ценным бумагам. Так же мы ожидаем, что будет вскоре, в этом году, решение об открытии рынка земли сельскохозяйственного назначения со следующего года, отменено перечень предприятий, запрещенных к приватизации, соответственно мы можем ускорять приватизацию, в проект бюджета, который внесен еще с меньшим бюджетным дефицитом, чем в этом году, согласно действующего бюджета.

Так же можно посмотреть, что там есть довольно небольшой процент роста расходов, то есть он выглядит как реалистичный.

А риски есть?

Я думаю, что самым большим камнем преткновения будет ситуация с Приватбанком. Потому что это не какая-то новое условие, а это потенциальное несоблюдение важного принципа МВФ, страна не может пересматривать те решения, после принятия которых она получила финансирования. Как и история с незаконным обогащением, то же самое с Приватбанком. Мы понимаем, что власть сейчас находится в очень сложной ситуации, потому что с одной стороны они обычно хотят, чтобы страна спокойно без финансовых кризисов прошла этот и следующие два года, когда мы вообще должны оплатить 20 млрд долларов внешнего долга государственного, и для этого нужно иметь программу с МВФ, иначе мы эти деньги спокойно не вернем.

А с другой стороны есть обязательства перед Коломойским, как минимум его большие пожелания, и понятно, что руководитель офиса президента был юристом, который работал по тем же делам ПриватБанка с Коломойским, собственно сам президент имел общий бизнес с Коломойским. И соответственно власть находится в такой ситуации, когда ее тянет в две стороны, на самом деле это все еще осложняется тем, что этот вопрос юрисдикции судов. Это, условно говоря, не принять бюджет, который подает правительство, а принимает парламент, принять какой-то закон, где тоже парламент принимает политическое решение, условно, установить цену на газ - это делает правительство. Есть конкретный ответственный, который является политически зависимым.

А здесь это как политически независимые украинские суды, которые на самом деле все политически зависимые и МВФ так считает, что они политически зависимы. И соответственно МВФ говорит: господин президент, премьер-министр, министр финансов, руководителю Национального банка - вы ставите подпись под Меморандумом и ваша задача в том, чтобы суды не приняли решение о пересмотре национализации, а лучше, чтобы приняли в выдаче денег решения о том, что предыдущие низшего уровня судебные решения являются недействительными и добивайтесь этого так, как вы хотите.

Справка:

Международный валютный фонд (МВФ) - это специальное агентство ООН. Создано, чтобы регулировать валютно-кредитные отношения стран-участниц и предоставлять им займы - в случае дефицита платежного баланса. МВФ был создан 27 декабря 1945 года. Соглашение об учреждении подписали 29 государств. А реально заработал Фонд в 1947-м.

Сейчас он институциональной основой мировой валютной системы и насчитывает 189 стран-членов. Каждая из них вносит свою долю в фонд в соответствии с экономического потенциала, в свою очередь - каждая из этих стран имеет право занимать деньги у Фонда.

 

Введіть слово, щоб почати