live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Оксана Забужко: Зеленский здесь на гастролях. Он не знает страны и не чувствует ее

Оксана Забужко, публичная интеллектуалка, писательница, поэтесса, лауреат Шевченковской премии в эфире программы телеканала Еспресо "Студия Запад с Антоном Борковским" о матричном Табачнике в украинском образовании, политическом критерии Вятровича и специфике Зеленского

"Солома выгорает очень быстро, если у нее не подбрасывать дров"

Украина стремительно входит зону турбулентности, только политической, а может, и социальной, трудно разобраться. Мы входим в зону неизвестного. Есть определенные маркеры, которые меня лично очень сильно беспокоят. Возвращаются силы, которые еще буквально несколько лет назад отсутствовали в политическом дискурсе, мы видим, как политический дискурс пытаются ломать через колено, манипулировать им и так далее. Это делают силы, например, завязанные на Кремль. Наше общество не до конца имеет какую-то сопротивляемость к этому. Возможно, что-то сломалось, возможно, что-то не возродилось.

Вывод, что Украина входит в зону турбулентности, в зону неизвестности, но что значит входит?! Она из нее не выходила, извините. Напоминать, что у нас война людям, которые убеждены, что война - это где-то там на Востоке, а их это не касается, я лично устала. О том, что у нас война и зона турбулентности, я нон-стоп кричу, говорю, пишу, как минимум, с августа 2008 года, с грузинской войны, когда в зону турбулентности вошел регион. Сегодня в зону турбулентности вошла не Украина, а человечество, целая наша цивилизация в этой самой зоне турбулентности. Украина могла бы и привыкнуть. Украина за это время, периодически, различными частями, различными подгруппами, определенными социальными группами где-то просыпалась, мобилизовывалась, затем ее приколыхивали или, наконец, психологические механизмы мобилизации долго не работали. Есть такой феномен "соломенный огонь".

Детализируйте о "соломенном огне".

Соломенный огонь - когда понятно, что тревога - и все немедленно мобилизуются, и все с одной сторожевой башни передают на вторую, что надо немедленно что-то делать, мобилизоваться и так далее. Поэтому создаются преграды, в том числе и огненные. Что такое огненная завеса? Разбросали солому и подожгли. Все, есть огненная стена и враг не придет. Но солома выгорела... Солома выгорает очень быстро, если в нее дров не подбрасывать. Вот и все, собрались на Майдан, якобы все, подействовало, отстояли какую-то конкретную цель. Но нужно делать более длинные стратегемы, взращивать понимание, где мы и кто. Пристегивать ремни надо не сейчас, их надо было пристегнуть позавчера и за пределами вчера.

вас остались школьники без учебников сегодня, так будьте готовы, что завтра эти выпускники пойдут и проголосуют за Вову, потому что им Вова с экрана в семьях заменял учебники"

Это как с анализом железнодорожных катастроф. Все пытаются определить, что произошло, а на самом деле надо понимать: либо был пьян, либо с бодуна тот или иной стрелочник, либо железнодорожные рельсы не выдерживали и так далее.

Поэтому я неустанно говорю, пишу тупо и скучно: образование, реформа образования. Все. Вот пока я не поверю ни в какие, абсолютно, еще раз, абсолютно ни в какие изменения... Говорю это целому украинскому народу: люди, вам врут. Вам врут, пока не было реформы образования и реформы права, тотальной и сквозной. Все. Пока образование по остаточному принципу. Вот мы немножко еще подлатали то, что осталось еще с Советского Союза, вот остались те же преподаватели, и пусть теперь каждый из них сам пишет свой учебник, и вообще, у нас демократия, пусть каждый выбирает свое мнение. Из чего, холера ясна, выбирает свое мнение? Базовая матрица, базовая закладка вообще от каких-либо вещей, оценки мира, картины мира - над этим кто-нибудь думал? Кто над этим работал, кто-нибудь, когда-нибудь? Сейчас все: "Ой, какой кашмар, какой ужас", значит, пришел Зеленский, что же нам теперь делать? Когда, извините, у нас три года назад, школьники остались без учебников, никто не кричал: "Ой, Боже мой, что нам делать?". У вас остались школьники без учебников сегодня, так будьте готовы, что завтра эти выпускники, которые  были без учебников, пойдут и проголосуют за Вову, потому что им Вова с экрана в семьях заменял учебники. Но то, что нет учебников, это никого, извините, не беспокоило, не трясло, никто не устраивал майданов и так далее. Простите, Вы меня завели. Реакция у нас, у общества, идет вот только уже по верхушке айсберга, которую видно в новостях.

Как у собаки Павлова, реакция на что-то.

Да, вот только в новостях видно, что украинский народ проголосовал под влиянием тех или иных технологий, анализ которых у нас еще впереди. Я не верю, что вскоре на украинских телеэкранах появится такой фильм, как "Brexit", который появился на британском Четвертом канале, где, действительно, проанализировано, каким образом эта самая Кембриджская аналитика смогла заморочить британское общество таким образом, что. ..

...Чечетов сказал: "Развести, как котят"?

"Развести, как котят". Это делалось не один год, делалось даже не только начиная с этого ужасного сериала "Слуга народа". Это отдельная тема, каким образом. Вот, но это стало возможным, на самом деле, только благодаря предварительной деградации образования до того уровня, когда люди начинают принимать развлекательные программы - все эти шоу, извините, тоже московского продюсирования - как часть собственной идентичности, домашнего уюта, юмора, смеха, вся семья собирается перед экраном и так далее.

"Мы посвистим, а вы попляшете" - это называется, потому что мы понимаем, что подобные вещи конструируются сознательно, цинично и манипулятивно...

Да, конструируются. Но для того, чтобы они конструировались, понимаете, должна быть страна без учебников. Должна быть страна также с некомпетентными политиками, некомпетентными чиновниками, которые тоже вышли и с того самого Советского Союза, где "будет хлеб, будет и песня", мол, когда экономика, то все будет хорошо. Но нет! Сначала в головах, а потом уже делается экономика. Головы делают экономику! Если есть головы, то будет хлеб. Если нет голов, то не будет хлеба, даже на самых богатых в мире черноземах. Экономические реформы тоже должны быть ориентированы на думающий слой, приоритеты думающих.

Пока же мы видим такие вот сигналы: люди Табачника возвращаются. Была информация о том, что они хотят менять концепцию того, что происходит в Украине в новейших учебниках. Мол, внутренний конфликт - гражданский, а не российско-украинская война и так далее. Это уже у нас на глазах происходит.

В свое время, в прошлом десятилетии, в программу по украинской литературе средней школы была введена современная украинская литература, чтобы элементарно выпускник средней школы, гражданин Украины знал, что литература не закончилась в СССР, литература продолжает твориться сегодня, что в стране существуют книги, издательства, это живой процесс, который продолжается, что украинская литература является частью европейской. Элементарная ориентация, то, что должен знать выпускник средней школы, какие-то базовые вещи. Табачник вычеркнул Забужко, Андруховича, кто там еще был. Табачник вычеркнул всю эту современную литературу.

Потому что "вы - УБН, украинские буржуазные националисты". Вы же враги, вы формируете вражеский дискурс для него. Им нужен другой дискурс.

Все значительно тоньше. Речь идет о том, когда вы услышите от украинцев, от патриотов, мол, "а что они создали за эти же 28 лет независимости? Украинская литература закончилась на Лине Костенко". И то, что Лина Костенко последних 40 лет, мягко говоря, совсем не является активной фигурой украинской литературы, и то, что изучают в школе - это написано 40 лет назад, все это создает впечатление, что советская власть заботилась об украинской литературе. А вот как только Независимость, так сразу все: писать перестали, книг нет, читать ничего, кто-то там с матами, танцуют, скачут, какие-то придурки ...

Постмодернисты.

...какие-то карпы, дереши, ну все - нет серьезной украинской литературы. Понимаете?! И поскольку украинская книга обслуживает реально по факту меньшинство, мы даже не знаем, но где-то примерно 10 млн украинского населения знает, что такое украинская книга, то есть, где-то она к ним теоретически доходит - или через Интернет, или через другие ресурсы дистрибуции. Втрое больше тех, для которых украинская литература закончилась учебником в школе, закончилась Линой Костенко. А что есть живые писатели, они понятия не имеют. И это действительно так! Были же большие выезды, знаете, писательские десанты в райцентры, где абсолютно удивленные дети, десятиклассники, молодые люди, впервые открыли для себя, "а что, есть живые писатели? Да?". Так вот - книги, и как эта книга делается, как она пишется, что, откуда берется, что это все действительно есть, это все действительно существует - вот все это море имеет единственный культурный ресурс - телевизор. А из телевизора ему рассказывают, что независимая Украина - дерьмо, понимаете, как у нас тут все плохо, позорно, смешно, хи-хи-ха-ха ...

"Вот вроде бы "у нас теперь не януковичские, у нас теперь хорошие, патриотичные министры", а оказывается, что как не было Забужко в школьной программе, так ее никто и не вернул"

...что Украина - это выдумка австрийских империалистов.

Да, и так далее. К чему я это все? Это все было вступление. Знаете, есть такое длинное забужковское предложение? Так вот, я к тому, что Табачник в 2010-м или в 2011 году вычеркнул - лично о себе знаю - современную украинскую литературу из программы. А вы знаете, что за прошедшие пять лет, когда нам рассказывали типа "все харашо, можно расслабиться", никто ее не вернул в программу. Вы говорите, Табачник возвращается. Нет. Вот как Табачник сформировал, сформатировал учебник, так эти годы - с министром Квитом, с министром Гриневич... Вот вроде бы "у нас теперь не януковичские, у нас теперь хорошие министры, у нас теперь патриотичные министры", а оказывается, что как не было Забужко в школьной программе, так ее никто и не вернул.

Извините, наивный детский вопрос - в чем их сила?!

Вы говорите, Табачник возвращается. А я вам говорю, что, с моей точки зрения, он - этот условный, духовный Табачник, он и не девался никуда! Понимаете? Вот, а все это присыпляние, что "вот давайте, здесь у нас что-то порвалось, давайте мы покрасим" ...

Паллиативные методы. Подрисуем, подкрасим.

"... а тут у нас поломалось - здесь мы подкрасим, а здесь - мы что-то подклеим, а здесь мы, значит, подлатаем, а здесь оно как-то будет, потому что еще никогда не было, чтобы никак не было". Понимаете? Это жизнь в режиме временности... Скажем, я могу понять политиков, и я могу понять это бурное торжество популизма, которое захлестнуло сегодня целую западную цивилизацию, от которого она в конце концов имеет шанс просто завалиться, потому что эта самая турбулентность, о которой Вы говорите, принцип "пристегните ремни", об этом следует говорить во всех странах.

"Для меня политическим критерием стало " кто не побоится взять Вятровича в свои списки "

Но наши политики теряют наш народ. У меня есть такое ощущение. Наши национально-демократические силы изжили определенные смыслы.

Вопрос с кризисом этого едва зародившегося в девяностых украинского политикума, в котором одно время действительно большинство в парламенте составляли национал-демократы, и там были приличные люди, и там были, наконец, люди, которым мы обязаны сегодняшней Конституцией. Да, мы имеем Конституцию! И мы имеем этот самый Основной Закон. И да, это работа как раз национал-демократического крыла. В момент произошла подмена национал-демократии тем самым ряженым национализмом, который выдает себя правых и который в действительности является такой версией, я бы сказала, этого самого большевизма, ряженого под бандеровцев из советских фильмов? Каким образом, как это происходило? И как происходило растворение, собственно, национал-демократии, тех самых национал-демократических сил, если уж об этом хотите, если уж вспомнили обо всех этих политических раскладах, Да, у нас выборы. Вот я себе была сказала так: "для меня один критерий голосования - какая партия не побоится взять в свой список Владимира Вятровича". То есть, вот эту самую его последовательную, кстати, и концептуальную политику. Можно говорить о том, что что-то можно было сделать лучше, что-то можно было сделать продуктивнее и так далее, но с учетом того, какие у этого Института национальной памяти скудные ресурсы, то есть, вообще никаких ресурсов, скажем так, "стенгазеты клеят" что называется. Вот они постоянно какие-то выставки делают, знаете, ездят с ними по всей Украине, а надо было бы сделать их центром координации нескольких гуманитарных институтов нашей догнивающей и тоже требующей реформы Академии Наук.

Вятрович это - символ для тех, кого безумно раздражала вообще изначально и даже с зарождения сама идея декоммунизации, для тех, кого трясло от изменения символической собственности на украинских городах, на украинских улицах, на украинских поселках городского типа и так далее, особенно на востоке, особенно на той территории, в тех одиннадцати областях, которые они были подтовлены под Россию, и которые им в 2014 году такую свинью, понимаете, подложили, потому что оказалось, что они вовсе не хотят идти под Россию, хотя все от Харькова до Одессы уже якобы было подготовлено. То есть, их безусловно нервирует, они все еще ждут, они все еще верят, что они вернутся и что 2014 год можно будет отыграть уже по-новому, другим способом, с другим подходом. И, конечно, что их очень нервировала декоммунизация даже на уровне табличек и памятников, потому что это то, с чего начинали всегда российские власти, куда не приходили. Они маркировали территорию, метили территорию своими гиви, своими моторолами, своими нападающими и палачами, и кем угодно. И соответственно, Вятрович сразу становится таким вот "мальчиком для битья", и в Вятровича летят все стрелы всех тех, кто ждет и продолжает ждать того самого разделения Украины. И у меня была такая мысль - "интересно, кто не побоится взять Вятровича в свои списки". Вот критерий. Вот если не побоится, значит - у людей это всерьез. По стечению обстоятельств, это оказалась "Европейская Солидарность".

Ну все, тогда вопросов нет. Это закрывает для меня тему, за кого я буду голосовать. Но это также дает определенную надежду на то, что, возможно, у нас начнется на будущее, возможно, не сейчас, если мы продержимся дольше, нам сейчас, знаете, передохнуть этот турбулентный период надо, возможно, это - шанс на зарождение вот этой самой национал-демократии, которой не дали состояться в девяностых. То есть, реальной политической силы с определенными убеждениями. Не клуба того или иного, денежного мешка, который организован для выигрывания выборов от выборов к выборам, а определенной действительно политсилы, где имеют вес принципы, взгляды, идеи и убеждения. Вы видели фильм Сарантино?

 Зеленского ни образования, ни подготовки, ни компетентности, ни ощущения своей принадлежности к стране"

Какой именно?

Последний. Он у нас в прокате шел под названием "Сильвио и другие", а в оригинале называется "Loro", то есть "Они". "Они" на материале Берлускони, потому что Берлускони дает прекрасный материал. В этом смысле он колоритнее чем Путин, у них все это получается по-передковому, он быстро научился у Путина, принял, перехватил те методы управления страной - через телевизор. Он все эти годы молниеносно это реализовывал, перехватил телевизионные медиа-холдинги и за него снова голосуют, потому что он обеспечивает перманентное шоу, перманентный карнавал. На самом деле он - предшественник Вовы Зеленского в смысле, что голосуют за того, кто обеспечивает карнавал, кто обеспечивает развлечение и это именно "при Зеленском хоть поржем", то есть реакция на разочарование в политическом классе как таковом. Вот заметьте "Loro" - они, разделение на "они" и "мы". Они как деградация политического класса в масштабах всей цивилизации. С этой же целью он это снимал - предупредить, сказать, ударить в какой-то колокол, вызвать реакцию, разговор, что: "Смотрите люди, что делается. Давайте как-то думайте". А оно так сошло бы, незаметно. И на самом деле это фильм-диагноз целому политическому классу и диагноз, для всех, каким-либо серьезным ошибкам нынешней системы демократии, куда вот этот червь нового тоталитаризма влез. Он может быть с лицом Путина, с лицом Берлускони, с лицом Трампа, может быть с каким-то неизвестным, в конце концов может быть и с лицом Зеленского. Хотя мы об этом лице ничего не знаем, кроме того, что он абсолютно непригоден к выполнению профессиональных функций президента нашей страны. У него ни образования, ни подготовки, ни компетентности, ни ощущения своей принадлежности к стране. Это не его страна, он здесь на гастролях. Он - московский шоу-бизнесмен, взлелеянный московским бизнесом. Он не знает этой страны, не чувствует ее. Это все огромное шоу. Мы внутри этого реалити-шоу, из которого мы не можем выйти. Но тут есть один момент, вернее два. Есть момент усталости от этого политического класса, который в каждой стране играет с электоратом от выборов к выборам, различными способами обманывает, развлекает, подкупает и так далее. Эта игра уже дошла до определенного момента "усталости материала". И это условное протестное голосование, что "за кого угодно, хоть за этого", без страха, что обвалится страна. Она и так на ладан дышит, она и так постколониальная, она и так еще не выплюнула из себя совок. То есть болезней здесь множество, и кризисов подкожных, столько гноя, что нам лечиться и лечиться, а в это время, как говорил мне один избиратель Зеленского: "Да, я рискнул". А я говорю: "Вы бы рискнули своей женой, ребенком и всем своим имуществом? Вот мы проезжаем мимо казино - зайдите и поставьте". А все потому, что нет понимания. Есть это глубокое убеждение, что сидит еще с советской школы, "каждая кухарка может управлять государством" и "ничего, научится". Так сколько лет надо учиться?

Ну, мальчик подрастет.

Люди искренне убеждены, что за 100 дней успеет, как на онлайн-курсах. Мол, запишется на курсы, стодневные курсы, где учат на президента. Вот мы проголосуем, а он за 100 дней научится быть президентом. И ты с ужасом смотришь, что начинать надо было даже не со средней школы, а с начальной, для того чтобы люди понимали, что такое менеджмент и управление страной. И здесь мы к чему приходим?

Здесь мы приходим к тому, о чем предупреждали умные люди еще в XIX веке, предупреждал мало кем у нас читаемый и не изучаемый в университетах Владимир Антонович. Это был один из самых интересных, таких тихих, незаметных, роющих в кротовом режиме свою историческую работу с мыслью на столетия вперед, наших мыслителей XIX столетия. Ему первому принадлежала мысль, еще тогда, когда вся Европа боролась за всеобщее избирательное право, люди уже хорошо усвоили, что демократия, право голоса является выбором большинства, который надо принять, никуда не денешься. Что нельзя говорить, что это не мой президент, можно только сказать, что я за него не голосовал. Ничего не поделаешь, это - президент, за которого проголосовало большинство моих соотечественников.

Я могу говорить о том, почему так произошло, я могу говорить о том, как можно минимализировать ущерб от такого решения. Но когда в ответ звучит, что "уважайте наш выбор", вот здесь у меня волосы становятся дыбом, как пылесосом поднятые, потому что это тоже элементарная неграмотность на уровне средней школы и неграмотность на уровне этого самого политического дискурса. Нужно уважать не результат выбора, а право выбора! Я, безусловно, уважаю право тех украинских избирателей, которые хотят прийти на избирательный участок и проголосовать за того, кого хотят. За это право веками человечество боролось, люди за это отдавали жизни. То есть уважать избирательное право - безусловно, но результат этого выбора, дурак ты, результат этого выбора никто не обязан уважать. Выбор - да, потому что за него заплачено человеческими жизнями. Это - выигранная война, чтобы ты имел это право и мог им воспользоваться, за это воевали. И вот, возвращаясь к нашим палестинам и к тому же Антоновичу, который тоже воевал за всеобщее избирательное право, и всех тех старицких и косачей, которые отдавали имущество, а их потомки его отдавали, для того чтобы эти простые мужики имели избирательное право и могли выразить свою политическую волю. Поэтому нашему Антоновичу, еще на заре этой борьбы за украинскую демократию, принадлежало предостережение и наблюдение, которое только сейчас становится очевидным в масштабах всего человечества: "Демократия может работать и быть эффективной только при определенном уровне культуры".

 

новости партнеров

‡агрузка...

21 октября, 2019 понедельник

21 октября, 2019 понедельник

20 октября, 2019 воскресенье

Видео

Введите слово, чтобы начать