//
live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Виталий Портников: Приоритеты не могут измениться

Владимир Зеленский и Жан-Клод Юнкер
фото: Reuters
Новый украинский президент Зеленский во время своего визита в Брюссель четко обозначил приоритеты внешней политики страны – европейская и евроатлантическая интеграция, принуждение агрессора – то есть России – к миру

Собственно, ничего другого от Зеленского  и не стоило ожидать, изменение внешнеполитических приоритетов – не в его власти и не во власти любого другого украинского президента. Поэтому тут важно не то, что говорил сам президент, а то, как будут реагировать на эти слова его сограждане. 

Для оппонентов высказывания Зеленского – просто доказательство того, что его слова ничего не стоят. Что он может говорить в Киеве одно, в Брюсселе другое, а в Москве будет говорить третье, если его туда позовут. И, как это ни странно, это представление о Зеленском патриотического электората совпадает с представлением той части его избирателей, которая голосовала за бывшего шоумена в надежде, что тот "закончит войну" и договорится с Путиным. Эти люди тоже рассчитывают, что слова Зеленского ничего не значат, что на самом деле он "свой", пророссийский и обязательно капитулирует перед "настоящим" президентом из Кремля. Ведь Янукович тоже говорил в Брюсселе о европейской интеграции, но когда пришел решающий момент, оказался верным союзником Кремля.

И только та часть электората Зеленского, которая голосовала за него, как за "лучшего Порошенко", сохраняет спокойствие. Происходит именно то, чего она ожидала – новый президент поехал в Брюссель и задекларировал принципы внешней политики предшественника. Только без коррупционных схем, как замечательно!

Сохранятся при президенте Зеленском коррупционные схемы или нет, я сейчас комментировать не буду – хотя бы потому, что реальная борьба с тотальной украинской коррупцией требует не одного и не двух президентских сроков. Но в том, что любому украинскому президенту "некуда ходить", кроме как в Брюссель и Вашингтон, у меня никаких сомнений нет.

Кучма еще мог маневрировать и баловаться в многовекторность просто потому, что его сограждане еще не полностью проели экономический потенциал, который им остался от советских времен. При  Януковиче этот потенциал был уничтожен окончательно, но у Кремля еще были деньги для поддержания украинских штанов. Да и войны с Россией Путин тогда еще не начинал, сама возможность такого столкновения казалась дикостью большинству наших соотечественников. 

А у Порошенко и у Зеленского никакого выбора нет. Ни потенциала, ни российских денег. Украинцы могут сколько угодно рассказывать себе сказки о мудром и работящем украинском народе, но только вот сегодня наша страна – экономический протекторат Запада. Деньги есть только там. Самостоятельно Украина содержать себя не может. Это, наверное, обидно для самолюбия, но другой Украины у нас нет. И у Зеленского нет тоже.
Так что же должен говорить в Брюсселе президент страны, сама стабильность в которой зависит от западной помощи? Сама возможность которой сопротивляться российской агрессии зависит от западной помощи? Сама возможность рассчитываться с долгами зависит от западной помощи? У него что, есть выбор? Это его мудрый избиратель может думать, что деньги на его зарплаты и пенсии печатает украинский Нацбанк. А президенту все уже объяснили. И деваться ему некуда. 

Возможно, спустя десятилетия, когда Украина рассчитается с долгами, проведет необходимые реформы, преодолеет коррупцию, восстановит территориальную целостность и станет нормальной цивилизованной страной, у нее появится возможность выбора – на Запад или на Восток.

Впрочем, могу вам ручаться, что такая Украина – если она только появится – в сторону России даже и не посмотрит. Зачем?

 

новости партнеров

‡агрузка...

20 июля, 2019 суббота

19 июля, 2019 пятница

20 июля, 2019 суббота

19 июля, 2019 пятница

Видео

Введите слово, чтобы начать