//
live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Предстоятель ПЦУ Епифаний: Прежде всего мы должны сохранить свою независимость

Блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины, предстоятель Православной церкви Украины Епифаний - в программе "Княжицкий"

Ваше блаженство, непростое время началось у Церкви. Потому что когда она формировалась, рождалась, возрождалась, мы все следили за получением Томоса, переживали, чтобы все получилось. Вы были избраны предстоятелем Церкви... И вот сейчас началось уже жизнь, непростая жизнь, порой дающая такие вызовы, которых мы не ожидаем. Хотелось бы начать разговор с того, как и чем Православная церковь Украины будет отличаться от других церквей. Потому что мы привыкли, что каждая Церковь имеет какую-то свою внутреннюю культуру, которая, безусловно, связана с традицией, но и с видением предстоятелей, церкви, духовенства, мирян. У нас всегда было две традиции. Одна - Русской православной церкви в Украине, которую мы знаем. Другая - модерновая, современная, которую представляли другие христиане византийского обряда, греко-католики. Была Украинская православная церковь Киевского патриархата, которая, собственно, стала основой для создания Православной церкви Украины, была Украинская автокефальная церковь. Каждая церковь имела свою культуру. Вот чем культура этой новой, объединенной Православной церкви Украины, которая безусловно имеет свои корни в прошлом и является наследницей тех церквей, которые объединились, когда она создавалась, чем Вам бы хотелось, чтобы она отличалась?

Действительно, после тех исторических событий, которые произошли в конце прошлого и в начале этого года - Объединительный собор, объединивший 15 декабря три ветви украинского православия в единую поместную православную церковь, получение Томоса 6 января, первые шаги, интронизация. А сейчас мы действительно переходим к кропотливой работе по утверждению и развитию нашей единой поместной Православной церкви Украины. Как Вы заметили, в основу единой церви легли Украинская православная церковь Киевского патриархата, Украинская автокефальная православная церковь и частично Украинская православная церковь Московского патриархата. Эти церкви имели свои определенные традиции, свое видение, развивались в определенном направлении. Но, поскольку мы являемся наследниками этих структур, которые легли в основу нашей единой поместной православной церкви, мы должны все то хорошее, что было, унаследовать и приумножить, и дальше двигаться в направлении развития общего будущего. Наша церковь, прежде всего, призвана быть более открытой, отходить от тех советских имперских обычаев, которые были искусственно привнесены в ее жизнь. Поэтому мы сейчас стараемся быть открытыми. Священнослужители должны больше общаться с прихожанами. Это и развитие на местах воскресных школ - не только для детей, но и для взрослых, потому что есть много людей, которые не знают хорошо православного вероучения, не знают традиций. Мы будем постепенно реформироваться. Но постепенно, разумно и трезво. Поскольку кое-кто хочет сразу кардинальных изменений и реформ, но мы видим, что реформы часто бывают болезненными и их не сразу можно воплотить в жизнь. Если перенести это на Украинское государство, то все хотят реформ, но чтобы это было сегодня и сразу. А реформы педполагают продолжительное время. Так и в жизни нашей Церкви. Нескольких месяцев мало. Мы формируем органы, соответствующие синодальные управления, которые будут заниматься развитием конкретных дел в нашей церкви. В будущем мы будем приближаться к греческой традиции и восстановлению традиций нашей Церкви периода Могилянской времен, когда Петр Могила очень много сделал для возрождения Украинской церви. Мы реформируемся, становимся более современными. Но реформы вносятся только в звенья Церкви, не касающиеся вероучения. Вероучение - это истина, которую принес в мир Бог. И мы не имеем права ее менять. А все, что касается внешнего, обрядового, мы будем постепенно менять, делать ближе к народу. Особенно это касается украинской молодежи. Мы видим, что она полностью поглощена социальными сетями, современными технологиями, которые отвлекают от духовного и тянут к материальному. В будущем это может негативно отразиться на обществе. Мы стремимся к вступлению в Европейский Союз, но мы не можем принять тех определенных негативных явлений, которые сейчас проявляются в Европе. Мы можем дать им много духовного и культурного. Мы духовно и культурно богатая нация. Мы возьмем в Европе все полезное нам - демократию, свободу слова, все связанное со свободой, а всему тому, что противоречит нашим ценностям, особенно семейным ценностям, мы будем противостоять, отстаивая традиции, укрепляющие украинскую нацию.

Вы упомянули социальные сети, демократию, свободу. Свобода - одно из чудес, которое Бог подарил человеку. Потому что главное - это свобода выбора между добром и злом. И эта свобода выбора не является простой. Иногда людям нужно помогать. Вы упомянули о социальных сетях, о современных технологиях. Просто мир меняется. Как Вы считаете: Церковь должна как-то пытаться людей вернуть к традиционным формам общения, получения информации, или должна конкурировать в медиа с рспростаняющимися деструктивными движениями? Мы ведь знаем, что частью информационной войны является война через социальные сети. Церковь эти современные методы донесения информации должна использовать?

Да, конечно, Церковь использует и будет еще более активно использовать современные технологии. Потому что это также в определенной степени является проповедью. Многие священнослужители присутствуют в соцсетях и через соцсети Церковь тоже имеет возможность проповедовать, доносить свое мнение до тех, кто там находятся. Церковь является определенным островком, где человек может отдохнуть, получить духовную поддержку. Поэтому мы должны использовать современные технологии, чтобы достучаться до сердец тех, кто сейчас находится где-то в виртуальном мире. Мы должны работать над тем, чтобы их включить, объяснить им, что Церковь - это духовная основа нашей жизни. И если мы будем отвергать это, то в будущем получим необратимые процессы, которые приведут нас к духовной катастрофе.

Вы упомянули, что Церковь будет возрождать традиции церковного образования, заложенные Петром Могилой. Вы тоже посвятили часть своей жизни церковному образованию, управляя учебными заведениями. Эти молодые люди, которые сейчас идут учиться в семинарии и академии... Вы чувствуете, что это новое поколение новые украинцы, которые идут проповедовать Слово Божие? Чем они отличаются от старших поколений, заложивших основы нашей Церкви?

Я в течение десятилетия исполнял послушание ректора Киевской православной богословской академии и председателя Синодального управления по делам духовного образования, заботился о развитии образования в Украинской православной церкви. Действительно, это новое поколение. Это поколение, которое не жило в Советском Союзе. Они являются питомцами независимой Украины. И это четко ощущается. В основном это ребята из Западной Украины, которые порой даже не понимают русского языка. У нас даже поднимался вопрос, не ввести ли среди предметов изучения русский язык. Потому что есть много интересной литературы на русском. Те, кто из Восточной Украины - общаются на русском свободно, потому что он в быту есть, но в школе его не изучают. То есть, это новое поколение, которое ментально отличается, воспитано в условиях независимого Украинского государства. И для них нет того прошлого, которое бы чем-то манило их обратно. Они - патриоты Украинского государства, готовые развивать единую поместную православную церковь там, куда их делегируют. Это особенно касается Восточной Украины, где наши позиции не так сильны, потому что там большое присутствие РПЦ. И мы видим, как это влияет в целом и в российско-украинской гибридной войне. Потому что это не только война на Востоке Украины, это и информационная война. Поэтому мы готовим современных высокообразованных пастырей, которые будут готовы отвечать на все современные вызовы, возникающие в украинском обществе.

Есть непростой вопрос к Вам. Вы упомянули о роли русской церкви в Украине, о ее влиянии. Когда мы смотрим на нации, которые смогли построить сильные государства и представители которых когда-то жили на территории Украины вместе с украинцами... Например, поляки. Мы видим роль костела и в развитии польской государственности, и в развитии польской демократии. Мы видим роль РПЦ, которая фактически является частью государства. Мы видим как важна была для части людей,создававших Израиль, единая религия. В Украине действительно распространенной является византийская традиция. Но украинские церкви, несмотря на то, что мы имеем сейчас Единую поместную православную церковь, частично разделены, как вы и говорили. Это благо, или это проблема для Украины? Как Вы к этому относитесь? Как Вы хотели бы, чтобы развивалась религиозная жизнь в Украине и сотрудничество между различными конфессиями? Я сейчас имею в виду христиан византийского обряда.

В общем логично, что в Украине будет Единая поместная православная церковь. Она есть, основа заложена. Но нужно еще многое сделать для того, чтобы эта Церковь объединила вокруг себя большинство православных христиан. Есть много тех, кто сейчас еще находятся в лоне РПЦ, но до конца они этого еще не осознают. Почему? Поскольку за вывеской "Украинская православная церковь" они скрывают свою реальную сущность. Но это процесс длительный. И мы не ставим хронологических рамок, что это должно произойти в течение определенного времени. Мы убеждаем, мы открыты, мы с любовью стремимся, чтобы все объединились и работали на развитие нашей Украинской православной церкви, служили интересам украинского народа, интересам Божьим и строили Украинское государство. Потому что церковь и государство неразрывно связаны между собой. Церковь является духовной основой, фундаментом Украинского государства. Если не будет независимой Украинской православной церкви, мы можем потерять и государственную независимость. Это взаимосвязано. Поэтому мы сотрудничаем с теми церквями, которые сейчас есть. Мы тесно сотрудничаем с УГКЦ, которая является патриотической церковью. Сотрудничество идет в рамках Всеукраинского совета церквей. Это уникальный орган, объединяющий различные церкви, разные конфессии в единый орган, который озвучивает определенные проблемы, обращается с определенными посланиями к обществу. В рамках этого совета мы едины в защите Украинского государства.

Украинцы все равно думают о единой церкви и понимают, что разделение наших православных церквей - это действительно следствие агрессии наших соседей, следствие попытки удержать свою веру и независимость в тех непростых исторических условиях, в которых украинцы жили все это время. Возможна ли такая ситуация, что Православная церковь Украины получит патриархат и Греко-католическая получит патриархат, и они объединятся в одну Церковь? Мы можем говорить об этом хотя бы в какой-то исторической перспективе? Или все же церковная политика не позволит провести такое объединение и будет сосуществование этих патриотических украинских православных церквей византийского обряда?

В общем многие стремятся и говорят о том, что эти церкви должны в будущем объединиться. Но для того, чтобы объединиться, надо прийти к диалогу. Сейчас мы тесно сотрудничаем. Мы совместно воплощаем определенные проекты, участвуем в совместных мероприятиях. На встрече с Блаженнейшим Святославом мы говорили о дальнейшем углублении нашего сотрудничества. В этом сотрудничестве мы придем к диалогу, а уже диалог определит, сможем ли мы объединиться. Теоретически это в будущем возможно. Но это зависит от того, как мы будем сотрудничать, поддерживать эти дружеские отношения, стремиться к этому единству. В будущем все православные должны объединиться в единой Церкви. Сейчас мы являемся независимой автокефальной поместной православной церковью, которая обладает всеми необходимыми правами наравне с другими, даже историческими патриархатами. Сейчас мы находимся в статусе митрополии, но это не влияет на внутреннее состояние и целом не ущемляет наши права. Что касается подъема до статуса патриархата, то это в будущем, когда мы, все православные, объединимся вокруг Киевского престола. Сейчас мы говорим о будущем, которое должны строить: признание другими православными поместными церквями, единство в пределах Украины, в рамках единой поместной православной церкви. Поэтому все зависит от нас: как мы будем действовать, сотрудничать.

Вы затронули тему признания. Мы знаем как сложно это происходит. Очевидно, что влияние не так российской церкви, как российского государства, которое является агрессором в нашей стране, на другие православные церкви является чрезвычайно сильным. Поскольку Россия делает все для того, чтобы Украинская церковь не утвердилась как сильная независимая поместная православная церковь. С кем есть проблемы в общении с другими поместными православными церквами, а с кем есть успешный диалог и сотрудничество?

Действительно, мы столкнулись с определенными проблемами по признанию нашей автокефалии со стороны других поместных православных церквей. Мы не ожидали такого противодействия и агрессии со стороны не только РПЦ, но и со стороны российского государства. Потому что если Путин созвал даже в свое время Совет национальной безопасности по вопросу автокефалии Украинской православной церкви, то все понимают на какой повестке дня стоит вопрос нашей автокефалии в российском государстве. И сейчас мы видим, что есть противодействие со стороны РПЦ и российского государства по признанию автокефалии нашей Церкви. Они проиграли по Томосу, когда говорили, что никогда этого не произойдет и Вселенский патриарх никогда не предоставит Томос на автокефалию Украинской поместной православной церкви.

Это правда.

И когда они потерпели здесь поражение, то сейчас пытаются противодействовать нам на внешнем фронте. Они действуют довольно успешно, но несмотря на это у нас сейчас есть диалог со многими православными поместными церквями, которые в этом году должны принять положительное решение о признании нашей автокефалии. Это и Кипрская православная церковь, и Элладская православная церковь, и Румынская православная церковь, другие православные церкви. Они сейчас обсуждают вопрос признания, потому что это не единоличное решение того или иного предстоятеля. Это должен Синод или Архиерейский собор обосновать свое заключение, на основе которого уже четко провозгласить признание автокефалии Украинской православной церкви. Так что это время очевидно будет длительным, потому что есть противодействие со стороны РПЦ.

Украинцы - это нация, которая имеет большую диаспору. Мы знаем, что есть определенные ограничения в том, чтобы эти украинцы могли ходить в Украинскую православную церковь в других странах. Как им быть? Куда им идти?

Это довольно актуальный вопрос. Потому что по нормам Томоса мы как Украинская православная церковь не вправе иметь приходы и епархии в диаспоре за рубежом. Это право принадлежит Вселенскому патриарху. То есть, православные украинские священники имеют право обслуживать духовные потребности украинский за рубежом, но они должны находиться в составе Вселенского патриархата. Сейчас мы решаем этот вопрос в отношении приходов, которые были до сих пор в Киевском патриархате. Это касается Европы, Америки. Сейчас уже много приходов, которые были созданы в то время, присоединяются к составу Константинопольского патриархата. Украинские священники и в дальнейшем будут обслуживать духовные потребности украинцев за рубежом. Они будут в составе Константинопольского патриархата, но поддерживать духовную связь с Украинской поместной православной церковью. И постепенно мы решим все эти вопросы, потому что на это нужно время. Мы ведем переговоры со Вселенским патриархом, архиереи на местах общаются с украинскими общинами.

Хорошо, что это решится в будущем. Потому что для многих украинцев, которые мечтали о том, чтобы была создана поместная Украинская православная церковь, это ключевой и непростой вопрос. А как современные политические события могут повлиять на судьбу Церкви? Вскоре будут парламентские выборы, и в условиях гибридной войны на смену Революции Достоинства может прийти реакция. Россия может поддерживать какие-то силы на Востоке Украины. Парламентская структура может измениться. Как Вы чувствуете: может увеличиться давление на Вашу Церковь? Или Вы выдержите любой политическое давление, которое может быть?

Власть меняется периодически. Происходят после выборов и определенные изменения в политическом поле. Но это не влияет существенно на развитие Украинской православной церкви. Я верю, что и в будущем не будет существенно влиять. В последнее время, в течение каденции власти, которая сейчас меняется, было сделано много для того, чтобы Украинская церковь объединилась. Но это заслуга не чисто власти. Да, власть сделала много, но это было стремление украинского народа - иметь свою независимую признанную Украинскую церковь. Власть способствовала, помогала, и это ее заслуга. Даже заслуга Петра Алексеевича - неоценима. Он сумел все эти надежды украинского народа воплотить в жизнь. Украинская церковь всегда опиралась на поддержку украинского народа. Во времена Януковича, который даже хотел снять с регистрации УПЦ (КП), народ сказал "Нет!" И ни одна власть не смогла разрушить наше единство. Поэтому и в дальнейшем мы будем опираться на поддержку украинского народа. И при любой власти, которая в будущем будет пытаться разрушить Церковь, это негативно отразится на той или иной политической фигуре. Я верю, что мы и в будущем будем вместе с украинским государством и его руководством заботиться об интересах украинского народа. Потому что мы совместно строим наше будущее, совместно развиваем украинское государство и противодействуем современным вызовам со стороны агрессора.

Ваше блаженство, вы упмянули президента Петра Порошенко. Я знаю, что Вы встречались с лидером президентской гонки Владимиром Зеленским. Это была положительная встреча, положительная разговор?

Да, я имел первую личную встречу с новоизбранным президентом Владимиром Зеленским. Он на меня произвел достаточно положительное впечатление как человек. Он получил большой вотум доверия украинского общества, которое много от него ожидает. Мы говорили о том, что будем в дальнейшем сотрудничать. Мы как Украинская церковь будем поддерживать и президента, и украинское государство в конструктивных действиях. Во всем, что будет касаться единства и развития Украинского государства, мы будем работать как партнеры. Я верю, что мы в дальнейшем будем делать все для того, чтобы эти отношения сохранялись хорошими.

Как Вы как предстоятель Церкви видите основные проблемы, которые сегодня перед Украинским государством и украинским народом? У нас, к сожалению, война, наше экономическое развитие не является таким, как бы нам хотелось, хотя довольно положительным по сравнению с тем, где находилась наша экономика несколько лет назад. О реформах кто-то говорит, что идут слишком медлено, а кто-то, наоборот, боится влияния российской гибридной войны на Востоке. Как Вы видите основные вызовы, которые стоят сегодня перед государством? Что нужно делать украинскому государству, чтобы все-таки защитить свою государственность и эффективно развивать страну?

Главным вызовом является сохранение украинской государственности. Если мы сохраним Украинское государство, то дальше мы можем говорить о благосостоянии. Поэтому прежде должны сохранить свою независимость, ведь видим, что агрессор пытается поработить. Прежде всего - физически, но это ему не удается, потому что мы сумели на востоке Украины отстоять нашу территориальную целостность, мы создали мощную армию, мы заботимся о языке, объединили Украинскую православную церковь. И мы должны сохранить все то, что было сделано за время независимости Украины. Сейчас мы видим определенные негативные месседжи со стороны северного соседа, который стремится разделить нас изнутри. Это мы прекрасно увидели во время выборов. Выборы имеют свойство разъединять. Но украинцы должны понять, что выборы завершились, избран глава, и в дальнейшем мы должны как единая нация заботиться о своих интересах, о сохранении украинской государственности. И если мы будем иметь единое государство, то в этом государстве мы сможем говорить о реформах, заботиться о благополучии украинского народа. На протяжении последних лет мы видим определенный прогресс. Прогресс даже в состоянии гибридной войны. Это является определенным достижением, которое власть должна приумножать и развивать.

Время нашего разговора истекает. Хотел бы задать Вам несколько личных вопросов. Что стало толчком к тому, чтобы Вы получили церковное образование и стали служить в церкви? Как это получилось?

У меня такое стремление, зов был еще в школьные годы. Я его сначала не озвучивал, но уже когда заканчивалось обучение я четко заявил, что хочу учиться в духовной семинарии.

Это на Буковине было?

Да. В селе Старая Жадова Сторожинецкого района. Затем завершил обучение в духовной семинарии, в духовной академии, где защитил кандидатскую диссертацию. Затем работал в сфере церкви, занимая различные должности. А потом принял решение о монашеском постриге и, приняв духовный сан, выполнял те обязанности, которые на меня Церковь возлагала. Постепенно, шаг за шагом, искренне работая на развитие Украинской православной церкви. И так, постепенно, достиг того, что был избран на Объединительном соборе предстоятелем единой поместной Украинской православной церкви.

Буковина - это непростой регион. Там и РПЦ достаточно представлена, и предстоятель этой церкви тоже оттуда. Вы с ним не были знакомы раньше?

Лично я не был знаком с митрополитом Онуфрием. Он долгое время занимал должность управляющего Буковинской епархией. Последние годы мы с ним пересекались только на государственных официальных мероприятиях. И сейчас мы не общаемся, а только пересекаемся на каких-то официальных государственных мероприятиях. Буковина действительно сложный регион. Там есть и румыноязычные села, и русскоязычные, и украиноязычные. К сожалению, там до сих пор есть большая поддержка РПЦ.

А перед Вами не стоял выбор: идти в русскую церковь или в украинскую? Как состоялся ваш осознанный выбор идти именно в Украинскую православную церковь?

Я посещал храм, который принадлежит РПЦ. Потому что другого в то время в селе не было. Это был где-то 1992-93-й год, когда не каждый понимал, это русская церковь, или украинская. Когда я обратился к священнику, он даже не благословил меня на поступление в семинарию. И тогда я нашел людей, которые порекомендовали мне поступать в Киевскую духовную семинарию в составе Украинской православной церкви Киевского патриархата. Наверное, так Господь вел меня с самого начала, что даже посещая храм РПЦ я был призван и направлен Богом именно к независимой Украинской православной церкви и являюсь ее воспитанником. Воспитанником Украинской православной церкви Киевского патриархата, которая вместе с Украинской автокефальной церковью выполнили свою историческую миссию, выполнили свою историческую роль и стали предтечами единой поместной Православной церкви Украины. И дальше мы должны двигаться только вперед, развивать свое будущее, заботиться о нашем единстве и противостоять тем вызовам, которые, к сожалению, есть и будут.

Спасибо, Ваше блаженство. Думаю, Ваш личный пример и пример Вашего служения поможет многим молодым украинцам, которые ищут свой путь к Богу.

новости партнеров

‡агрузка...

18 июля, 2019 четверг

18 июля, 2019 четверг

Видео

Введите слово, чтобы начать