//
live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Павел Залевски: Опасное время приблизилось, если предателями публично определяют несогласных

Павел Залевски, польский политик, депутат Европейского парламента (2009-2014 гг.) в эфире программы телеканала "Еспресо" "Студия Запад с Антоном Борковским" о кризисе европейской идентичности и наступлении популистов в ЕС

Верховная Рада Украины утвердила изменения в Конституцию, касающиеся интеграции в Европейский Союз и Североатлантический Альянс. Но, с другой стороны, неизвестно, насколько готовы НАТО и Европейский союз поддержать нас в этом стремлении.

Да, это проблема, если речь идет о Европе и США, ведь сейчас ситуация другая, чем несколько лет до этого. Европа и Америка прежде всего занимаются скорее собой, чем решением проблем на своих границах. Есть много вопросов относительно будущего Европейского Союза. Есть популистские и националистические движения в Европе, которые считают, что Евросоюз должен либо прекратить свое существование, либо изменить свой характер, стать более дезинтегрированным. Эти движения выступают против расширения Европейского Союза, поэтому сейчас нужно, чтобы Европа дала совет самой себе. Тем не менее, хорошо, что Верховная Рада приняла это решение. Оно было ожидаемым и соответствует логике движения Украины после Евромайдана, ведь это когда-то было шагом в направлении Запада.

Впрочем Запад сейчас стал немного другим, чем тогда, когда украинцы вышли на Майдан. Но я убежден, что с одной стороны Евросоюз преодолеет внутренний кризис и победит его, а украинцы будут развиваться и проводить реформы, поскольку, напомню, для вступления в Европейский Союз нужны верховенство закона и преодоление коррупции или хотя бы нужна ситуация, когда коррупцию будут преодолевать и она не будет логикой общественной жизни. И также нужна демократия. Украина идет правильным путем, однако должен идти им и дальше и воплощать реформы.

А как выглядит нынешний политический кризис Европейского Союза? Понимаем, что приближаются выборы в Европарламент, и мы видим, насколько сильно крепнут голоса популистов, шовинистов и порой просто безумцев, и я уже не говорю о так называемых "обычных" агентах влияния России. Поэтому есть ощущение, что они намерены просто разорвать ЕС.

Это правда. Есть такая цель. Есть даже такая инициатива, чтобы создать европейскую партию, которая де-факто будет антиевропейской. Вице-премьер Италии Сальвини ездит по Европе, недавно он был и в Польше и встречался с господином Качиньским, главой "ПИС", партии, которая правит в Польше, и разговаривали также и об этом. Среди сторонников этого также Марин ЛеПен, Вилдерс в Голландии, а также "АФД" в Германии. Национализм не является болезнью только тех стран, которые имеют проблемы развития, или только тех стран, которые находятся вне Евросоюза. Национализм и популизм уже является болезнью общеевропейской. К сожалению. И это также является проблемой для Украины, ведь европейские популизм и национализм вредят отношениям ЕС с Украиной. Но, как я говорил, причины этого кризиса в ЕС и распространение национализма и популизма, по моему мнению, проходят. Во-первых, приходит миграционный кризис, который привел к всплеску шовинизма и замыканию в себе. И это было проблемой, реальной проблемой. Сейчас это под контролем. Миграция уменьшается, ситуация контролируется, поэтому больше она не является топливом для националистов и популистов. С другой стороны, экономика ЕС постоянно развивается. Кризис 2009 года удалось преодолеть. Правда, появлялась опасная информация об уменьшении производства, например, в Германии. Это, конечно, является угрожающим, но я убежден, что ЕС это также решит.

В то же время финансовый кризис Южной Европы - Греции, Италии, Испании - также уже стал на путь решения. Я думаю, экономические проблемы, которые сильно радикализировали общественное мнение в ЕС, теперь под контролем и это тот фактор, который для меня является оптимистичным и помогает верить в то, что этот большой совместный европейский проект будет продолжаться.

Удалось ли после убийства Адамовича преодолеть "язык ненависти" в Польше? И как вы думаете, какое развитие будет иметь эта ситуация? Хватит ли политическим элитам политической мудрости, зрелости, чтобы сказать "стоп", так как мы видим, как "политические варвары" идут во власть?

Очевидно, убийство Павла Адамовича было актом террора, политического террора. Это совершил человек, который ненавидел политическую среду, из которой происходил Павел Адамович. Убийца не был связан с какой-либо партией, и, очевидно, его действия были вполне самостоятельными, но убийство было совершено по мотивам политическим, а не каким-то другим. Ответ на ваш вопрос ключевой. Но, чтобы понять, есть ли шанс преодолеть язык вражды, следует понять, откуда он взялся, что является его причиной. Ведь он не появился естественно, сам по себе. В конце концов, у людей нет взаимной ненависти. Люди не говорят ежедневно между собой на языке превосходства. Но остается фактом, что язык ненависти появился благодаря определенной концепции управления политикой. И парадоксально, эта тенденция пришла из страны, которую мы трактуем как родину демократии - из Америки. Потому что на протяжении многих лет там продолжалось изменение способа управления политикой и изменение способа общения с обществом. Место СМИ, которые информируют, начали занимать медиа, которые формируют идентичность, когда речь не идет о представлении максимально объективной информации, но речь идет о передаче эмоций. Эмоций, которые касались самых глубоких закоулков человеческих душ и сердец и резонировали в унисон с ценностями и взглядами, которые сидят в каждом из нас для того, чтобы их инструментально использовать для того, чтобы ими манипулировать. И эта манипуляция человеческими эмоциями начала давать эффекты. И политики, которые это делали, начали выигрывать выборы.

Примером этого является кампания президента Трампа. Но подобное было привнесено и в Польшу, где было место для политического конфликта, где эмоции всегда играли определенную роль, однако раньше всегда речь шла о какой-то четкой программе, о видении развития и безопасности. Ранее речь была о конкретных вещах, связанных с образом перераспределения денег, расходов на конкретные инвестиции, о функционировании налоговой системы. И вдруг все это отошло в сторону. И вдруг стало важным, кто-то больше любит Бога, кто-то Бога любит меньше или кто-то любит исключительно свое видение Отечества. Поэтому опасное время приблизилось, если говорить о господстве прежде всего эмоций, о публичном названии людей предателями, об определении предателями тех, кто не соглашается. И вопрос такой, - или политики в Польше поймут, что они должны отойти от такой идентичносной политики, которая создает из одного народа два племени, два племени, которые ненавидят друг друга, временами больше, чем другого. Нечто подобное бывает в семьях, когда внутри семьи негатива больше, чем снаружи. А известно, что каждая гражданская война является наихудшей войной, потому что является наиболее грубой. И теперь речь идет о том, чтобы это предотвратить.

Часть польских политиков уже сказали, что они не хотят того языка вражды, но есть ощущение, что они это сказали только ради какой-то доброй декларации. В конце концов, мы и в Украине слышим много хороших слов, но видим, что политики хуже, чем просто воюют между собой.

К счастью, мы еще не в столь драматической ситуации, как в 20-х или 30-х годах в Европе, когда фашизм, нацизм и одновременно коммунизм привели к тому, что по национальным или классовым причинам людей начали убивать. Сейчас мы находимся в совершенно иной ситуации. Но опыт является очень важным, и к нему стоит прислушаться, прошлое не является абстрактным. И всегда есть угроза, что зло придет. Хотя в целом я оптимист. Если смотреть на Польшу, то я считаю так: если не большинство поляков, то значительная их часть, хотя и подвергается тому языку самоидентификации, но в глубине души сохраняет гражданскую идентичность. И, хочу верить, что момент переживаний за сообщество перевесит. Конечно, мы в кризисе. Польша в кризисе. Украина в кризисе. В конце концов, Европейский Союз сейчас в кризисе. Америка в кризисе. Кризисы вроде как не имеют только авторитарные государства, как Китай или Россия, у них этот кризис является скрытым. Но я верю, что демократические страны найдут в себе силы побороть эти кризисы, и я верю в демократию. Я считаю, что демократия не является той системой, которая нас защищает от кризисов, но она является системой, которая нас из кризисов выводит.

 

новости партнеров

‡агрузка...

23 мая, 2019 четверг

22 мая, 2019 среда

23 мая, 2019 четверг

22 мая, 2019 среда

Видео

Введите слово, чтобы начать