live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Андрей Юраш: Прогнозирую тысячи переходов приходов Московского патриархата в Православную Церковь Украины

Директор департамента по делам религий и национальностей Министерства культуры Андрей Юраш в эфире программы телеканала "Эспрессо" "Студия Запад с Антоном Борковским" об алгоритме перехода приходов Московского патриархата в объединенную Украинскую церковь, кремлевское сопротивление этому и новое название для УПЦ МП

Московский патриархат в Украине уже выразил несогласие почти со всем, с чем мог выразить несогласие, хотя Томос мы получили, а корабль украинского православия стремительно набирает ход. Чего нам сейчас ждать от московской церкви в Украине?

Можно сказать одной фразой, а можно широко. Если одной фразой, то это и дальше заганяние себя в гетто, создание иллюзорной, для собственного рынка, реальности, где будет возможность найти себя и поэтому духовенству и той части верующих, через единство с Москвой не видит своего канонического пути. В более широком плане, то будет, конечно, сопротивление, будет попытка создать очень много конфликтных ситуаций, не допустить массовых переходов, на епархиальном уровне, общин, Украинской поместной церкви.

Будут в дальнейшем блокировать?

Очевидно, да. Вот смотрите, уже за последние пару недель, прошедших со времени организационного собора, уже почти полсотни общин решили разорвать с Московским патриархатом. После Томоса, после решения многих формальных вещей, связанных с развитием новой церкви, я имею в виду первое заседание синода, первая служба предстоятеля в новом статусе уже как легитимного главы церкви, этот процесс наберет чрезвычайно быстрых оборотов. В епархиях, особенно в западных и центральных областях Украины, это уже будут не единичные, как сейчас, переходы, это будут сотни. Я прогнозирую в целом тысячи переходов по Украине. Конечно, это создаст предпосылки для противодействия на всех уровнях и Москва готовится создавать специальные органы, которые будут контролировать процессы, которые будут влиять на ситуацию: юридические службы, отряды быстрого реагирования и так далее. Но с другой стороны, эта массовость сделает невозможным для Московского патриархата, полностью контролировать, охватить ситуацию и то радикально влиять на нее.

Московские священники, действующие в Украине, точнее их провод, начал массово созывать приходских священников к себе, ради формирования той или иной попытки остановить те массовые переходы.

Они это начали еще с октября, когда на октябрьском синоде Константинопольского патриархата были приняты важные решения, тогда почти по всей Украине прокатилась волна так называемых епархиальных собраний духовенства. Это же не случайно. Это был неформальный циркуляр из Киева, а на самом деле из Москвы, из штаба, который контролирует эти процессы в Москве - это отдел внешних церковных сношений. С одной стороны там есть такой митрополит Иларион Алфеев, который это контролирует, с другой стороны - именно закрепленный человек, это отец - Николай Балашов, чрезвычайно образованный, действенный человек, я думаю непосредственно связан с спецорганами России, его прямая задача - влияние и контроль над ситуацией.
Многие говорят, что именно отец Николай Балашов непосредственно контактирует с патриархом Кириллом даже мимо митрополита Алфеева. Так вот, оттуда и идут те все импульсы, те все главные месседжи, как действовать, что делать. Все эти шаги не являются жизненными, они реально не влияют на позицию духовенства. Откровенно вам скажу, я видел многих священников, разговаривал с десятью иерархами Московского патриархата, которые говорили, что мы же должны так делать, но работать дальше над своим, готовиться, собираться до перехода. Они ждут момента.

Но мы же понимаем, что московские иерархи запугивают доверчивых украинских прихожан.

Десятилетиями им вдалбливали, что благодать одна и находится вокруг Кремлевских звезд и Храма Василия Блаженого, который смотрит на эти звезды.

И мавзолея Ленина...

Ну где-то между этими тремя точками она рождается, и, мол, если вы избавитесь канонической связи с Красной площадью и Чистым переулком, где расположена резиденция патриарха Кирилла, соответственно вы теряете связь с Господом. Понимаете, уже два поколения выросли в этом сознании, а здесь совершенно что-то новое появляется в украинском контексте. Всесвятейший патриарх Варфоломей лично, в минувшее воскресенье, уже поминал предстоятеля Украинской церкви митрополита Епифания, как пятнадцатого автокефального предстоятеля, а священнослужитель, который очень часто жил одномерной идеей, требует определенного времени для того, чтобы найти в себе духовные силы переосмыслить, иначе увидеть, найти свое место. Я думаю, здесь не надо ни драматизировать, ни ускорять, прозрение придет само собой. Задача сложная, ответственная. Она будет год или два решаться, и во всех случаях, где есть здоровое ядро в религиозных общинах, там и пройдут эти переходы. Я недавно смотрел одну из программ Россия 24, где сообщается о "ужасах и зверствах" в Украине, которые связанные с "принуждением" священников Московского патриархата к переходу. И показывают сюжет, где один из священников Винницкой епархии, придя служить в свою церквь, встречается с прихожанкой, обычной простой женщиной, которая без вил и ружья ему говорит: "Отче, мы не хотим быть в русской церкви. Вы с нами? Мы вас принимаем. Вы не с нами? Пожалуйста, ищите другой приход". Страшное принуждение, страшное насилие, но в этом, собственно, вся Россия 24. Простые люди, простые прихожане поняли суть момента и они будут модерировать в том числе и позицию духовенства.

Как правильно поступать простым прихожанам, которые не хотят ходить в церковь Московского патриархата, а хотят вместе со своей приходом перейти в Украинскую православную церковь?

Есть религиозная община. Если внутри этой общины возникает желание выйти из подчинения какого религиозного центра, они должны собрать собрание, другого пути нет, они должны поставить две-три точки зрения на обсуждения и голосования и соответственно проголосовать. Какое большинство в этой общине получает преимущество, такой и будет судьба этой общины. Согласно украинскому законодательству каждая религиозная организация, община в частности, является самостоятельным юридическим лицом. Что это значит? Что каждая религиозная организация сама решает во всех практических моментах свою судьбу, включая собственность, включая правоотношения с государством, включая правоотношения с другими субъектами хозяйствования или государственными. Соответственно эта община сама решает, куда ей принадлежать. После этого составляется протокол, заверяется подписями, если это все происходит по согласованию исполнительной структуры этой религиозной организации, то подписями председателя структуры.

Председатель сельсовета должен подписать?

Нет. Я говорю о религиозной общине. Каждая такая община имеет голову, имеет выборные должности, например казначея, председателя хозяйственной части.

Церковная десятка?

Оно по-разному может называться. То есть они своими подписями, или, еще лучше, когда все участники собрания своими подписями подтверждают и подают протокол в тот орган, который зарегистрировал устав этой религиозной организации и он вносит соответствующие изменения. С этого времени религиозная община переходит в подчинение религиозной организации, иного религиозного центра. Это довольно просто. Единственное, следует соблюсти процедуры и четко все зафиксировать, чтобы это не было стихийно и не давало затем оснований оппонентам в судебном или каком-то другом порядке обжаловать соответствующее решение.

А куда люди должны нести те бумаги?

В орган, который зарегистрировал их устав.

То есть в районную администрацию?

Нет, при каждой областной администрации есть соответствующее подразделение, которое занимается регистрацией религиозных общин. Это управление или отделы по делам религии и национальностей ОГА и они наделены украинским законодательством правом регистрировать или вносить изменения в уставные документы. Очень важные моменты и конкретные наработки содержит законопроект 2148, который уже 2,5 года лежит в Верховной Раде без рассмотрения даже в первом чтении, правда он прошел все необходимые комитеты, и убежден, что этот законопроект, который определяет и четко прописывает все эти процедуры, может оказаться на повестке дня Верховной Рады.

Как говорил классик: "людей очень сильно испортил квартирный вопрос", говорится о церковном имуществе, в том числе о помещении церквей. Вот имеем общину, которая состоит из 60% тех, кто "за" переход и 40% тех, кто категорически против. А церковь одна.

Логика та самая, которая вытекает из того, что сейчас существует в сфере государственно-церковных отношений. Есть большинство, 60%, следовательно община меняет подчинение, потому что таких членов общины есть большинство. Поэтому юридическое лицо перерегистрирует устав и она же несет ответственность за собственность. То есть церковная собственность становится собственностью этой перерегистрированой религиозной общины. Вы смоделировали ситуацию, где есть 40%, а может быть и 5%, и, я думаю, что было бы вполне логично обратиться к статье 17 Закона Украины о свободе совести, которая наделяет правом последовательных служений в этом же храме. Будет и красиво, и логично, когда большинство изменив подчинения, предложит меньшинству пользоваться тем самым храмом. Это очень легко, это очень просто, особенно в сельской местности. Храм никогда не используется круглосуточно, даже по праздничным или воскресным дням. Есть определенные часы, когда в храме проходят службы. Поэтому абсолютно легко это храм предоставить в поочередное служение. На практике, конечно, есть разные ситуации. В нескольких десятках случаев, когда состоялись переходы на Волыни, Тернопольской, Ровенской, из Московского патриархата в Киевский, там, где большинство беспрекословно была за переход в новую церковную структуру, соответственно за смену подчинения, там оставались иногда даже небольшие общины, то Московский патриархат предложил целую программу, которая была спонсируемая несколькими очень мощными бизнесменами, по сооружению небольших компактных храмов для общин, которые там оставались. И, действительно, через два-три года в каждом селе был построен новый храм общин, даже не очень многочисленных (иногда это вообще до полутора десятка жителей села), которые остались верными Московскому патриархату.

Но есть подозрение, что Московский патриархат может захотеть раздуть ту или иную ситуацию или искусственно ее создать, идя на обострение.

К сожалению, это не угроза - так оно происходит в каждом случае. Московский патриархат категорически не хочет, не принимает этой логики. По логике Московского патриархата, община, если она когда-то была создана, или год, или десять, или двадцать, или пятьдесят назад, она уже пожизненно, до второго пришествия Христа, должна быть в Московском патриархате. По его логике,  права изменить юрисдикцию она не имеет. Об этом подчеркивают из Москвы, на это направлены все циркуляры и Киевской митрополии Московского патриархата, поэтому они противостоят. Они понимают, что если этот вопрос с их стороны не будет определенным образом промодерован,  не будет уменьшено и заторможено, начнутся массовые, тысячные переходы. Поэтому сейчас у них есть такой фокус, сосредоточение внимания на тех, пока, десятках переходов, показать что это, мол, невозможно, запугать людей. Вот пример в Хмельницкой области. Священник, община решили изменить юрисдикцию. Моментально появляется три десятка священнослужителей Московского патриархата, заходят чуть ли не в каждый дом, убеждают местного священника, убеждают людей, запугивают карами небесными, громами и засухами и всеми возможными вещами, чтобы они изменили свою позицию.

Титушок не привозят? Насколько я понимаю Москва будет ставить еще на так называемый "православный джихад".

Очевидно, что так. При многих епархиальных управлениях, многих, особенно в тех регионах, где есть угроза для Московского патриархата таких переходов, подобные группы уже давно созданы. В некоторых южных областях известна деятельность такой организации как "Радомир", которая действует при Запорожской епархии. Это такая полумилитарная, пионерско-комсомольская, даже с такими элементами, освященная структура, привлекает к себе, начиная с детей от четырех или пяти лет и заканчивая лицами пенсионного возраста, она при каждом приходе объединяет активных прихожан, которые должны защищать церковную собственность от посягательств чего и кого угодно. Деятельность подобных структур наблюдалась в ситуациях с переходами в Ровенской области, в Тернопольской области и на Волыни. Поэтому здесь, к сожалению, ничего нового нет, а наоборот еще большее усиление и стремление эти моменты применять на практике в каждом случае, когда есть угроза для общества, которую может создать Московский патриархат.

А как нам вообще быть с названием недавно православной церкви Московского патриархата в Украине?

Московский патриархат должен найти для себя, определиться с тем названием, которое он сочтет наиболее уместным. Я могу сказать, какое название для себя выберут чинодалы нынешней Украинской православной церкви Московского патриархата. До 90-го года это был украинский экзархат РПЦ, возможно они вернутся к этому, возможно они как-то по другому ее назовут. Возможно это будут просто отдельные митрополии Русской православной церкви. С 26 декабря пошел отсчет тех 4 месяцев, в течение которых руководящий орган и епархиальные управления должны сделать свой выбор и предложить нам свое название, поэтому придется несколько месяцев подождать.

 

новости партнеров

17 января, 2019 четверг

17 января, 2019 четверг

16 января, 2019 среда

Видео

Введите слово, чтобы начать