//
live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Андрей Пионтковский: Путинский миф подыхает. Украина не имеет права капитулировать на пороге победы

Знаковый российский политолог Андрей Пионтковский в эфире программы телеканала Еспресо "Студия Запад с Антоном Борковским" о подготовке крымского Гляйвица, стакане "Новичка" для Лукашенко и украинских капитулянтах

Андрей Андреевич, попрошу вас подвести итоги прошлого года. Последними, намой взгляд, наиболее характерными событиями стали отставка Джеймса Мэттиса, открытое морское нападение Российской Федерации на Украину и заявление Лаврова, в котором он назвал нашу власть нацистской.

Я, как гражданин государства-агрессора, не имею никакого морального права вмешиваться и комментировать ход вашей президентской кампании, но как эксперт, возможно, могу дать небольшую справку. Несколько очень важных участников этой кампании критикуют нынешнюю украинскую власть за то, что она якобы не могла наладить диалог с русскими, с Путиным, а они, мол, если придут к власти, то вот сядут с Путиным, разберутся и все будет замечательно. Это удивительно. Эта иллюзия "Путин-verstehen" (от немецкого "понять Путина", - ред.), она вообще заразила всю Европу, каждый американский президент за последние 20-30 лет начинал с того, что "мой предшественник был дурак и ничего не понимал, как надо поступать с Россией, а вот я сейчас сделаю по-другому", перезагрузки и так далее. Мы знаем, чем это кончается. Особенно удивляют меня такие иллюзии в стране, которая является объектом агрессии, и четвертый год ведет войну. Вот мне кажутся более актуальными здесь знаменитые слова премьер-министра Израиля Голда Меир. Когда ее упрекали в недостаточном поиске компромиссов, она говорила: "Дело в том, что наши противники хотят, чтобы мы умерли, а мы хотим жить. В такой ситуации поле для компромисса не слишком велико". Так вот, уверяю вас, что Путин, его ближнее окружение, значительная часть российской политической элиты очень хочет, чтобы украинское самостоятельное суверенное государство умерло, чтобы его не было, чтобы, возможно, формально оно осталась и его возглавлял бы какой-нибудь гауляйтер. Идея украинского государства абсолютно не воспринимается российской политической, так называемой имперской элитой. И сегодня, и сто лет назад, и 200, и 300 лет назад. Крайне странными являются заявления типа "вот я сяду, на одной бумаге Путин напишет свои пожелания, мы - на другой". Это детский лепет в государстве, которое находится в состоянии войны с агрессором и опасность эскалации этой войны с каждой минутой растет.

Вообще возможны два подхода в каких-то путинских головах к этой проблеме: ждать до украинских выборов или пытаться поднять уровень эскалации выше.

Думаю, именно эти две опции рассматривались в последние две недели прошлого года. Особенно знаковым для меня стало заявление Лаврова. Нацистами вас уже тысячу раз объявляли, вместо этого он 17 декабря в интервью полуголым комсомолкам сказал, что Украина готовит провокацию в районе Крыма. Это была новая идея. Раньше ведь постоянно твердили, что будут провокации на Донбассе. Это означает, что Гляйвиц, реальный Гляйвиц (провокация, организованная нацистской Германией против Польши в 1939 году, которая "обосновывала" нападение Гитлера, - ред.) планировался в Крыму. Конечно, это связано и, как многие наблюдатели отметили, с проблемой, в частности Северокрымского водного канала. То есть, вариант силовой акции серьезно рассматривался. Но, как вы справедливо отметили, был и другой. И когда в Кремле слышат вот такой дискурс во время избирательной кампании "отойдите, вы не смогли договориться, дайте я сейчас договорюсь с Путиным" - они по своему реагируют, они тоже рациональные люди. А почему бы и не подождать три месяца и не посмотреть, что из этого получится?! Это будет более экономный способ достижения тех же целей, и прежде всего, самого главного - полного подчинения себе украинского государства.

Уважаемый Андрей Андреевич, но с другой стороны, мы видим некоторое ослабление, если не сказать перезагрузку, американской внешней политики. Мы с удивлением увидели отставку Джеймса Мэттиса, как ее ни трактовать - как добровольную, или как увольнение. И мы услышали о выводе американских войск из Сирии. На самом деле это свидетельствует о некотором волюнтаризме Трампа, который не согласовал такие действия, как я понимаю, с тем, что и называется коллективной политической Америкой.

В России не поняли, что произошло 20 декабря в Овальном кабинете Белого дома. Это не Трамп уволил Мэттиса, это Мэттис уволил Трампа. Мэттис демонстративно ушел в отставку, написал публичного письмо, в котором выразил свое несогласие, прежде всего с тем, что Трамп по всему миру разрывает американские союзы и поощряет американских врагов. И впервые все положения этого письма были поддержаны ведущими республиканцами в американском сенате. И, кстати, такой же была реакция на решение Трампа вывести войска из Сирии. Это вызвало очень резкое сопротивление республиканских сенаторов. Американский политический класс, американские институты, нашли инструменты и возможности убрать эту угрозу Америки и свободного мира - либо усечь в ближайшее время возможности Трампа влиять на внешнеполитические решения, либо же просто выбросить его из Белого Дома.

Просто хватит ли этих инструментов в конкретно определенный период времени? Потому что у Кремля сейчас два коридора возможностей. Один - это броситься на Украину, и второй - начать ползучий аншлюс Беларуси. Хотя это все сможет соединиться в одном геополитическом порыве.

В Кремле ведь тоже немножко считают, особенно, если понимают, что Трамп доживает если не последние дни, то последние месяцы в Белом Доме. И понятно, что при следующем президенте, кем бы он ни был, это будет воспринято очень жестко, а Трамп попытается каким-то образом смягчить реакцию Соединенных Штатов. Ближайшие три месяца - они решающие на многие годы вперед. Потому что проясняется ситуация в Украине, проясняется ситуация в Беларуси. Там что собственно? Там выбор стоит перед Лукашенко - или смириться, получить приличную пенсию до конца жизни где-нибудь на сочинской вилле. Или продолжить то, чем он занимается на протяжении 25-ти лет - борьбой за независимость Беларуси. Да, можно сказать, что он боролся все время за свою власть. Но он эффективным способом оказывал сопротивление. Это ведь не Путин предпринял попытку аннексии, аншлюса Беларуси, а при Ельцине все это начиналось, все эти крупные объединения. Лукашенко их обманывал, он приезжал в Москву, подписывал какой-то очередной договор, распивал стакан водки, вывозил 10-12 миллиардов субсидий, но не соглашался на должность секретаря Минского обкома. А сейчас его загнали в угол, буквально с ножом у горла.

Вы упомянули о стакане водки, а я, невольно, подумал о стакане "Новичка". Это ведь еще третий какой-то вариант, к сожалению, наверное, для Лукашенко.

Да, если он откажется пойти на капитуляцию, "Новичок" - это один из первых для него вариантов. Но центральный вопрос будет - насколько белорусское население в целом отбросит эту идею. В Беларуси в 1991 году не было такого уровня национального сознания как в Украине, потому Москва и пыталась с самого начала проглотить ее. Но при всей противоречивости фигуры Лукашенко, ему нужно отдать должное: он тянул время, сохраняя независимость Беларуси, и за это время национальное сознание в Беларуси возросло.

Но, несмотря на возможный аншлюс Беларуси, в принципе кремлевский режим не решает своих внутренних вопросов. Мы видим постоянное умножение так называемой системной ошибки. То есть, существующая система уже не может решать тех или иных элементарных, но от этого не менее страшных проблем, например, как было в ситуации с десятками смертей в Магнитогорске.

Когда меня спрашивают, что было главным событием 2018-го года, я отвечаю, что не какое-то конкретное событие, а вот этот системный кумулятивный процесс, который длился весь год, который заметили все, но называют по-разному. Я его называю смертью путинского мифа. Ведь любой авторитарный режим держится не только на насилии, но на каком-то мифе, который объясняет населению, почему оно должно терпеть диктатора. И мы прекрасно помним, как в телевизионной пробирке этот миф был создан осенью 1999 года. Из-за взрывов домов, из-за войны в Чечне нам говорили: "вот нас убивают террористы, а вот молодой энергичный офицер спецслужб, который поднимает с колен Россию, защитит нас, и мы все должны объединиться вокруг него". Этот миф тогда сработал. Тогда он несколько раз перезагружался, получал новые составляющие - "борец с олигархами", "борец с однополярным миром". В конце концов, произошел ужасный наркотический всплеск в 2014-м году с этой нацистской идеей "русского мира". Она тоже на некоторое время захватила значительную часть людей. "Крым наш" в целом поддерживало более половины населения. И вот этот мир рухнул! С каждым новым опросом стремительно падает популярность Путина. Это не какое-то падение на 5-10 процентов. Это гораздо глубже. Это смерть мифа! В большого, справедливого вождя, который защищает от жадных бояр, уже никто не верит. С каждым новым опросом все больше - 50, 60, 65 процентов - выступают за нормальные отношения с Западом. Так что не на что опереться. Вы правильно нащупали основной нерв проблемы путинской диктатуры. Ведь ради чего задумывались все эти авантюры в Крыму, на Донбассе, в Беларуси? Ради имперской риторики с "объединением разделенного народа", как они говорят, объединить население. Но это уже не объединяет. Это отталкивает население. Вот в чем основная путинская проблема. И трагической ошибкой украинского общества, украинских политиков было бы именно сейчас, когда этот путинский миф подыхает на глазах, начинать что-то бормотать о понимании Путина, об общем языке, о компромиссах "я приеду - мы поговорим" и так далее. Это - капитулировать на пороге победы. Вот что бы это значило и с чем я бы хотел обратиться к украинским друзьям на пороге этой президентской кампании.

новости партнеров

‡агрузка...

19 апреля, 2019 пятница

19 апреля, 2019 пятница

Видео

Введите слово, чтобы начать