live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Иосиф Зисельс: Все знают, что Россия была, есть и будет нашим врагом, но боятся об этом говорить вслух

Из выступления Иосифа Зисельса, диссидента, главы Ассоциации еврейских общественных организаций и общин Украины, на вручении почетной награды "За интеллектуальную отвагу" независимого культурологического журнала "Ї" во Львове

Нам следует преодолеть навязанную советской властью шизофрению

Словосочетание "интеллектуальная отвага", на мой взгляд, содержит определенное противоречие, так как "интеллектуальная" - это мышление, решение задач, нахождение решений в сложных условиях, это математические, физические, философские задачи, которые люди решают, когда достигают определенного уровня понимания. А "отвага" это поступок, это импульс, это тогда, когда еще не успеваешь даже подумать, а уже что-то сделал, а потом о тебе говорят, что ты отважный. Об отваге мы много слышали в детстве, когда нам рассказывали про различных советских героев, но про интеллектуальную отвагу не было. Отвага - это когда сначала сделаешь поступок, а потом думаешь "что же я такое наделал", поэтому, вероятно, интеллектуальная отвага - это когда ты сначала думаешь, а потом, если не передумал, делаешь этот поступок. И это очень важно, когда ты переступаешь через эту грань, когда будто бы не следует говорить то, что ты придумал, но все же должен это сказать, потому что не можешь этого не говорить. И это очень важное обстоятельство того, что в этом словосочетании "интеллектуальная отвага". Конечно, мне бы хотелось еще что-то вставить в середину между этими двумя словами, то, что непосредственно в них не содержится, но предполагается. Это такие слова, как "духовность" и "совесть". И я не понимаю, как это может существовать отдельно от "интеллектуальной отваги". Интеллект - это оружие, и от того, кто им управляет, это или страшно, или это дает защиту, здесь все зависит от духовности и совести того, кто держит в руках это оружие, не практически в руках, имею в виду в голове. Без таких ограниченных или направляющих факторов, как духовность и совесть, интеллектуальная отвага является не полной. Я пытался вспомнить, когда впервые задумался над подобной задачкой и вспомнил первый класс, когда наша учительница Мария Ивановна - а это был 1953 г., когда было уже не так страшно, как перед этим, хотя также страшно - задала задачи. Я закрыл глаза и считал (это был урок арифметики), и она говорит: "Сейчас Иосиф нам ответит". Я открываю глаза и отвечаю. Это был первый шаг, но он ничем не угрожал. А вот, когда ты вступаешь во взрослую жизнь, понимаешь, что должен себя ограничивать, а это уже были 1960-е годы. Ты должен себя ограничивать, потому что тебя так воспитывают. Тебя воспитывают, что некоторые вещи можно говорить только дома, но нельзя в обществе, а вот некоторые вещи нельзя даже дома говорить, например, плохо говорить о власти нельзя даже дома. Ведь что-то может произойти... А в обществе ты можешь говорить то-то и то-то. Это такая искусственная, неестественная шизофрения, которая навязывалась нам в детстве, юности и, к сожалению, на протяжении уже почти тридцати лет независимости мы ее до сих пор ощущаем. И это то, что нам следует преодолеть.

Евразийство следует из себя выжимать

Можно много об этом говорить, но разве нужно быть отважным, чтобы сказать правду?! Это же так просто - правда! Ее якобы все видят, люди же не дураки, они просто иногда не озвучивают ее, но все ее видят, одновременно иногда ты сам должен решиться что-то сказать, хотя и не знаешь, есть ли у тебя единомышленники. Все это как в сказке Андерсена о голом короле. Правду сказал только мальчик, потому что он еще не был воспитан своими родителями в страхе перед правдой. Он сказал, что король голый. И все видят то же, что видели и до того, но не могли об этом сказать, потому что было страшно. Или другой пример: Россия была, есть и будет нашим врагом, к сожалению, еще очень долго. Это также все видят и знают, но чтобы сказать это, пришлось прожить нашу жизнь, перейти годы независимости, пройти сквозь революции и войны. Но до сих пор не все так считают и мы видим, как расколото наше общество. Где пролегает линия раскола? Трудно себе представить. Она проходит не по Днепру, она проходит не по линии фронта, она проходит сквозь сердце каждого гражданина Украины, вот тут мы европейцы, а вот здесь - евразийцы. Поэтому наша задача выжимать из себя это, гнуть линию в сторону Европы, потому что мы туда хотим, это наше желание, мы представляем себе, что мы в Европе. Но когда мы представляем, что мы в Европе, хотим быть в Европе, то должны подумать, а в какую Европу мы идем? Потому что у нас бытует представление о Европе, то есть когда мы не могли узнать ее, искали отдельные источники информации, чтобы узнать, что же такое Европа, ведь был железный занавес. Мы хотим идти туда, в Европу 1990-х годов, когда она объединилась, когда она стала единственной, но она еще там !? Мы нацелились туда, а она перешла уже в другое место. Мы как охотник, который охотится на птицу и должен опередить ее движение, чтобы попасть. Так и мы должны подумать, куда идти, чтобы через 20, 30 лет или сколько нам суждено идти в Европу, встретиться с ней в той точке, где она будет в то время.

Все кандидаты в президенты должны помнить о Майдане, который их может скинуть

Когда я думаю о нашем следующем годе, о наших выборах, то сначала я волновался, не будет ли снова попытки вернуть нас всех на Восток, хотя мы уже выбрали западный вектор движения, а потом успокоился, я уверен: кто бы ни пришел в президенты из тридцати с чем-то кандидатов, он не сможет, даже если захочет, вернуть Украину на Восток. Это уже все. Попробовать он может, но, говоря даже о первой пятерке кандидатов, у них, вероятно, есть ночной кошмар: они приходят к власти, но поднимается Майдан и скидывает их. Этот кошмар должен довлеть над каждым властным человеком, он должен помнить, что должен слушать только свой народ и идти туда, куда хочет народ, а не пытаться разными хитростями разворачивать его, как это пытался сделать Янукович. И это меня успокаивает по поводу вектора нашей жизни, но не успокаивает в отношении эффективности нашего движения, в отношении нашего раскола и отсутствия, к сожалению, нашей собранности. Когда-то детей воспитывали так, как их воспитывали, ведь хотели сохранить их жизни. Никто из родителей не хочет, чтобы его ребенок попал в тюрьму и по лагерям. И когда я при этом думаю об интеллектуальности, у меня есть определенный диссонанс, когнитивный диссонанс, потому что мне не повезло - я не был вместе с собратьями в политической зоне, меня судили так, чтобы я был в уголовной зоне, это гораздо труднее, хотя срок был меньше. Если бы я не был евреем, а был украинцем, то за то, что я успел наделать до 1978 года, меня бы посадили в политическую зону, и я бы имел сразу семь, а не три года. Я к тому общался с собратьями, мы все были единомышленниками, а попал в среду, где иногда встречались люди с высшим образованием, и я увидел этот диссонанс. Эти люди были не того образца, которых я видел до того, как был в подпольном движении. Они, возможно, и были интеллектуалами, но продавали свой интеллект, они работали на администрацию, и что-то иногда препятствует мне считать, что чистый интеллект - это всегда хорошо, я снова возвращаюсь к мысли, что основаниями должны быть духовность и совесть, и только тогда интеллект разворачивается и служит добру.


СПРАВКА: Орден «За интеллектуальную отвагу" - серебряная награда, которая ежегодно вручается Капитулой независимого культурологического журнала "Ї". Кавалерами ордена являются 35 человек, в частности, Борис Тарасюк, Наталья Яковенко, Мирослав Попович, Вячеслав Брюховецкий, Григорий Грабович, епископ Борис Гудзяк, Мустафа Джемилев, Николай Княжицкий, Евгений Захаров, Леонид Финберг, Евгений Быстрицкий и другие.

новости партнеров

20 ноября, 2019 среда

20 ноября, 2019 среда

Видео

Введите слово, чтобы начать