live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

В политическом хаосе демократий возникает новая модель


фото: REUTERS
Еспресо.TV публикует перевод статьи Нико Прайса, опубликованной на сайте Associated Press, которая посвящена актуальным вопросам современного мирового порядка

Ссоры в Овальном кабинете. Крики в стенах парламента. Беспорядки на Елисейских полях.

Сейчас - хаотичный момент для стран, которые уже давно сцементировали мировой порядок, время нестабильности для баланса власти, которая царила на протяжении десятилетий.

Во всем мире люди ставят под сомнение истины, которые они давно считали самоочевидными, а сейчас некоторые из них развенчиваются как fake news. Традиции, которые долгое время считались неизменными, подвергаются случайному переосмыслению.

Во Франции люди, которые чувствовали себя выброшенными на обочину глобализирующегося мира, в течение последних нескольких недель маршируют и бунтуют, протестуя против правительства, которое они называют элитарным и оторванным от людей. Правительство, которое, несмотря на первоначальное игнорирование протеста, казалось, подтверждало подозрения (протестующих), в конце концов было вынуждено изменить тактику.

Великобритания все еще вздрагивает от референдума, который ее правительство провело по требованию скептиков (евроскептики, - ред.), чтобы увидеть триумф этих самых скептиков. Сейчас, когда политики неуклюже борются за голоса, правительство находится на грани краха.

И в Соединенных Штатах, президент, которого обвиняют в разрушении идеалов, которые являются драгоценными для нации, агрессивно отвергает протокол и обычаи, которых придерживались с десяток его предшественников. Его последователи в восторге; у многих же других голова идет кругом.

Более того, такие события разыгрываются не только в странах Свободы, равенства и братства (Франции, - ред.); Великой Хартии Вольностей (Великобритании, - ред.) и Декларации независимости (США, - ред.), но и по всему Западному миру.

Есть похожий нарратив, где люди, находящиеся за пределами центров власти, отвергают политические элиты, которые, по их мнению, принимают их как должное; и поддерживают новые движения, которые избегают каких-либо правил и часто апеллируют к базовым инстинктам.

Скажем откровенно: все это - не ослабление демократии. В определенном смысле, все наоборот.

Существующий консенсус устарел?

Аромат демократии, наиболее известный для Запада, является опосредованным: желание избирателей помогают формировать институты, которые управляют государством и часто действуют как буферы, которые сглаживают бурные политические воды.

Между тем возникающие модели вызывают более фундаментальную, подчас более грубую форму демократии, в которой голоса и другие политические выражения имеют более прямой эффект или в которых они предоставляют полномочия лицу, которое может обойти эти институты.

В процессе эти демократические страны рискуют потерять традиции консенсуса - соглашение о том, как жить, как осуществлять государственное управление и как взаимодействовать с другими, которое действовало десятилетиями после окончания Второй мировой войны.

Как это все произошло?

Посмотрим на 10 лет назад - когда модель ипотеки с низкими процентами и повышенным риском поставила мировую финансовую систему на колени. Года рецессии и жесткой экономии, которые шли вслед за этим, нарушили неписаное правило, что удерживало политический истеблишмент на своем месте десятилетиями: каждое последующее поколение должно жить лучше, чем предыдущее.

"Мы не забыли 2008 год", - читаем граффити на банке рядом с Елисейскими полями - "Верните нам наши деньги".

Добавьте к этой разрушительной технологии, которая заменяет бухгалтеров алгоритмами, секретарей - Siri, и водителей со своими грузовиками. Смешайте в повседневной жизни социальные медиа, которые снимают фильтры правдивости и сноровки, которые когда-то моделировали политический дискурс. Для полноты картины добавьте также кибер-кампании, основанные врагами Запада и предназначенные для дезинформации, разжигания подозрительности и создания информационного шума.

Эта горючая смесь взорвалась в 2016 году, а грибное облако все еще растет.

В июне того же года, после более чем четырех десятилетий амбивалентного членства в европейском клубе, Великобритания провела референдум, который, по мнению тогдашнего премьер-министра Дэвида Кэмерона, "наконец решил этот европейский вопрос".

После кампании, полной ксенофобских страхов и финансовых нарушений, британцы в большинстве проголосовали за выход из Евросоюза, направив ударные волны на политический истеблишмент.

Кэмерон ушел в отставку, оставляя преемнице Терезе Май незавидную задачу пытаться сориентироваться среди "брекситеров" (сторонников выхода из ЕС любой ценой, - ред), паникующих сторонников остаться в ЕС и разгневанных европейцев. Она мужественно пережила вызов ее лидерству в среду, но ее правительство может в любое время упасть, когда она пытается предотвратить потенциально катастрофический сценарий "Брексит без соглашения" 29 марта.

В ноябре 2016 г. пришла очередь американцев порвать с традициями. После нецивилизованной кампании, которая "порвала" Интернет, Дональд Трамп выиграл горькое голосование, чтобы стать лидером свободного мира. Почти все, что произошло с тех пор, продолжало заложенный сценарий.

От импульсивной внешней политики до испытаний американской традиции разделения власти вся палитра деятельности Трампа привела к вопросу о том, будет ли он, а тем более Соединенные Штаты, придерживаться долгоиграющих принципов и обязательств. Для самой сильной нации на Земле такая неопределенность - это не мелочь.

Очередь Франции наступила в мае, когда молодому банкиру и бывшему министру экономики удалось убедить избирателей в том, что он был аутсайдером. Гиперглобализм Эммануэля Макрона контрастирует с ксенофобией Трампа, но Макрон, как и Трамп, тоже утверждал, что он высушит болото (имеется в виду истеблишмент, - ред.) в борьбе за интересы простых людей.

Это обещание быстро сошло на нет. Макрона вскоре стали называть "президентом богатых" - образ, которому не помогли его раздутые прокламации о том, что Франции нужен "Юпитер" - главный среди римских богов.

Гнев достиг пика, когда, якобы по экологическим соображениям, он пообещал поднять уже и так непомерные налоги на бензин. Люди, которым надоели высокие налоги и высокая стоимость жизни, вылились на улицы с протестами, отчасти жесткими, которые потрясли страну и заставили Макрона отступить.

Что дальше: больше неопределенности

Хаос там не заканчивается.

По всему миру политики читают заново плей-лист. От Филиппин Родриго Дайтер до бразильского Жуира Болсанару кандидаты побеждают на выборах, несмотря на - или, возможно, благодаря - высказываниям и действиям, которые настолько неполиткорректны, что до недавнего времени они получили бы гарантированное поражение. А только что искаженный ландшафт создает возможности для таких стран, как Китай, которые стремятся распространить свое влияние на свежие уголки планеты.

Является ли это поворотным моментом в современной политической истории? Западная либеральная демократия, кажется, в довольно незавидном положении, тихо сидя в углу, в то время, как ее выдающийся современный предводитель, канцлер Германии Ангела Меркель, медленно уходит со сцены.

Темы западных демократических революций остаются более актуальными, чем когда-либо, даже в новых формах. Либо эти новые новые голоса представляют новые пути к свободе - остается открытым вопросом так же, как и будет ли результатом большее равенство.

И вне этих двух вопросов выступает другой, пожалуй, еще более важный момент: имеет ли братство - послевоенный клей, который долгое время держал вместе коллаж наций, - любой шанс на выживание?

Оригинал - In democracies "political chaos, new model emerges

новости партнеров

13 декабря, 2019 пятница

13 декабря, 2019 пятница

Видео

Введите слово, чтобы начать