live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4
Антин Борковский 14 декабря, 2018 пятница

Дмитрий Орешкин: От войны с Украиной Кремль может остановить перспектива цинковых гробов

Российский политолог и социолог Дмитрий Орешкин в программе телеканала "Еспресо" "Студия Запад с Антоном Борковским" о перспективах масштабной войны с Россией и страхе Путина повторить судьбу Николая II

В морской акватории Кремль пошел на абордаж даже не украинских военных судов, но самой Украины. По Вашему мнению, зачем Путин пошел на эту авантюру, ведь в сухом остатке оказалось, что Кремль не просто расстрелял украинские корабли, но и фактически выстрелил себе в ногу.

Результатом, сухим остатком всей этой истории стала очередная изоляция России в мировом общественном мнении, разговоры о новом цикле санкций, более или менее жестком, снижение авторитета России среди адекватных политиков. Это - первая сторона вопроса. А вторая - зачем нужно? Дело в том, что у Владимира Путина все узже коридор возможных воздействий как на Украину, так и на весь окружающий мир. Он на самом деле чувствует себя загнанным в клетку, или в мышеловку. И единственная реакция, с помощью которой он может восстановить свой статус, как ему кажется, - это нагнетание военной, как раньше говорили, истерии. Здесь проблема достаточно прозрачна. Ни в экономическом росте, ни в культурном развитии, ни в финансах современная Россия не может продемонстрировать миру ничего. Советский Союз заставлял общаться с собой только в той сфере, в которой он мог хранить что-то похожее на паритет с Западом. А паритет был только в сфере военной промышленности и вот этого балансирования на грани вооруженного конфликта. У него просто не остается других средств воздействия. Расчет на то, что нам, мол, терять нечего. Поэтому и демонстрируется готовность к худшему развитию, к запугиванию западных партнеров, ну и заодно запугивания, конечно, Украина, чтобы ей изо всех сил помешать построить эффективную экономику, чтобы, не дай Бог, не показала хороший пример, Российской Федерации. Поэтому нагнетание такой истории - полностью логическое, предсказуемое и это очень опасно, так как балансирование на лезвии ножа может в любой момент оборваться в реальный горячий военный конфликт, когда плохо уже будет всем, в том числе и России, потому что, мне кажется, что путинская вертикально очень переоценивает ее военную мощь.

Красные линии уже настолько четко намечены, что в принципе Кремлю придется либо "закуклится", или же по-тихому убираться. Пойдет Кремль на отступление?

Реакция Запада в целом для Путина неожиданная. Он привык действительно считать Запад слабым, робким и так далее. А здесь он видит имеющуюся готовность, все более жесткую, дать ответ. И это для него новость. И это создает новую политическую ситуацию, в которой ему надо пересматривать свою политику. Но он ее пересмотреть вряд ли может. Поэтому отступить - вряд ли. С вашего предложения я голосую за вариант "закукливание". Изоляция - это "вокруг кольцо врагов, нам надо объединиться вокруг вождя, потому что только он нас спасет от оккупации со стороны того же гнилого, слабого, обабившегося Запада, смотрит сквозь наши пропагандистские очки". А на самом деле Путин этого Запада начинает серьезно опасаться и, соответственно, выстраивать все больше оборонительных редутов, соответственно тратя все больше денег на войну. И вообще втягивается в ту же холодную войну, которая в итоге потеряла Советский Союз. Просто не по карману оказались расходы на войну в советскую эпоху, и тем более не по карману они нынешней России. Но это, мне кажется, неизбежен вариант, логический и единственно возможный на том траектории, которую Владимир Путин еще в 2006-определил в знаменитой мюнхенской речи. Усиливать противостояние с Западом и показывать себя как некую альтернативу на геополитическом пространстве, сужается.

Путин выравнивает с помощью военной авантюры против Украины свои рейтинги. Еще совсем недавно они были примерно 44 процента, а сейчас они снова поднялись вверх. Но с другой стороны, российские генералы тоже не могут постоянно прогревать двигатели танков. То есть они сейчас сосредоточили огромное военную группировку на границе Украины. Но, с другой стороны, это не сценарий Оруэлла, где можно бесконечно нагнетать военную истерию. То есть, рано или поздно эта ракета должна улететь.

Ну, здесь два важных замечания. Во-первых, колебания рейтинга Путина все равно имеет тенденцию к снижению. Если был всплеск всеобщего восхищения в 2014 году, после присоединения Крыма, то сейчас эта патриотическая история закончилась. Доминирует в настроениях российских граждан проблема экономическая, внутренняя. Ну, например, сирийское, ливийское обострения или центрально-африканское, вызывает у избирателей, в том числе и сторонников Путина, раздражение - что мы там делаем, если у нас экономика буксует, если пенсии снижаются, если пенсионный возраст растет, цены растут и так далее!? Люди смотрят в свои карманы и видят, что там совсем не то, что выдают по телевизору. Поэтому общая динамика к снижению рейтинга, несомненно, есть. Он теряет популярность среди патриотически мыслящей сообщества и среди силовиков. Его все чаще обвиняют в том, что он - слабак. И я не вижу других вариантов выхода, в рамках путинской траектории развития, кроме как дальнейшего нагнетания вот этой военной истории. При этом он все же надеется обойтись без войны. Но при этом нарастает реальная угроза сваливания ситуации в неконтролируемый военный конфликт, конечно по прежде всего Украины. И здесь большая часть населения все-таки склонна его поддерживать. От него ждут жестких действий, но неподалеку. Общество воспринимает конфликт с Украиной как несколько неправильный, "потому что Украина должна быть наша! И Крым должен быть наш!". Вот признать, что в Украине есть своя собственная траектория развития и свои собственные политические амбиции - этого российская общественная мысль принять еще не готова.

Вы описали довольно угрожающую схему. Речь идет о ментальном восприятии агрессии глазами среднестатистических россиян, мол где-то в Африке или в Азии Россия бы не должна воевать, а против Украины якобы нельзя. И здесь придумываются различные те или иные оправдательные моменты. То есть, возможно, если Кремль почувствует, что есть поддержка в отношении агрессии, тогда, возможно, они действительно могут пойти на такую страшную политтехнологию.

Ну, Вы знаете, ненулевая вероятность. В глазах населения, особенно в провинциях, есть ощущение, что Украину нужно наказать за то, что она отделилась от нас. "Украину нужно привязать к ноге, Украину нужно поставить на место". Это есть. И это пока еще доминирует. Но это значительно меньше, чем в 2014 году. Они до сих пор - обычные люди и элиты - считают, что Украина - слабое, никудышнее, нереализованное государство. Они верят своей собственной пропаганде. Тогда как, мне кажется, глядя из Москвы, что за последние несколько лет Украина усиливает свою вооруженную мощь, и война не будет легкой прогулкой. Есть немало элитных людей, которые понимают, что это - дорога не то, что в никуда, это дорога просто в кровавую мясорубку, где просто придется не только Украины, но и России тоже. Но при этом следует понимать, что идея войны с Украиной большинством тем же не поддерживается - поддерживается идея наказания Украины, когда мы якобы ничего не теряем, а мы просто топнули сапогом и Украина испугалась. Как только окажется, что идут цинковые гробы, вот здесь наступит конечное разочарование. Абсолютное большинство считает, что надо было бы привязать Украину, надеясь, что это произойдет бескровно, как с Крымом. А этого не выйдет.

Мы говорим о страшных вещах, но в целом реальность не очень от них отличается. В то же время мы понимаем, что в свое время для советского руководства афганская война стала одним из осиновых кольев.

Думаю, что Путин понимает эти риски. И это должно было его удержать от худшего поворота событий. Для того, чтобы он удержался от такого поворота событий, ему надо представить четкую перспективу готовности бороться, как с стороны Украины, так и со стороны НАТО, и тех же Соединенных Штатов. Ему сейчас эти сигналы достаточно понятно посылают. Поэтому он находится в очень непростой ситуации для себя. Приготовление, все эти запугивания, это, как мне кажется, в своей основе, - все же заявка торговой позиции - "вот я жесткий, я готов пойти на крайние меры, принимайте меня таким, какой я есть и в соответствии принимайте мои условия" - позиция примерно такая. Воевать он не хочет, но проблема в том, что воевать не хотел и Николай Александрович Романов (российкий император Николай II, - ред), но события его якобы вынудили к этому. Вот я боюсь, чтобы этот процесс маневрирования вдруг не дошел до неожиданного поворота, который, собственно, и сам Путин не очень то и хочет. Ему война ведь тоже не нужна - ему нужно предвоенное состояние. Ему нужно запугивание. Он эту стратегию реализует.

 

Введіть слово, щоб почати