live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

"Общие" ли воды Азовского моря


фото: dpsu.gov.ua
В интересах Украины прекратить споры разрывать или не разрывать договор 2003 года. Вместо этого необходимо искать пути установления в Азовском море украинской государственной границы

25 октября Европейский Парламент принял резолюцию с осуждением действий России в Азовском море. Задержание кораблей, следующих в украинские порты Бердянск и Мариуполь, похищение украинских рыбаков, милитаризацию региона - все это названо действиями, нарушающими международное морское право.

Пресс-секретарь российского МИД Мария Захарова тут же высказалась в том духе, что тема с ситуацией вокруг Азовского моря "была придумана" странами Запада исключительно для критики России". По российским утверждениям, в Азовском море международное морское право не действует. Потому что отношения между Украиной и Россией регулируются отдельным договором "О сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива".

В Украине же идет дискуссия на тему: а не расторгнуть ли эту сделку вообще? Тем более, что заключена она была в 2003 году - сразу после кризиса вокруг острова Тузла. К тому же договор по Азову ссылается на "Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и РФ", который Украина уже отказалась пролонгировать на 2019 год.

Среди аргументов "за" расторжение - возможность распространить на Азов нормы международного морского права. Об этом, в частности, 4 октября, в ходе экспертной дискуссии в Украинском кризисном медиа-центре заявил заместитель директора Центра "Новая Европа" Сергей Солодкий. "В 2003 году Украина под давлением вынуждена была подписать договор, который значительно сужает ее права, которые могли бы быть предоставлены международным морским правом. Денонсация, как считают ее сторонники, внесла бы правовую ясность [в этот вопрос]", - сказал он.

Те же, кто призывает не расторгать договор, отмечают, что этот документ важен для обоснования украинской позиции в международных судах. Так, вице-президент Украинской ассоциации международного права, доктор юридических наук Ольга Буткевич считает, что этот "документ дает возможность заявлять о нарушениях со стороны Российской Федерации в Международном трибунале по морскому праву". С ней соглашается и профессор кафедры международного права и международных отношений Одесской юридической академии Тимур Короткий. По его мнению, в случае расторжения договора "Украина избавится от правовой основы, на основании которой сможет призвать Россию к ответственности, оценивать противоправность ее действий", – отметил он в комментарии "Радио Свобода".

Но на деле, возведение ситуации в Азовском море к внутренне украинской дискуссии "разрывать или не разрывать договор" - является российской информационной манипуляцией. Конвенция по морскому праву, к которой присоединилась и Россия, является международным документом, а следовательно, имеет преимущество над внутренними договорами и соглашениями. Резолюция Европарламента по Азову четко свидетельствует, что для европейских дипломатов вопрос Азовского моря не является "внутренним украино-российским".

Ключевым аргументом во всех этих дискуссиях есть утверждения, будто договор "О сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива" является документом, которым Украина сама предоставила россиянам право задерживать суда. И это является полной чушью. Россия в своих действиях в Азовском море ссылается на пункт, который гласит Азов "исторически внутренними водами Украины и Российской Федерации". По версии россиян, это придает их военным право задерживать любые суда, которые идут через Керченский пролив. Статья 2 договора действительно говорит, что "торговые суда и военные корабли, а также другие государственные суда под флагом Украины и РФ, эксплуатируемые в некоммерческих целях, пользуются в Азовском море и Керченском проливе свободой судоходства". Но "свобода судоходства" отнюдь не предоставляет право российским военным блокировать судна, следующих в украинские порты.

Более того, пункт 2 статьи 2 четко определяет, что "торговые суда под флагом третьих государств могут заходить в Азовское море и проходить Керченским проливом, если они направляются в украинский или российский порт или возвращаются из него". Таким образом, любые разговоры о том, что документ от 2003 года дает россиянам право задерживать суда, которые направляются в Мариуполь и Бердянск, откровенно манипулятивными.

Россия сознательно нарушает пункты "Договора о сотрудничестве", блокируя суды, следующие в украинские порты. Но зачем?

Ответ содержится в статье 1 договора, которая гласит, что "Азовское море разграничивается линией государственной границы в соответствии с соглашением между сторонами". Эта сделка никогда не была подписана. Россияне сделали все, чтобы граница в Азовском море так и не была согласована. Но переговоры по этому вопросу велись постоянно. Существует даже определенная украинским и российским представителем срединная линия, которую так и не ратифицировал российский парламент.

Сейчас линии границы в Азовском море действительно нет. Но есть подпись Путина под Договором о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива", который удостоверяет согласие РФ с тем, что граница по морю таки должна быть. Сегодня, когда Российская Федерация утверждает, что статус Азовского моря и Керченского пролива как "исторических внутренних вод Украины и России" означает, что никакого разделения не должно быть даже теоретически, этот подписанный Владимиром Путиным документ становится помехой планам Кремля сделать Азов "российским озером от берега до берега".

Именно поэтому Россия дерзко нарушает пункты Договора, препятствует проходу судов и раздувает информационную кампанию в середине Украины по его разрыву. Таким образом она пытается убрать важное доказательство предварительного согласия России о том, что "размежевание" должно быть.

Отсутствие четко определенной границы в Азовском море не является результатом действия Договора от 2003 года. Это - следствие того, что Украина долгие годы в деле урегулирования отношений с Россией в Азовском море и Керченском проливе возлагалась на "добрую волю" России. Зато в украинском парламенте с 2002 года лежит проект закона "О внутренних водах, территориальном море и прилегающей зоне Украины", который открыл бы дорогу к определению границы украинских территориальных вод и прилежащей зоны (12 и 24 морских миль соответственно). О необходимости принятия этого документа говорят, в частности, Чрезвычайный и Полномочный Посланник Украины, представитель Украины по договорно-правовому оформлению государственной границы Украины (2011-2016) Леонид Осаволюк, руководитель Крымского департамента общественной организации "Майдан иностранных дел" Андрей Клименко, постоянный представитель президента Украины в АР Крым Борис Бабин.

Выбор "разрывать или не разрывать договор по Азову от 2003 года" - это российский дискурс, который упорно проталкиваются в украинское информационное пространство.

Он является полностью провокационным и таким, который в любом варианте защищает интересы России. Для того чтобы помешать процессу установления государственных границ в Азовском море, и проводится эта спецоперация. В ней план максимум - заставить Украину немедленно, без всякой подготовки расторгнуть договор, который признает согласие России на разграничении Азовского моря. А программа минимум - запугать украинцев возможными последствиями и заставить ничего не делать для противодействия российской агрессии в Азове вообще.

В интересах Украины прекратить двигаться в ограниченном оккупантом коридоре возможностей и путаться в спорах на тему "разрывать или не разрывать договор 2003 года".

Вместо этого необходимо начать искать пути установления в Азовском море украинской государственной границы.

Профессиональные дискуссии относительно того, как установить в Азовском море границу, как защищать ее, как усиливать только что созданную украинскую флотилию кардинально отличаются от изнурительных споров относительно "разрыва, или не разрыва" договора, который мало кто читал. Чтобы установить границу, необходимо принять закон о территориальных водах и сделать ряд действий, которые Украина откладывает уже десяток лет.

А также объявить, что в Азовском море действует Конвенция ООН по морскому праву, согласно которой Украина имеет 12 миль территориальных вод, и еще 12 миль прилегающей зоны. А если Россия против, то в соответствии с международной практикой Украина может заявить, что море делится по так называемой "срединной линии". Это как раз более чем 60% акватории. Подобные шаги не нужно даже согласовывать с РФ, ведь именно такой порядок разграничения определяется Конвенциией ООН по морскому праву.

Дорога до применения международного морского права по Азову открыта. Резолюция Европарламента ставит крест на грезах России по нераспространению международного морского права в Азовском море. Именно это заставляет нервничать российский МИД и пророссийских спикеров внутри Украины, которые делают все возможное, чтобы не дать вопросу установления государственной границы в Азовском море выйти на уровень стратегических задач.

новости партнеров

13 декабря, 2018 четверг

13 декабря, 2018 четверг

Видео

Введите слово, чтобы начать