live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Криворивня - летняя культурная столица Украины

Так называется марафон, который собрал выдающихся украинских музыкантов. В этих местах формировалась украинская культурная политическая, общественная мысль, начиная с середины ХІХ и до конца ХХ века. Возродить эту традицию - важное дело

Криворивня - это бывшая летняя культурная столица Украины. Не хочется употреблять это слово "бывшая". Здесь проводили свое время, общались, отдыхали, вдохновлялись, писали Михаил Грушевский, Иван Франко, Леся Украинка, Гнат Хоткевич, Лесь Курбас. Сюда приезжали и Александр Довженко, и Кавалеридзе, и Параджанов, который снимал здесь чудесный фильм "Тени забытых предков". Это прекрасное горное село, прекрасный верховинский край. Нас приехали поддержать украинские министры, министры из стран Европейского Союза, украинские музыканты, художники, поэты, писатели для того, чтобы этот край стал известным не только для узкого круга людей, а для украинской политической и культурной элиты и для европейской политической и культурной элиты.

Главная цель - это помочь сегодняшней жизни гуцулов и Гуцульщине, рассказать всем украинцам об этом прекрасном крае.

Наш первый собеседник Олег Скрипка.

Олег, Вы несколько дней в Криворивне. Может, не лучшая погода, но какие-то особые ощущения у Вас есть?

Олег Скрипка: Я знаю, когда происходят очень важные события, всегда случаются какие-то катаклизмы природные. Это признак, что мы идем правильным путем. То, что сейчас происходит, это не просто фестиваль. Это действительно культурное событие, культурно-социальное событие, событие историческое. Безусловно, оно изменит менталитет людей, которые здесь живут. Задачи более высокие – это развивать край. А мы в столице сидим и даже не знаем, что у нас есть такие места в Украине. Вот я признаюсь, на себе проверил, что это действительно курорт. Я уже второй день здесь, вчера играл концерт и сегодня, но все равно чувствую курортный эффект. Надо развивать этот край, потенциал очень высокий.

Вы постоянно находитесь в творческом поиске, потому что Вы, можно сказать, один из основателей современного украинского рока, создали свой большой фестиваль, а вчера занимались диджейством, и всю ночь молодежь танцевала под Вашу дискотеку. Мне это было очень приятно видеть, потому что это украинская дискотека. В отличие от очень многих модных диджеев, которые играют западную музыку или еще какую-то иностранную музыку, Ваше диджейство вообще ни на что не похоже. Вы не можете успокоиться? Вы все время что-то ищете, почему?

Расскажу такую историю. Всегда, когда иду к кому-то в гости, я вижу коврик перед дверью. Если коврик как-то криво лежит, я его всегда поправляю - люблю, чтобы всегда был порядок. Ну, это меня так мама воспитала. И то, что, например, в Украине нет украинской дискотеки, это непорядок и, как мы вчера разговаривали, надо самому все делать. Если ты хочешь, чтобы что-то было, ты просто делаешь сам. Если в Украине нет украинского джаза почему-то, украиноязычного джаза, хотя он был, надо самому взять и создать джазовую программу и выпустить джазовый диск. Если в Украине нет традиционной украинской оперетты, надо сделать оперетту, надо сделать мюзикл. Я вот по людям, по артистам, по креативным личностям наблюдаю, что есть люди, которые пробивают первую лыжню, а потом есть люди, которые уже идут проторенным путем...

Стоят в колее.

Абсолютно правильно. Видимо, я тот человек, который пробивает лыжню. Мне интересно, и я чувствую эту тенденцию, чувствую этот потенциал. Вот Вы чувствуете потенциал этого края, верите в этот край, и то же самое я чувствую какие-то там эстетические, творческие, музыкальные тенденции. Я знаю, что это можно сделать, и делаю, насколько это возможно. Так случилось, что сейчас в Украине есть серьезное рок-движение. Когда-то я со своим коллективом поверили, что можно делать украинский рок-н-ролл.

Когда-то я поверил, что можно сделать классный фестиваль в Украине с украинским фольклором и мировым фольклором. На сегодняшний день, этим летом, я играю, по-моему, более 10 фестивалей по Украине - их очень много.

Но такой, как Вы, все же никто не сделал. Фестивалей действительно много, но то, что поддерживает именно украинскую песню и украинскую народную песню, и поиск этих исполнителей, мне кажется (я понимаю, насколько Вам сложно и тяжело было это делать) мало поддержки этому движению. Все же немного не так развивается, как должно. У Вас нет такого впечатления?

У меня такое впечатление, что нужен первый толчок. Всегда нужен первый толчок, потом люди сами уже создают фестиваль или событие. Потому что у людей есть в хорошем смысле такой подсознательный фантазм, идеал или такая вероятная реальность, которую можно создать. И когда происходит первый импульс, если он в правильном направлении, высвобождается эта творческая энергия масс. Вот, например, помню 2003 год, фестиваль"Країна мрій", мы сделали сначала шествие вышиванок. Сделали этот фестиваль, и пришло большое количество людей в вышиванках - это был первый рекорд, что такое большое количество людей собрались в вышиванках. До этого вроде никто не запрещал, но...

Моды такой не было.

Моды не было и было как-то стремно, честно говоря.

Вы еще, кстати, кроме этого, насколько я помню, частично и ресторатор. По крайней мере с Дмитрием Борисовым принимали участие и в открытии ресторанов.

Аналогично... Он говорит: "Вот у меня прекрасный ресторан". Я говорю: "Безусловно, прекрасный ресторан, действительно, ты большой специалист в ресторанах". Но ко мне приезжает большое количество знакомых из-за границы, и они хотят попасть в хороший украинский ресторан, хотят попробовать, что такое украинское блюдо. Я говорю, что украинская кухня представлена в таком виде, вроде как лубочном, то есть это ненастоящая украинская кухня. Потенциал не реализован украинской кухни. И на сегодняшний день открывать эти итальянские и японские рестораны - это, скажем, не очень. Мы, например, любим итальянцев почему? Потому что они итальянцы - у них есть итальянское вино, итальянская кухня, итальянская мода и тому подобное. Как будут иностранцы нас уважать, если мы хотим себя представить, что мы такие передовые и представляем итальянскую кухню или представляем французскую одежду. Это смешно просто. Будьте украинцами, тогда мы вас будем уважать. Поэтому я говорю, пока не будет в Украине нормальной кухни, нормальных ресторанов, нас не будут уважать. Вся ваша ресторанная деятельность - это миф.

А вот видите, Вы такой тренд заложили.

И он через год говорит: "Я готов". А я уже забыл об этом разговоре. Мы делаем украинскую кухню, делаем украинский ресторан на Андреевском спуске, создаем ресторан высокой украинской авторской кухни. Тут случается Майдан, война и т.п. Экономика падает, ресторанный бизнес падает, а у "Канапы" нормально, есть посетители, потому что это было вовремя, потому что это было актуально и это вкусно.

Видите, мне кажется, что и этот Ваш партнер Дмитрий Борисов как-то после того другие рестораны, которые открывал, они тоже уже стали украинскими по большому счету. Следующий Ваш стартап? Культурно-гастрономический или культурно-музыкальный? Или Вы еще, возможно, проснетесь здесь в горах утром, совсем отдохнувший, получивший релакс, и оно к Вам придет?

Оно так, кстати, и происходит. Как раз здесь я в горах очень хорошо сплю и когда просыпаюсь - такие идеи начинают возникать. Но с этими идеями надо быть очень осторожным. Потому что когда ты еще в полусне, у тебя идеи могут быть мегафантасмагоричные. Потом ты просыпаешься - это уже слишком, надо их потом фильтровать, сортировать и, возможно, из этого что-то прекрасное получится. Ну, по крайней мере, идея саммита - очень хорошая, очень актуальная идея на сегодняшний день. Объединить вокруг культуры, вокруг социума людей. Так что я очень благодарен, что Вы меня пригласили.

 

Еще один наш собеседник Иван Шкиндюк, глава Верховинской районного совета.

Иван, приветствую Вас. Легко ли быть гуцулом?

Легко и очень приятно.

Почему?

Потому что гуцул - это властелин гор, это человек, который испытывает наслаждение от того, что живет в горах, от того, что у него есть возможность общаться с природой и с высшими силами, с Богом, потому что здесь такая энергетика, это просто открытые места, где действительно живешь и летаешь на крыльях.

Чем отличается жизнь украинцев, например, в равнинных регионах от жизни в высокогорных, от жизни гуцулов-украинцев?

Гуцулы - это люди, которые очень много ходят, очень много путешествуют, потому что есть люди, которые по полтора часа идут домой, и по два часа. Поэтому преимущественно это люди, которые внутренне сосредоточены, сосредоточены на силах природы, на высших силах. Это люди, которые больше общаются с окружающей средой.

Почему сюда приезжали корифеи украинской литературы, искусства, театра? Почему Гнат Хоткевич решил сделать гуцульский театр именно здесь?

Первое, что он сделал, когда он приехал в Верхний Ясенов, пошел в кабак. И видит, сидят два гуцула, обнимаются, выпивают - ну вообще искренние, самые лучшие побратимы. Ну а потом, когда они уже ушли, спрашивает: "Они такие дружные?" А она говорит: "Они вообще самые большие враги, но здесь они сошлись". То есть он увидел актерскую способность в людях. А самое главное - его поразило то, что когда он прибыл туда, в нем раскрылся внутренний потенциал. Он вообще был очень талантливый, но в данном случае, когда приехал, то очень много написал здесь произведений, которые действительно стали шедеврами, и увидел, что можно, используя эту силу природы, природный талант людей, создать очень красивый театр. Самое главное - его поразило то, что театр можно создать из неграмотных людей. То есть люди, которые не умеют писать, наизусть учили произведения, и при этом театр был очень успешен. Он объездил Польшу - Краков, Варшаву, этот театр был в Вене, в Москве. Это говорит о том, что действительно его слушали, ему аплодировали, ценили это искусство.

Этот край вообще-то многонациональный, потому что кроме украинцев-гуцулов здесь также жили армяне, евреи, поляки. Какие были отношения между этими людьми?

Также можно отметить, что отношения здесь всегда между людьми идеальные, искренние, открытые. Люди уважали, ценили друг друга, встречались. Для примера можно даже привести Винценза, который очень много сделал, очень много описал и очень много приложил своих усилий для того, чтобы показать эту культуру единства. И сейчас как никогда в Украине нам нужно это единство, нужно показать, что главное - это духовное состояние человека. Мы должны уважать и раскрывать в себе этот потенциал, передавать и творить сообща великие дела, потому что Украина может быть тогда сильной, могущественной державой, когда каждый из нас будет прикладывать свои усилия и делать все для того, чтобы страна наша процветала, развивалась и была первой среди всех государств в мире.

Как Станислав Винценз, великий польский писатель и патриот этих мест, относился к украинцам, мы знаем. Потому что это описано в его книгах, в биографии, в его рассказах. Он был действительно влюблен в этот край, где бы он не жил. И когда потом вынужден был, по сути, эмигрировать или даже убежать от этой советской оккупации, которая пришла сюда, то он все время вспоминал, что нет для него лучшего места, чем Гуцульщина и гуцулы. А как гуцулы относились к Винцензу? Вам, возможно, рассказывали либо отец, либо дед, кто-то из близких, соседей, люди помнят его здесь сейчас?

Да, люди его очень помнят. И по тому, как он относился, по этому можно сказать, как относились к нему. Потому что человек всегда чувствует энергетически, как к нему другой человек относится. Эта искренность открывается взаимно. И люди его очень любили, ценили. Еще мой дед рассказывал, что это была очень талантливая, прекрасная и очень такая самобытная личность. Он очень любил этот край, тесно дружил с Петром Шекеряком-Доникивом. Он очень дружил с тогдашней гуцульской элитой, потому что вместе они собирались вечерами, беседовали, рассказывали разные истории о своих родных. Потому что Винценз очень любил и очень любил, он был влюблен в историю, в жизнь гуцулов. Он лично переживал эти события, и, наверное, это и вдохновило его писать, творить и жить здесь, отдать всю свою силу, всю свою энергию этому очаровательному и милому краю.

Сегодня у нас в стране происходит реформа, порой люди в горах ощущают это болезненно. Мы знаем о тех проблемах, которые здесь существуют. Какие основные социальные, политические, культурные проблемы сейчас в этом регионе?

Самая большая проблема в том, что сейчас фактически после бюджетной реформы у нас медики, технические работники школ, потому что содержание школ сейчас пошло на местное самоуправление. А местное самоуправление в настоящее время не имеет  возможности. То есть у нас задолженность, дефицит бюджета 30 млн грн. Это достаточно большая сумма и она непосильна для людей, для Верховинского района.

И второе. Верховина всегда была культурно-просветительской столицей и столицей Гуцульщины. Сюда приезжала вся элита Украины. И сейчас при административно-территориальной реформе, когда стоит вопрос о том, что этот район должен быть присоединен к другому району, это невозможно, потому что мы выстояли Австрию, выстояли Польшу, нас временно закрывали при Советском Союзе. И наши люди ехали к Косыгину, и через три года все равно открыли, потому что гуцул не может жить в плену, он не может жить в капкане, он не может жить в клетке. Это искренние, открытые люди.

Мы любим, ценим Украину, мы уважаем украинское правительство, но также хотим, чтобы взаимно любили и ценили нашу культуру, нашу аутентичность, наши обычаи, нашу самобытность, которая сохранена до настоящего времени. У нас много людей, которые не участвуют там, не берут зарплату, но они принимают активное участие в культурно-просветительской работе. Они играют на многих инструментах, много поют. У нас самобытная и очень прекрасная, красивая гуцульская одежда, у нас колорит. В наших вышиванках отражены семь цветов радуги, отражена вся жизнь, с начала до конца. То есть в нашей вышивке показано духовное развитие человека – как человек земной превращается в высшую духовную личность. Поэтому мы должны ценить, уважать, сохранить эту культуру и передать следующим поколениям.

Каким Вы видите вообще ваш район, Криворивню, Краснополье, Быстрец, другие села, которые есть в этом регионе, через 10 лет? Как бы Вы хотели, чтобы выглядела эта земля?

Во-первых, эта земля должна иметь прекрасные дороги. Во-вторых, эта земля должна отражать тот дух, ту историческую ценность, которая есть в каждом человеке, который здесь проживает. Чтобы и культура, культура мышления, культура любви, культура самобытности человека, тот позитив, энергетика наполняли этот край. Этот позитив должен быть – как источник водный. Источник начинается высоко в горах и постепенно уходит в море. И в море и энергетика наполняет целое море. Так же эта энергетика любви, энергетика тепла, добра наполнять нашу Украину. Потому что только так мы можем творить будущее – будущее в любви, согласии, мире.

Иван Михайлович Зеленчук, кандидат физико-математических наук, который занимается краеведением.

Иван Михайлович, почему это вдруг Вы, ученик академика Юхновского, физик, решили заниматься историей этого края?

Так жизнь распорядилась, что я попал в этот край. Думал, что буду жить здесь три года, но получилось вся жизнь. В 1975 году я попал в Криворивню, мой дед отсюда родом, а я родом из села Зеленого, там, где уже конец географии, где граница с Румынией. Когда я пришел на работу, у меня уже был диплом. И была конференция, проводил Петр Петрович Кононенко в Верховине впервые, когда создали Институт украиноведения. А я как человек, который интересовалась конференциями, пошел послушать, о чем речь. Ко мне подошел Кононенко и говорит: "Ты бы пошел к нам работать в Институт украиноведения?". Я говорю: "Извините, я вам не подхожу, потому что я кандидат физико-математических наук". А он говорит, что у нас будет такой блок, как природа этого края. А ты физик, подумай над этим. И таким образом я пошел туда на работу в 1994 году и проработал 22 года.

За 22 года я не жалею, что я это сделал, потому что таких физиков, как я, в Украине, много, а исследователей Гуцульщины немного, не так легко исследовать этот край, ибо приехать из Киева на неделю-две-три – то человек только войдет в ситуацию. А мы исследовали этот край 22 года стационарно, я говорил, что это – лаборатория по исследованию Гуцульщины в контексте украиноведения, которая была создана в Верховине.

Почему Франко, Грушевский, Гнатюк, Гнат Хоткевич, другие украинские корифеи приезжали сюда жить летом, возвращались каждый год? Почему Коцюбинский в конце жизни уже ехал не куда-то, а именно сюда? В чем этот феномен Гуцульщины и Криворивни? Если люди возвращались сюда снова и снова. Значит, были какие-то другие причины?

Я склонен думать, что причиной этого был именно рельеф Криворивни. Если хорошо посмотреть на этот край, то можно увидеть, что здесь только горы. Поэтому Криворивня получила название уровня, потому что есть немножко ровного, но имеет форму подковы. Если исследовать Криворивню, то здесь в среднем на 5 градусов лето теплее за счет того, что село имеет форму амфитеатра, это будто половина большого стадиона, где проводятся олимпийские игры. И эта половина стадиона повернула на юг. Поэтому здесь и зимой, и летом намного теплее и создается впечатление, что ты зашел в хату, которая создана горами.

Семь гор, внутри есть часть равнины, когда попадаете в Криворивню и видите, что будто зашли в большую хату - гражду. Здесь есть и защитное – Громовая защищает нас от холодных ветров, горы создают строго южные склоны на эту сторону, а Черемош проходит подковой посередине. Поэтому здесь место удобное, очень хорошая погода. Это – естественная причина.

Но мне кажется, что все-таки важны люди, которые здесь были. По моему мнению, первым человеком, с которого все началось, был Андрей Бурачинский, который стал священником в Криворивне. Он был здесь 40 лет, его семья имела 12 детей, у него зять был ректор Львовского университета Яков Головацкий. Яков Головацький в 1739 году пришел исследовать этот край, женился на дочери священника Бурачинського. История знала такое продолжение, второй этап: внучка Бурачинського стала женой Владимира Гнатюка. А Владимир Гнатюк – это из тех трех людей, которые создали Научное общество имени Шевченко: Франко, Грушевский и Владимир Гнатюк.

Поэтому основателем значительной степени Криворивни как украинских Афин был все-таки Андрей Бурачинский со своей женой. Когда здесь создавалась церковно-приходская школа, то он был первым учителем. Было 132 детей, они стали очень известными людьми, часть из них эмигрировала по миру и стала выдающимися личностями. После того был определенный период, связанный с Михаилом Драгомановым и Юрием Федьковичем. Это период - до Ивана Франко. Михаил Драгоманов останавливался здесь, он поставил себе цель посмотреть эту часть Черногоры, потом - Закарпатскую часть.

И уже когда пришел Иван Франко и сказал, что это – гуцульская столица, то он фактически гениально сформулировал то, что уже давно было, одним предложением. Поэтому потом пошел процесс – мы называем период Франко. Я бы хотел сказать, что Франко пришел к выдающимся личностям, Грушевский – также. Франко сначала жил на Заречье в Проця Мичука, который считался одним из лучших врачей местных, таковым, который делал изделия из металла. А изделия - такие точные – редко кто у нас делал. После того он 6 лет жил на этой стороне, у Василия Якобюка. Грушевский сначала жил у Филиппа Зеленчука, это был староста села Криворивня и хата его была в самом центре. После того он купил землю и усадьбу у Владислава Чудановского. Гнатюк – зять Бурачинского, и он 17 лет здесь жил, в той самой хате Михаила Мосейчука, жил и Михаил Коцюбинский. Потому я называю Коцюбинского и Гнатюка духовными братьями. И именно Коцюбинский, когда пришел сюда и написал "Тени забытых предков", то мир стал знать о нас.

Но это знаменитое выражение "Украинские Афины" принадлежит Владимиру Гнатюку, и под Афинами понимаются не столица Греции, а центр, где собралась и литература, и наука, и культура, и искусство. На то время на Криворивню выпало большое счастье, что именно на то время было научное общество имени Шевченко во Львове – это своя академия наук, в люди, которые были причастны к науке и искусству, здесь были. И появление Леси Украинки – это уж редкий случай, представляете, Леся Украинка впервые увидела Франко в Криворивне. И она пришла лечиться в Буркут, и говорила, что если эта вода мне не поможет, то уже не знаю, что мне поможет. Далее – Хоткевич, который пришел со Слобожанщины сюда, он здесь 6 лет жил. Но жил у знаменитого хозяина – Петра Потяка. Здесь очень много фамилий является Потяка, и Потяки являются великими хозяевами. Он жил там 6 лет, не лет. И дальше - молодое поколение, я их назову так. Это Станислав Винценз та Петро Шекерик-Доникив. Они смотрели на Франко, Грушевского как на светил, потому что разница в возрасте была 30 лет. Я считаю, что все-таки природа и люди, которые были здесь, стали той основой, что Криворивне повезло и на природу, и на людей. Природа – от Бога, и люди – тоже, ибо также привлекались.

"Криворивня – летняя культурная столица Украины" продолжается, и мы будем говорить еще с одним гостем – Марией Бурмакой. Мария, спасибо, что приехала.

Спасибо, что пригласили, потому что с первой минуты, когда я въезжала в этот регион, мое сердце начало сильнее стучать. Потому что волнительно, потому что такой фантастический форум здесь происходит. Мне кажется, это впервые.

Чем этот регион (знаю, он для тебя не чужой)  отличается от других регионов Украины для тебя?

Наверное, много кто вам говорит про красоту Карпат, об уникальности культурного наследия, потому что это – фантастическая музыка, это Довбуш, это Франко, это – литература, это Коцюбинский, "Тени забытых предков" - это все разлито в воздухе. А я хочу сказать еще об особом характере людей – гуцулов, которые здесь живут. Здесь люди не привыкли к полутонам, то есть если они говорят правду – то это правда, если они любят – то всем сердцем. Поэтому гуцульский характер – очень сдержанный, сильный, мужественный – можно почувствовать здесь, но для этого надо сюда приехать. Или надо приехать и пробыть здесь много дней, или увидеть, как гуцулы танцуют аркан – это где-то в этом танце гуцульский характер, которого не увидишь больше нигде. И эта музыка, культура, вышивка, народные праздники – это действительно горная культурная элитная столица всей Украины может быть.

Что сюда притягивало украинскую интеллигенцию - писателей, политиков, Грушевского, который тут 12 лет жил у Франко? Почему они ехали именно сюда? Коцюбинский до этого ездил отдыхать на Капри или в Крым, а после этого – все время приезжал в Криворивню.

Прежде всего – климат, особенный воздух горный. Здесь же, кроме того, разреженный воздух, мы находимся сейчас высоко в горах, поэтому светлее кажется. Мне кажется, все эти люди приезжали сюда за вдохновением приезжали за настоящим, потому что это то, что без полутонов. Если хочешь настоящих чувств. Почитайте о Довбуше, послушайте эти песни, которые живут, это если любил – то любил. Настоящие чувства – это здесь. Для меня есть много причин, почему этот край особенный, есть много причин. Одна из них – я приехала сюда со своими родителями, зашли в дом, где жил Франко, и мой папа сказал фразу, которую я помню всю жизнь. Он сказал, что много, что изменилось, но Франко так же смотрел в окно и видел эти горы. Ландшафты не меняются. Почувствовать то, что чувствовали корифеи украинской литературы, почувствовать, что чувствовал Параджанов, когда снимал "Тени забытых предков". Просто надо сюда приехать.

Гнат Хоткевич, который здесь был и создал гуцульский театр, как и ты, был из Харькова, Слобожанщины. Я знал твоего покойного отца, знаю, что ты с родителями сюда приезжала, они были украинской интеллигенцией в Харькове. Когда они сюда впервые приехали – это с тобой, или были раньше?

Со мной.

Какова была их реакция? И насколько слобожанскому сердцу близка эта совсем другая Украина. Или наоборот, это просто удивляет?

Слобожанскому сердцу близка Украина. Здесь жил Гнат Хоткевич, он придумал свой стиль игры на бандуре, он был основоположником этого. Он написал об этом крае много. И мои родители, и я впервые приехали сюда после того, когда уже увидели и "Тени забытых предков", и прочитали "Каменный крест", и зачитывались произведениями и Стефаника, и Франко, и Коцюбинского. Это все наполнилось только большими красками. Потому что то, что ты себе представлял, здесь увидел в реальности. Дело в том, что у гуцулов сейчас такая же свадьба – на лошадях. Когда заходишь в церковь в Криворивню, к примеру, на Рождество или Пасху, а мужчины и женщины здесь заходят, как мы знаем, с разных сторон, а женщины – в платках, и когда все склоняют головы, тебе кажется, что ты находишься в 18 веке. Я помню – это одно из самых сильных моих впечатлений было. Из Восточной, Центральной Украины если еще кто-то не был – обязательно надо ехать сюда. Это тогда – ощущение полной Украины. Мы знаем наши песни, традиции, но чтобы ощутить полную культурную картину нашей Родины, надо обязательно приехать и сюда, высоко в горы.

В чем сила этой гуцульской традиции? Почему она сохранилась до сих пор? Она на самом деле уникальная. Во-вторых – гуцулов не так и много. Здесь, в Верховинском районе, - 30 тысяч человек. Люди пережили сложные время, были разные империи. Почему это сохраняется?

Сама природа, ландшафты. Мы ехали сюда со Львова через Косов, и Николай, мужчина, который нас вез, говорил: "Смотрите, какие горы – попробуй здесь людей завоевать". Потому что так и есть, горы – это сложно, это незаурядный ландшафт, только люди, которые здесь знают каждый сантиметр земли, чувствуют себя здесь дома, и свою землю они не отдадут. И климат, который способствует этому характеру – это же вообще в комплексе. Поэтому гуцулов с их характером, свободолюбием, внутренним смыслом всегда завоевать было не просто сложно, а невозможно. Поэтому мы знаем, насколько здесь свободолюбивые люди и они себя – что их немного – не считают. В разговорах, которые я помню, всегда начинает идти речь о большом гуцульском народе.

Если бы ты была одним из руководителей государства и хотела бы помочь людям, которые здесь живут, что в первую очередь здесь нужно сделать?
Я бы сделала, конечно, дороги прежде всего. Они уже делаются, надо сказать, что мы ехали через Косов, раньше ехала через Яремче и Ворохту, там дорога, даже в центре, если ехать из Криворивни до Ворохты, из Криворивни до Верховины, то дорога, честно сказать, не очень. Это инфраструктура. И я бы сделала все для того, чтобы это стало туристической меккой. Потому что я не так давно была в Канаде, там Банф, Джаспер, Калгари – горные массивы, куда вся Канада приезжает, и это кажется чем-то фантастическим. Я бы заманила как-то сюда киноиндустрию, потому что здесь - снимать и снимать, снимается, но надо больше.

Я бы немного помогла тем людям, которые этих туристов должны были бы принять, с организацией усадеб, питанием, инфраструктурой. Про остальное – люди знают. Я не могу забыть, как я первый раз приехала в Верховину и была здесь на Пасху. И вот этот момент, когда ты приходишь в 4-5 часов в церковь, и все сейчас будут святить пасхи, и в каждой семьи есть свое место, куда они становятся уже десятилетиями, а потом спускаются женщины откуда-то с гор. И в них пучки в красках, потому что они рисовали писанки. И они – с такими платками, закрученными, и даже я видела – прядками волос, как когда-то крутили гнездо. И ты понимаешь, что ты просто часть истории. Ты такого не испытаешь больше нигде. Поэтому если кто еще не был здесь, то надо ехать скорей, прямо сейчас садитесь в поезд и езжайте!

новости партнеров

16 октября, 2018 вторник

16 октября, 2018 вторник

15 октября, 2018 понедельник

14 октября, 2018 воскресенье

Видео

Введите слово, чтобы начать