live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Новый суд, старая ЦИК: итоги восьмой сессии Верховной Рады

Что наиболее важное принял парламент за шесть последних месяцев. Каких решений от парламента так и не дождались. И чем запомнилась VIII сессия

В пятницу, 13 июля, у депутатов фактически был последний рабочий день. На следующей неделе они формально еще будут работать в комитетах и фракциях, но, как показывает практика, большинство из Киева уедет: кто на отдых, кто на округ.

"Вчера думал: пойдет! Но я вижу: идет слишком медленно"

Ключевым документом, принятие которого растянулось на всю сессию, был давно обещанный закон об антикоррупционном суде. Вопрос откладывали с недели на неделю. МВФ четко давал понять: не будет решения — не будет пятого транша (а это 1,9 млрд долларов). Наконец в конце мая началось второе чтение. Две тысячи поправок рассматривали почти две недели. Так медленно, что даже спикер Андрей Парубий загрустил: "Вчера думал: пойдет! Но я вижу: идет слишком медленно".

Голосование оттягивали, чтобы найти компромисс вокруг ключевой поправки: будет ли Совет международных экспертов иметь право ветировать кандидатуры судей, если заподозрит их в недобросовестности. Такое право ему наконец дали, и 7 июня за закон проголосовали 315 депутатов. Документ поддержали почти все фракции, группы и большинство мажоритарщиков. Против голосовали только члены "Оппоблока". "Радикалы" Ляшко воздержались.

На этом история не завершилась. В финальном тексте обнаружили неожиданную поправку: дела НАБУ, которые уже попали в обычные районные суды, не должны были быть переправлены в Антикоррупционный суд. А оспаривать приговоры по "старым делам" (а это Розенблат, Мартыненко, Насиров и другие) САП и НАБУ тоже имели в обычной апелляции.

Это не понравилось МВФ. И в последний полноценный рабочий день, 12 июля, спикер Парубий и премьер Владимир Гройсман смогли убедить депутатов, что с Фондом ссориться не надо: поправку отменили.

Впрочем, депутаты не всегда прислушивались к просьбам с Запада. Например, парламент отказался отменить требование к антикоррупционным активистам отчитываться о своих доходах. Об этом просили США, ЕС, МВФ, спикер и президент, который предложил альтернативные варианты контроля над общественными организациями. "Это выглядит как банальная месть", - жаловался руководитель НАБУ Артем Сытник. Но до 1 апреля, как и требовал закон, активисты подали электронные декларации.

На призыв Бешеного пса

Еще один знаковый закон — о национальной безопасности. Его в парламент внес президент. А "пролоббировал" министр обороны США Джеймс Маттис (по прозвищу Бешеный пес), который призвал украинский парламент как можно быстрее принять документ. Закон в значительной степени рамочный, но важный для сближения Украины с НАТО. Он разграничивает полномочия и обязанности многочисленных силовых ведомств и предусматривает гражданский контроль над "силовиками" и закупками Вооруженных сил. В частности, согласно закону, с 1 января 2019 года Министерство обороны вместо генерала армии Степана Полторака должен возглавить гражданский.

Письмо в Стамбул

Еще утром 17 апреля, наверное, мало кто из депутатов и журналистов знал значение слова "томос". Но уже днем председателей фракций и групп позвал к себе президент. Он рассказал, что сейчас Украина как никогда близка к созданию поместной церкви. Для этого, по словам Петра Порошенко, нужен томос об автокефалии (томос — термин, который означает декрет в важных вопросах церковного устройства, а автокефалия де-факто означает независимость от других православных церквей). Такой документ может выдать только Вселенский патриарх, с которым президент уже несколько раз об этом говорил.

Порошенко попросил лидеров парламентских сил поддержать его инициативу, и уже на следующий день соответствующий проект постановления появился на сайте Верховной Рады. Среди его авторов были глава парламента Андрей Парубий и руководители всех фракций, за исключением "Оппозиционного блока", который проголосовал против. Что не удивительно, ведь многие его члены открыто поддерживают Украинскую православную церковь Московского патриархата, которая считает себя единственной канонической в Украине. А возможно томос (который, по словам президента, может появиться еще до 28 июля, дня Крещения Руси) будет способствовать объединению верующих и клира вокруг независимой от Москвы Украинской церкви.

Надежда в рамках

В течение сессии генпрокурор Юрий Луценко внес в парламент пять представлений по снятию неприкосновенности с депутатов. За решеткой оказался лишь один нардеп Надежда Савченко. История началась с задержания ее товарища — "переговорщика" Владимира Рубана. СБУ взяло его 8 марта при попытке вывезти из оккупированной территории арсенал оружия. По версии правоохранителей — для организации в Украине терактов. Потом выяснилось, что к истории причастна и Савченко.

Юрий Луценко продемонстрировал парламенту видео, на котором она вместе с Рубаном обсуждает намерение расстрелять депутатов прямо под куполом Верховной Рады. 22 марта с Савченко сняли неприкосновенность и задержали. На следующий день арестовали по обвинению в подготовке теракта и госпереворота. А депутаты после информации о том, что Савченко заходила в сессионный зал с гранатами, быстро приняли закон о запрете находиться там с оружием. Для контроля поставили на входе металлические рамки.

Кадровый прорыв

После многомесячных переговоров депутатам удалось организовать "кадровый прорыв". 15 марта они наконец отправили в отставку Валерию Гонтареву (заявление она написала еще за год до того), а руководителем Нацбанка назначили его первого заместителя Якова Смолия.

В тот же день появился новый Уполномоченный по правам человека — Людмила Денисова из "Народного фронта". А член фракции БПП Валерий Пацкан возглавил обновленный состав Счетной палаты, которая шесть лет была в "подвешенном" состоянии из-за отсутствия руководителя и завершения сроков полномочий ее членов.

Из кадровых успехов этой сессии стоит упомянуть и выстраданное назначение аудитора НАБУ. Им стал экс-представитель Украины в Совете ООН по правам человека, 81-летний юрист Николай Василенко. Теперь все три аудиторы назначены и должны проверить эффективность работы Антикоррупционного бюро. Неудовлетворительные выводы могут привести к увольнению его руководителя Артема Сытника.

Тень досрочных выборов

Еще в июне 2014-го истек срок полномочий большинства членов нынешнего ЦИК во главе с Михаилом Охендовским. Последний, к тому же, находится под следствием НАБУ (пока приостановленном по техническим причинам).

Но обновить состав Центризбиркома депутаты не смогли. Президент внес 14 кандидатур на 13 вакантных должностей еще 5 февраля 2018 года. Среди них были представлены все фракции, кроме "Оппозиционного блока". И именно это стало формальным поводом переносить рассмотрение вопроса с недели на неделю, ведь Парламентская ассамблея Совета Европы требовала представительства всех политсил.

За решение прежде всего не хотел голосовать "Народный фронт". По информации СМИ, в Администрации президента всерьез рассматривали сценарий досрочных выборов, и "фронтовики" понимали: со старым ЦИК с сомнительной легитимностью он не возможен.

Кроме того, большинство фракций опасаются, что президент получит полный контроль над Центризбиркомом. Последняя надежда БПП угасла 12 июля: спикер Андрей Парубий отказался поставить вопрос на голосование, сославшись на отсутствие кандидатов в зале. Мол, иначе назначение членов ЦИК можно будет обжаловать в суде. Таким образом, вопрос перенесся на осень.

Полуотчет правительства

Не дождались в парламенте и отчета Кабмина. Сначала его перенесли с весны на лето — якобы из-за командировки главы экономического комитета Андрея Иванчука. По информации СМИ, инициатором переноса отчета был "Народный фронт", который опасался, что БПП может поднять вопрос об отставке Владимира Гройсмана. А у "фронтовиков" с ним наладились хорошие отношения. Зато президент и его фракция раздражены чрезмерной, по их мнению, самостоятельностью премьера. В конце концов комитет заслушал отчет правительства 20 июня и принял его к сведению. Выносить вопрос в сессионный зал спикер Андрей Парубий не стал.

Что сделано, а что нет

Из важных решений, принятых во время VIII сессии, еще стоит вспомнить закон о трансплантации. Он должен запустить систему пересадки органов, ведь ситуация с этим была критическая: врачи боялись проводить операции из-за правовой неурегулированности этой сферы. Письменное решение, отдавать ли органы на трансплантацию в случае внезапной смерти, должны принимать сами украинцы. А если при жизни они этого не сделали, решение — за близкими родственниками.

Важным является новый закон о дипломатической службе, который в частности предусматривает конкурсное назначение на должности в МИД. Новый закон о валюте должен либерализовать эту традиционно зарегулированную сферу.

В последний рабочий день, в пятницу, 13 июля, когда, как правило, важные решения не голосуют, депутаты успели сделать шаг к решению проблемы "евроблях". Проголосованные в первом чтении законопроекты предусматривают существенное уменьшение стоимости растаможки авто (она будет зависеть от возраста автомобиля и объема двигателя), а также существенное увеличение штрафов (десятки тысяч гривень) за их незаконный ввоз и эксплуатацию.

Из ожидаемых, но не принятых решений парламента следует упомянуть Избирательный кодекс. Он предусматривает отмену "мажоритарки" и введение открытых списков. В первом чтении документ приняли еще во время прошлой сессии 226 голосами, то есть минимальным количеством. В кулуарах депутаты не на камеру признавались, что это произошло "случайно": на самом деле хотели "завалить" проект, но не рассчитали. Принятие новых избирательных правил требуют, в частности, США и ЕС.

Также Рада не смогла принять все законы, необходимые для полноценного запуска Государственного бюро расследований — нового правоохранительного органа, который вместо Генпрокуратуры должен расследовать преступления правоохранителей и чиновников, не связанные с коррупцией. Глава ведомства Роман Труба, в частности, жаловался о невозможности провести конкурсы на 140 должностей в центральном аппарате.

Пылятся в комитетах и три "языковых" законопроекта. Вопрос стал особенно актуальным 28 февраля 2018 года, когда Конституционный суд отменил так называемый закон Кивалова-Колесниченко и языковой вопрос оказался в правовом вакууме. Впрочем, учитывая конфликт с Венгрией, который уже существенно мешает отношениям Украины с НАТО, и неопределенную ситуацию с Минскими договоренностями, у самих депутатов вряд ли есть представление, когда они возьмутся за этот вопрос.

новости партнеров

16 ноября, 2018 пятница

15 ноября, 2018 четверг

16 ноября, 2018 пятница

15 ноября, 2018 четверг

Видео

Введите слово, чтобы начать