live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Памяти Левка


фото: Олександр Клименко, фотокореспондент газети "Голос України"
Вспомнить Человека, которым вправе гордиться Украина

Левко Лукьяненко. Человек, чье имя стало символом несокрушимости Украинского Духа, верности своей цели и преданности Украине. Отошла в вечность легенда национально-освободительного движения, чья жизнь является примером самопожертвования ради общего блага, ради собственного народа.

Именно такие люди - пассионарии, светочи, проводники являются оправданием существования своих народов. Двадцать семь с половиной лет лагерей и тюрем, несколько месяцев в камере смертников ради своей мечты о Независимой Украине. А 24 августа 1991 года Верховная Рада Украины принимает Акт провозглашения Независимости, написанный Левком Лукьяненко. И это - в День его рождения! Вот вам, Мечта, Жертва на ее алтарь и Подарок Судьбы!

фото: Александр Клименко, фотокорреспондент газеты "Голос Украины"

Дни рождения Левка Лукьяненко и Украинского Государства с тех пор и навеки соединились воедино. И в этом мне видится высшая справедливость, ведь мало кто из славного ордена Меченосцев Украинской Государственности – диссидентов и правозащитников может сравниться с его жертвенностью, с его жертвой на алтарь этой борьбы. А за вклад в обретение Независимости – ни один.

Если бы в биографии Левка Лукьяненко не было никакого другого события, кроме написания Акта провозглашения Независимости, то и тогда его имя должно писаться в нашей истории золотыми буквами. Но в жизни Великого человека великие свершения – это лишь эпизоды, лишь вехи на его пути.

Путь Левка Лукьяненко не просто сочетался с путем Украины – его личный путь определил путь великого европейского народа, трансформировав его в современную нацию-государство.

Огромная его заслуга состоит в том, что он был одним из первых, кто подхватил знамя борьбы УПА после прекращения ею организованного вооруженного сопротивления, ведь начал свою подпольную деятельность еще в 1958 году. Созданный им вместе с собратьями Иваном Кандыбой, Степаном Вирун, Василием Луцкивым, Александром Либовичем, Иваном Кипишем, Иосифом Боровницким УРСС (Украинский Рабоче-Крестьянский Союз) успел только написать проект своей программы, который должен была утвердить на День Соборности, 22 января 1961 года. И накануне подпольщиков были арестованы. В мае того же года Львовский областной суд приговорил Лукьяненко к смертной казни, а его собратьев к срокам от 10 до 15 лет.

Сам Левко Григорьевич рассказывал мне, что будучи юристом после юридического факультета Московского государственного университета, писал Программу УРСС, опираясь на Главный Закон той империи – Конституция СССР, ее статьи 17 и 125, гарантировавших право республик на самоопределение и свободу слова для граждан. Поэтому когда зачитали приговор, по словам Лукьяненко, земля поплыла ему из-под ног.

А потом были месяцы в камере смертников, где каждую ночь перед самым рассветом, когда сон сковывает крепко, хлопали задвижки замков, открывалась дверь камеры и обреченного долго вели коридорами. Он знал, что расстреливают во время таких "прогулок" выстрелом в затылок, поэтому, мысль каждый раз была одна, рассказывал он мне, успеешь почувствовать, что пуля вошла в затылок, пока она вылетит через лоб. "Глупость какая-то, – смеялся господин Левко, – но такое думалось!"

И его заводили каждый раз в какую-то другую камеру, клали перед ним лист бумаги с написанным на нем текстом отречения приговоренного к казни Лукьяненко Л.Г., в котором от его имени осуждались украинские буржуазные националисты и сам национализм, высказывалось искреннее раскаяние и, как водится, звучал призыв строить счастливую жизнь в братской семье советских республик, так сказать, в семье вольной новой. Разве не к этому призывал Великий Кобзарь?!

Подписывай, обреченный! И самая гуманная в мире советская власть помилует тебя за все те грехи, в которых ты никогда не совершал, и даже простит тебе первородный грех рождения Украинцем. Или же - не подписывай, и тогда все остается, как есть, но уже без тебя. Такой вот выбор. Он за тобой, он, этот выбор – единственное право, дарованное нам Богом. И смертник делал свой выбор. Он брал ручку и в левом верхнем углу как писал резолюцию: "Да я же вам не Галилео Галилей! Я знаю: она вертится! Украина будет Самостоятельной. Левко Лукьяненко".

Через 72 суток смертный приговор заменили 15 годами. Боялись собственноручно порождать мучеников, героев для последующих борцов за Независимость. Итак, солнечная Мордовия с солнечной мордвой в погонах и без них, Владимирская тюрьма, опять Мордовия. Но его полку прибыло: с 1966 года запестрила по всему ГУЛАГу (как бы он не назывался) новая украинская поросль – шестидесятники. Лукьяненко в гуще их борьбы за права заключенных, за права человека, за право быть Украинцем и иметь свое государство. Ведь для всех безгосударственных народов формула Национальной Идеи одна и лучше всего выражена она в словах Тараса: "В своей хате своя правда и сила, и воля". Теперь было с кем объявлять голодовки, выражать протесты – бороться. Лев отказывается от советского гражданства

Те, кто еще на свободе, после принятия Хельсинского Акта по Правам Человека, создают УХГ – Украинскую Хельсинкскую Группу. Левко Лукьяненко вступает в нее и подписывает все документы. А заодно и очередной приговор себе. И в этом он был не одиноким – Василий Стус, его собрат по Кучинской застенки, поступил так же, чем, собственно, и подписал себе приговор на второй (смертный) срок. Кстати именно о Левко Василий Стус говорил своему последнему сокамернику в Кучинской тюрьме для особо опасных государственных преступников-рецидивистов московскому монархисту Леониду Бородину: "Это – наш будущий Президент!"

После очередного ареста Левко Лукьяненко отказывается от советского гражданства, но срок получен, наказание неизбежно. И так до 1988 года.

Мне выпало познакомиться с ним в начале 1989 года, вместе бороться за принятие Декларации и Акта провозглашения Независимости Украины в Верховной Раде 1-го созыва, были в руководстве одной партии. Дважды мы целую ночь ехали в моей машине, возвращаясь в Киев из Франковска и из Закарпатья. Он рассказывал мне о своих ощущениях в камере смертников, о Василие Стусе, Вячеславе Чорновиле, Анатолии Лупиносе, Михаиле Горыне, Иване Кандыбе, о десятках собратьев-диссидентов. Вместе с ним, в разной степени, но мы были причастны к перезахоронению Василия Стуса, Юрия Литвина и Олексы Тихого в Украину.

Михаил Горынь, Левко Лукьяненко, Вячеслав Чорновил

Мы были единомышленниками. Мы дискутировали. Мы спорили. Мы даже ссорились. Но мирились и шли дальше вместе. Ведь нас объединяла цель - Украинская Украина.

Для меня смерть Левка Лукьяненко – личная потеря. Для украинской власти его смерть – повод заглянуть себе в сердце и поискать там что-то Украинское. Для Украины его смерть – повод вспомнить Человека, которым она имеет полное право гордиться. Вечная слава великому сыну Украины! И вечная память!

Владимир Шовкошитный, писатель, народный депутат Украины Первого созыва.

Всё по теме

новости партнеров

18 сентября, 2018 вторник

18 сентября, 2018 вторник

Видео

Введите слово, чтобы начать