live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Борис Бабин: договором 2003 г. РФ открывала для себя путь в Крым, поэтому его надо расторгнуть


фото: ukrinform
Что происходит в Азовском море, на территориях, граничащих с оккупированным Крымом и чем опасны бизнес-связи с оккупантом

Анализируя ситуацию на оккупированных украинских территориях, эксперты очень часто обходят вниманием прилегающие к "линии разграничения" районы. И зря. Ведь то, что происходит на этом пограничье также является отражением процессов, которые спровоцировали оккупанты, захватив украинские земли. И если к контролируемым районам Донецкой и Луганской областей приковано особое внимание, то о части Херсонской области, граничащей с оккупированным Крымом, слышно гораздо меньше. Мы решили исправить это, и обратились за разъяснениями к постоянному представителю президента Украины в Автономной республике Крым Борису Бабину.

9 июня правоохранительные органы провели обыски по месту жительства Сейтумера Ниметуллаева - главы Генической райгосадминистрации времен Януковича, который сразу же после победы Майдана сбежал в Крым. Недавно на своей странице в Facebook вы разместили информацию о поездке действующего заместителя председателя Генической районной рады Виктора Краевого в оккупированный Крым, и фотодоказательства связи многочисленного сообщества нелегальных перевозчиков с Ниметуллаевым. Человек, имевший серьезный вес в Херсонской области, несмотря на побег и открытые против него уголовные дела, до сих пор продолжает руководить своим бизнесом здесь, а заработанные деньги пускать на диверсионные проекты. Как такое возможно?

Херсонская область, к сожалению, стала сегодня регионом, где многое возможно... Для того, чтобы лучше понять, кто такой Сейтумера Ниметуллаев, стоит упомянуть, что он был приглашен на инаугурацию избранного в очередной раз российского президента Путина, которая прошла в Москве.

Это говорит о его статусе?

Это говорит о том, что он важен для россиян. Он является одним из тех золотых ключиков, который должен открыть для них дверь на Херсонщину. Россия делает ставку - и это уже очевидно - на коррупцию и на обычную уголовную преступность. Именно эти два фактора плюс довольно минимальные, но все же имеющееся группировки фанатиков так называемого русского мира являются инструментами для расшатывания региона.

Мы это знаем. Абсолютно такой же подход был применен в Крыму накануне оккупации. Так же, как и на Донбассе. Кто обычно идет с российским флагом? Бандит и коррумпированный чиновник. Я опасаюсь, что и на Херсонщине применяется та же тактика коррупционно-криминальной вербовки агентов вражеского влияния.

Можно понять, если Россия платит предателям за услуги. Однако из тех финансовых документов, которые были изъяты у семьи Ниметуллаевых, понятно, что огромные деньги он получал также и от украинского бюджета. Там есть договоры по 2017-й год, согласно которым государство оплатило 400 тысяч гривен за отдых в его отелях украинских детей. И это учитывая, что сам Ниметуллаев сбежал еще в 2014 году. У них там не нашлось лучшего владельца отелей? Почему местные чиновники, которые распределяли эти деньги, чувствовали себя безнаказанно и безопасно, сотрудничая с беглецом?

Такое содействие объясняется очень просто. Прежде всего - это деньги. Коррупция убивает государство. Именно поэтому она является любимым инструментом врага. В данном случае мы имеем отдельных местных руководителей, которые прямо продолжают свой политический курс на сближение с агрессором, начатый еще Партией регионов. Или каких-то записных патриотов, которые на людях поют гимны, а не на людях считают деньги, не сильно вникая, откуда и на что эти деньги идут. Я, как должностное лицо, не имел бы права об этом говорить, если бы речь шла про другую область, которая не граничит с АРК. Но извините, на сегодня агрессия продолжается, она нарастает на разных фронтах, и в этих условиях феноменальная слабость и слепота этих чиновников не просто вызывает отвращение. Она становится фактором, влияющим на нашу обороноспособность.

Преследует ли заявленная вами передислокация крымских полицейских и прокуратуры – всех органов, в названии которых есть слово "Крым" на административную границу – цель навести порядок в Херсонской области? Вы надеетесь таким образом повлиять на ситуацию?

Это немного другой вопрос. Я считаю, что жителями Херсона должны заниматься в первую очередь херсонские прокуроры, а не крымские. Но если херсонские правоохранители вместе с этими должностными лицами будут продолжать нарочито не замечать ситуацию, то возможно центральный аппарат правоохранительных органов Украины займется этими товарищами всеми вместе? Я очень надеюсь на соответствующие кадровые шаги. Если они не будут сделаны - много наших намерений становятся бессмысленными. Мы не можем бороться с врагом, пока нам поливают спину бензином и подносят зажженную спичку. Это самоубийство.

Тогда зачем вы добиваетесь перевода крымских правоохранителей в Херсонскую область?

Во-первых, крымские правоохранительные органы не должны быть бутафорскими. Они не должны быть орудием реализации каких-то совершенно иных, не связанных с Крымом вопросов. Будь то бизнесовых, будь то внешнеполитических. Те, кто это прочитают, поймут, о чем я. Поэтому мы хотим, чтобы правоохранительные органы, имеющие в названии слово "Крым", занимались именно крымскими вопросами.

И второе: занимаясь крымскими вопросами, крымские правоохранительные органы должны давать нам результаты. И первое, и второе возможно при их взаимодействии, которое на сегодняшний день - и это уже открытая информация - является чисто формальным.

Концентрация всех крымских правоохранителей в непосредственной близости к Крыму - это абсолютно неотвратимый шаг. Но пока, вопреки здравому смыслу, прокуратура АРК пытается создать в Киеве какие-то следственные структуры, СБУ и МВД. Главное, чтобы это было в столице. И понятно почему. Здесь кофе-брейки, большие деньги, можно выносить кому-то подозрение, или регистрировать какие-то невидимые ЕРДР – заниматься делами с Крымом не связанными. Зачем ехать в Херсон и заниматься рутиной: вопросами убийств, пыток, хищений на оккупированной территории? Вы же на этом не заработаете.

Сейчас идее передислокации крымских правоохранителей ближе к Крыму оказывается безумное сопротивление. Простой пример: ГУ МВД Украины в АРК и городе Севастополе было создано в Одессе только по той причине, что крымская милиция должна была подать 5000 крымских военных-дезертиров в милицейский розыск, а Штаб округа ВМС Украины расположен именно в Одессе.

Также где же взяли людей для крымского управления МВД? Из Одесского региона, конечно. Причем, поскольку органы, в названии которых есть слово "АРК", считались связанными с войной, они не подлежали люстрации. Представьте себе, кто туда сразу же радостно побежал. И вот сегодня мы имеем дружный коллектив, который не хочет переезжать на Херсонщину.

Есть, конечно, среди них патриотические офицеры. Однако большинство, когда руководство Национальной Полиции говорит им перемещаться ближе к Крыму, отвечает: "У нас жены и семьи. Как мы переедем в Херсон"? И тут хочется спросить: "Уважаемые! А вы вообще представляли себе, что в один прекрасный момент вам скажут передислоцироваться в Симферополь, или в Армянск? Вы тоже будете рассказывать про жен и детей?" Наверное, да.

Украинские суды по крымским вопросам часто выносят решения не в пользу Украины. Почему так?

Географическая разобщенность крымских правоохранительных органов увеличивает бюрократию. Бумажки ходят между Одессой и Херсоном месяцами. Однако сегодня уже встает другой вопрос - подсудность. Вы знаете, например, что сейчас юрисдикция всех крымских дел находится в Киеве? Апелляционный суд вручную распределяет подсудность по каждому делу. То есть для того, чтобы крымчанину решить какой-то гражданский вопрос, необходимо ехать в Киев и ждать решения апелляционного суда, после чего идти, например, в Соломенский или другой суд. Это неудобно. И это коррупционно опасно.

Другая проблема - уголовные дела. У нас есть достаточно прогрессивное процессуальное законодательство. Но когда в делах появляются живые подозреваемые или живые потерпевшие, которые хотят идти в суд, то извините, а какой суд будет разбираться с их делом? Киевский, одесский, херсонский? Или тот, на который пальцем укажут заинтересованные лица? Ведь сегодня вы видите, что происходит с крымскими делами, где есть реальные адвокаты. Я не хочу комментировать детали процессов, просто почитайте новости о судне "Норд", почитайте новости о других делах.

Сегодня даже международные организации встревожены этой ситуацией. Они ходят на все процессы по крымским вопросам, записывают все, что там происходит, а потом задают вопросы. "А почему у вас государственные органы разбросаны по всей стране? Почему на заседание суда в Херсоне вместо киевского прокурора присылается бумажка без подписи? Для чего эти путешествия по стране людей и документов? Зачем все это?". И на эти вопросы у меня нет ответов. Необходимо создать единый правовой хаб, в котором сконцентрировать соответствующий правоохранительный блок. Тогда следующим шагом станет концентрация юрисдикции судов по Крыму в Херсонском регионе.

Правильно ли я вас понимаю, что фактически концентрация всех органов власти на территории Херсонской области, которой вы добиваетесь - это возможность в т.ч. укрепить правоохранительную и судебную систему Херсонщины новыми людьми, которые руководствуются другими принципами?

Это простая живая логика. Как мы можем заикаться о деоккупации Крыма, если даже полицейские органы из региона в регион перевести не можем? Наши враги это тоже прекрасно мониторят и видят, даже лучше чем мы, чем занимается прокуратура Крыма, Нацполиция, СБУ и мы - Постоянное представительство президента в АРК. Это меня очень сильно беспокоит. Если не будет введено должное управление в районах, приближенных к оккупированным территориям, если не будет осуществлена соответственно концентрация и координация действий правоохранительных органов и других структур по Крыму на границе между подконтрольной территорией и оккупированным полуостровом, нам нужно молиться, чтобы хотя бы административная граница оставалась там, где она есть. Извините, если мы дальше будем играть... История еще никогда никому таких ошибок не прощала.

В интервью газете "День" в феврале 2018-го, комментируя вероятность поставок на оккупированный полуостров энергоносителей, вы сказали: "Оператор электросетей говорит, что поставка электроэнергии в Крым не происходит. Доказать обратное, не контролируя сети - невозможно. Но облэнерго судится с теми, кто заявляет, что поставки происходят. Я не так богат и не буду делать такие заявления. Но я хочу, чтобы правоохранители сделали что-то с этим. И я могу заверить: эта деятельность будет приостановлена". Таким образом, есть подозрение, что на оккупированную территорию, несмотря на блокаду, идут поставки энергоносителей. Присутствие фирм, принадлежащих украинским гражданам, зафиксировано на строительстве Керченского моста, в газовой сфере и поставках на оккупированную территорию украинских товаров. Удастся ли вообще оборвать бизнес-связи украинских чиновников в бизнесе с оккупантами?

За 10 месяцев, которые я нахожусь на своей должности, я и мой первый заместитель Изет Гданов делаем по этому поводу очень много заявлений и обращений в пределах нашей компетенции. Изменилась ли ситуация за эти 10 месяцев? Нет, не изменилась. Украинский бизнес продолжает работать в оккупированном Крыму. Я вам больше скажу. Часть этого бизнеса уже давно не украинская. Россиянам удобнее, установив контроль над определенными активами, оставлять украинскую ширму с украинской регистрацией. Так они выходят в цивилизованный мир из Крыма, как украинская фирма.

К примеру есть завод, условно говоря, г-на F в Крыму. На самом деле это предприятие уже давно не господина F. Он там играет роль зиц-председателя, потому что с точки зрения украинской юрисдикции является законным владельцем. Благодаря закону о СЭЗ "Крым" реальные владельцы этого предприятия реализуют свою продукцию в Европе и в Украине. Мы сами позволяем россиянам играть на имеющихся законодательных дырах и через условно украинских подставных бенефициаров реализовывать российские товары под видом украинских.

Весь бизнес, который сегодня есть в оккупированном Крыму, работает только с разрешения русских. Если мы слышим, что там успешно торгует какая-то украинская торговая сеть, работает какой-то комбинат, то мы должны понимать, что все это происходит под пристальным контролем российской власти. И зиц-председатель с украинским паспортом от А до Z, уже давно выполняет не только бизнес-пожелание оккупанта, но и задачи российских спецслужб. И там, и тут.

Мы должны понимать, что работа в оккупированном Крыму предприятий, принадлежащих украинским чиновникам и высокопоставленным чиновникам - это даже не проблема экономики. Это вопрос национальной безопасности. А мы же при принятии государственных решений пользуемся рассказами условной правозащитницы о ребеночке, который плачет без вкусного украинского молочка, которая говорит нам: "Этот украинский бизнес - это наши голуби доброй воли в Крыму" ...

Чтобы не терять связи с оккупированными территориями?

Так. Уважаемые! Пусть такие связи, которые наносят ущерб национальной безопасности, будут у наших врагов. Нам такое не нужно. Вторая проблема, связанная с бизнес-связями с оккупантами, еще более катастрофичная. Это когда бизнес из Крыма и здесь, на материке, имеет неплохой оборот.

Крымские структуры имеют фиктивных собственников на подконтрольной территории. Тот же господин Ниметуллаев. Он же не один такой. Это руководитель районного пошиба. Но есть же и другие бизнес-структуры, в других регионах, реальные владельцы которых сегодня находятся в оккупированном Крыму. Их собственность приносит прибыль от Ужгорода до Чернигова.

А есть еще третье измерение - это фирмы на материковой Украине, способствующие нелегальным сделкам с оккупированным Крымом, на которые силовики почему-то закрывают глаза. Не буду рассказывать детали, однако была такая ситуация, когда приходишь в СБУ с распечатками: фирма "Х" находится в трех кварталах от вас в славном городе Х. И она способствует тому, тому и тому. Проходит полгода, осень сменяется зимой, потом уже и весна наступает. А СБУ все работает, и прокуратура в Киеве работает, и фирма тоже работает. Все работают. Одни мы, видимо, не дорабатываем. Это страшное бедствие.

Насколько страшное?

Это репутационные потери. Ведь о работающем бизнесе, которому не мешает даже война, знают не только наши враги, но и друзья. Когда мы требуем от европейских бизнес-структур выполнять санкции в отношении Крыма, они говорят: "Хорошо. А почему ваша фирма "Х" в городе X не выполняет санкции по Крыму? Знаете, а зачем мы будем выходить из этого бизнеса? Для того, чтобы его заняли вот такие ваши фирмы?" Если мы не боремся с этими товарищами, мы выглядим неискренне, требуя от партнеров ставить ограничения для своего бизнеса.

Давайте обсудим также ситуацию в Азовском море. В одном из своих комментариев вы заявили, что действующие соглашения между Украиной и Россией по Азовскому морю надо разорвать. Не так давно в материале украинской службы BBC со ссылкой на неназванные источники в дипломатических кругах, говорилось о том, что не нужно разрывать соглашение между Украиной и Россией, определяющее Азовское море "исторически общими водами Украины и Российской Федерации", потому что это ухудшит ситуацию. Такое предложение действительно озвучивалось?

Действительно есть такая позиция. Вчера она, в частности, была изложена на заседании Комитета иностранных дел, где, с одной стороны, оказались депутаты и ученые, а с другой - чиновники. У меня несколько объяснений. Во-первых, объективно говоря, этот договор от 2003 года был капіитулянтским. Это было давление, это была Тузла. Президент Кучма тогда был вынужден идти на уступки. Украина тогда фактически признавала за Азовом статус, который был максимально выгоден россиянам: что это внутреннее море, что межгосударственная граница там будет установлена когда-нибудь потом. Потому что уже тогда русские прекрасно понимали, что будут аннексировать Крым. Этот договор 2003 года был одним из первых ключиков к двери, которым они открывали для себя путь в Крым. Поэтому его надо разрывать.

Но в чем смысл для отдельных дипломатов отстаивать эти договоры сейчас, на пятом году войны, когда русские корабли, пользуясь отсутствием определенной линии территориальных вод на Азове, подходят вплотную к украинским берегам?

Во-первых, это корпоративная солидарность. Дипломаты 10 лет рассказывали украинцам, что этао соглашение является победой украинской дипломатии. Они же не будут сейчас переобуваться на лету. Вот поэтому мы и дальше слышим эту мантру. Но у нас есть и другой договор по Азовскому морю - от 1993 года, - который можно отменить решением Кабинет министров. Речь о межведомственном Соглашении о рыболовстве. Оно былаозаключена между двумя государственными органами Украины и России, которых больше не существует. По этому соглашению ежегодно собирается комиссия, которая распределяет квоты на рыболовство. И когда мы поставили вопрос о необходимости прекращения этой совместной деятельности, поскольку она несет в себе конкретные риски в сфере безопасности (о коррупции я вообще молчу) знаете что произошло? Интересная игра в молчанку. Все молчали до марта, а в марте, когда истек очередной пятилетний срок действия этого договора, он автоматически был продлен еще на 5 лет.

Приведу пример: последний протокол по распределению квот украинской делегацией был подписан в 2017 году. У жены главы этой делегации в собственности есть крупное предприятие, которое занимается рыбой. Дальше продолжать? Надеюсь понятно, почему есть такое колоссальное сопротивление чиновников против отмены этого соглашения? Они с этого соглашения кормились десятки лет. А тут им рассказывают про какую-то войну, про какой-то международный конфликт. Конечно, они будут, так сказать, шерсть дыбом и говорить: "Нет, это замечательное соглашение. Мы не будем его разрывать". К сожалению, иногда чиновники сдают родину за три банки черной икры. И это не риторический прием. Это отрывок из материалов дела.

Не так давно вы иронизировать, что кто-то от вашего имени разместил заказ на покупку Bentley. Определенная бравада в вашей риторике присутствует, когда вы обращаетесь к мафиози регионального разлива с признанием, что не любите дорогие машины. Но если серьезно, как вы оцениваете результаты вашей деятельности на посту главы Постоянного представительства президента Украины в Автономной Республике Крым?

Давайте эту самооценку мы разделим на несколько факторов. Первое - отбиваем мы расходы, которые государство Украина тратит на представительство? Тут 100% - да. Второе - мы реализовали те задачи, которые ставили перед собой, когда много месяцев назад пришли на должности? - В целом, нет. Не реализовали. Третье - есть отдельные успехи? Есть. Однако эти отдельные успехи некоторых вопросов правоохранительной системы, логистики, работы и административных органов - это в первую очередь через личные связи мои и моего первого заместителя.

Ни на йоту содействия нашей деятельности со стороны Херсонской облгосадминистрации нет. Есть отдельные должностные лица и есть отдельные районы, где понимают, что идет война. Нельзя говорить, что все одинаковые, но как государственная структура на уровне региона, граничащего с оккупированной территорией, мы у себя за спиной чувствуем, как минимум, холодное дыхание бездны. Это в лучшем случае.

Что касается Киева, то здесь мы имеем как органы, которые согласны слушать нас и даже в чем-то помогать, так и органы, которые не согласны ни слушать, ни видеть нас. Более того, готовы дать очень большие средства и ресурсы, чтобы нас просто не существовало как органа власти относительно Крыма.

Это ситуация, какой она есть на сегодняшний день. Мы понимаем, что ее очень сложно изменить. Она складывалась много лет. Однако очень давно, в 1998 году, я давал присягу на верность украинскому народу и я ее не нарушу. Если я увижу перед собой стену, невозможность выполнять свой долг, то я пойду дальше и буду делать все от меня зависящее, чтобы остановить российскую агрессию. Это я обещаю всем на 100%.

новости партнеров

20 сентября, 2018 четверг

19 сентября, 2018 среда

20 сентября, 2018 четверг

19 сентября, 2018 среда

Видео

Введите слово, чтобы начать