live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Становление турецкого султаната: какие последствия победы Эрдогана на выборах


фото: REUTERS
Внеочередные президентские и парламентские выборы в Турции 24 июня позволили Реджепу Таипу Эрдогану переизбраться и получить неограниченные полномочия. Вместе с тем они подчеркнули глубокий раскол в турецком обществе

Сразу после закрытия избирательных участков появились первые данные, которые показывали – Эрдоган набрал более 50 процентов и стал президентом в первом туре. А буквально ночью пришли и официальные данные турецкого ЦИК, что подтвердил: за действующего главу государства отдали свои голоса 52,6% граждан. Его основной соперник, кандидат от кемалистской Республиканской народной партии Мухаррем Индже (которого поддержали также ряд других оппозиционных сил) занял второе место, набрав более 30%.

8,4% набрал глава курдской Партии демократии народов лидер Салахаттин Демирташ, 7,3% - глава националистической светской "Хорошей партии", харизматичный лидер Мерал Акшенер. Остальные кандидаты получили менее одного процента голосов.

На парламентских выборах, которые состоялись одновременно с президентскими, так же лидирует возглавляемая Эрдоганом Партия справедливости и развития. Которая, хоть и не набрала большинства голосов (42,5% и 295 мандатов из 600), но вместе с союзниками из Партии националистического движения (11,1%, 49 мандатов) формируют довольно таки уверенное парламентское большинство (53,6%, что позволит сформировать коалицию в 344 багнета). В Большие национальные собрания попадают также Республиканская народная партия (22,6%, 146 мандатов), Партия демократии народов (11,7%, 67 мандатов), и "Хорошая партия" (9,95%, 43 мандата).

В новом составе парламента Партия справедливости и развития получит 295 мандатов, Республиканская народная партия -146, Партия демократии народов - 67, Партия националистического движения - 49, "Хорошая партия" - 43 мандата

За Эрдогана и возглавляемую им политическую силу в основном голосовали северные, центральные, южные регионы, а также провинции северо-востока (на границе с Грузией и Арменией) и северо-запада - прилегающие к Стамбулу.

Индже и либеральная оппозиция праздновали победу в западных и юго-западных провинциях - наиболее европеизированных регионах, завязанных на туризме (кроме провинции Анталия, где победил Эрдоган); а также - в районах европейской части Турции, граничащих с Болгарией и Грецией. Прокурдская Партия демократии народов и ее лидер Салахаттин Демирташ лидирует в юго-восточных провинциях, населенных преимущественно курдами; впрочем, даже в своих базовых регионах эта политическая сила несколько потеряла с прошлого года.

За Эрдогана проголосовали провинции центра, севера и юга Турции (на карте обозначено желтым); за Мухаррема Индже - побережье Ешейського моря и европейская часть страны (бордовым); по Салахаттин Демирташ - юго-восток (фиолетовым)

Больше всего голосов сторонники действующего президента получили в селах и небольших городах, однако в городах-миллионниках результат действующей власти также хорош: в Анкаре Эрдоган получил более 51% голосов, в проевропейском и либеральном Стамбуле - 49,6%. Единственный крупный город, в котором победила либеральная оппозиция - Измир, где Мухаррема Индже поддержали 53,3 процента избирателей. В то время, как Эрдогана - всего 32 с половиной процента.

Как голосовали крупнейшие города Турции

Впрочем, Измир - исключение. Большой портовый город, главные морские ворота страны на Запад всегда был настроен откровенно либерально и прозападно. За что его никогда не любили консерваторы, называя "Гяур Измир" - "неверный Измир". Кстати, именно в Измире Индже собрал самый большой митинг своих сторонников. По слова политика, там собрались миллионы оппозиционно настроенных граждан.

Митинг сторонников оппозиционного кандидата Мухаррма Индже накануне выборов в Измире, 21 июня

Избирательная кампания и ход голосования в очередной раз показал крайнюю поляризацию турецкого общества. Сторонники политического ислама и геополитического неоосманизма и экспансионизма, что голосовали за Эрдогана и его союзников-националистов, лишь немного количественно преобладают сторонников проевропейского вектора и светского государства, которые отдали предпочтение Мухаррема Индже, Мерал Акшенер, Салахаттину Демирташу и возглавляемым им политическим силам. И огромные митинги, которые главный оппозиционный кандидат собирал не только в Измире, но в Стамбуле и даже консервативной Анкаре – яркое тому подтверждение.

Многолюдный митинг накануне выборов сторонников Мухаррма Индже в Стамбуле

Сайт Espreso уже писал, что решение о проведении внеочередных выборов (которые должны состояться осенью следующего года), вполне возможно, было продиктовано неблагоприятной экономической ситуацией. Турецкая лира продолжает стремительно девальвировать, фондовые рынки – проседать, а инвесторы – покидать страну. В такой ситуации у турецкого лидера были все основания опасаться, что к осени следующего года экономический кризис нанесет сокрушительный удар по его рейтингам. И, соответственно, торопиться с переизбранием.

Что дальше

В очередной раз выиграв выборы, Реджеп Тайип Эрдоган получил не только очередной пятилетний срок в огромном дворце Аксарай (что в пятьдесят раз больше за Белый дом и втрое – за Версаль), но и фактически неограниченную власть. Именно после проведения выборов вступают в силу утвержденные на прошлогоднем референдуме изменения в Конституцию, превращающие Турцию на суперпрезидентскую республику. Отныне глава государства единолично назначает всех министров и других руководителей, имеет решающую роль в назначении судей. Исполнительная власть выводится из подотчетности законодателей. Да и вообще, роль парламента становится чисто декоративной – в частности, президент получит право издавать декреты, имеющие силу закона. А также блокировать любые неудобные инициативы парламентариев за применения права вето.

Трудно спрогнозировать, что ожидает Турцию после выборов какая-то смена внутреннего курса. Скорее всего, внутри страны будет продолжена жесткая политика в отношении оппонентов действующей власти – теперь под удар могут попасть новые оппозиционные лидеры, что составили серьезную конкуренцию Эрдогану во время нынешней кампании. Также будет логично, если новая-старая власть наконец обратит особое внимание на экономику, которая чувствует себя все хуже и хуже.

А вот смены внешней политики ожидать точно не стоит. Как и раньше, эрдогановская Турция будет играть активную роль в региональных раскладах, пытаясь проецировать военную силу, экономическое и культурное влияние на соседние государства – прежде всего. Турецкая армия будет продолжать антикурдские кампании в Сирии и Ираке. Кроме того, будет усиливаться турецкое присутствие в бассейне Красного моря – в последние годы эта акватория стремительно милитаризируется. Нельзя исключать увеличение напряжения в отношениях с Западом – как Европейским Союзом, что критикует сворачивание демократии в Турции, так и с Соединенными Штатами, а также – с израильско-саудовским блоком. На фоне нарастания точек разлома с западными странами, вполне возможно дальнейшее сближение Анкары с Москвой и Тегераном.

Также будет продолжена политика превращения Турции в энергетический (прежде всего, газовый) хаб. Анкара будет активно инициировать проекты по строительству территорией страны газопроводов в Европу из России, Азербайджана и (вполне возможно) Ирана. В то же время, Турция будет пытаться противодействовать планам по разработке газовых месторождений странами восточного Средиземноморья – прежде всего, Кипром, чье голубое топливо потенциально может составить конкуренцию турецким энергетическим планам.

Что же касается турецко-украинских отношений, то они, вполне вероятно, останутся на существующем уровне. На том, где активное сотрудничество с россиянами по строительству "Турецкого потока" сосуществует с политикой непризнания оккупации Крыма и поддержки крымских татар.

новости партнеров

26 сентября, 2018 среда

25 сентября, 2018 вторник

26 сентября, 2018 среда

25 сентября, 2018 вторник

24 сентября, 2018 понедельник

Видео

Введите слово, чтобы начать