live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Почему украинцы шли воевать в дивизию "Галичина"

Сравнительно короткий боевой путь 14-й стрелковой Дивизии Оружия СС "Галичина", которая впоследствии денацифицировалась и превратилась в 1-ю Украинскую дивизию Украинской национальной армии (1 УД УНА), хорошо известный

Кратко он выглядит так: обусловленное первыми стратегическими неудачами заявление Гитлера в начале 1943 годаоб  общем фронте против большевиков с ненемецкими народами - переговоры со склонной к сотрудничеству средой - акт 28 апреля 1943-го - вербовка - годовая выучка - группа Баерсдорфа в Холмщине, Подляшье - котел под Бродами - Словакия - Словения - Австрия - ФРГ.

Так же известно и то, что кроме нашивок с левиками, дивизионщики еще имели своих духовников и набранное из местных отставников среднее офицерское звено. И все. Чего-то большего не разрешалось.

Немцы украинцам не доверяли. На передний край фронта в конце концов прибыло лишь около 10 тыс. бойцов, то есть в 5 раз меньше, чем было принято, и в 8 раз меньше, чем предварительно согласились.

К тому же подготовку добровольцев проводили в Голландии, Германии, Пруссии, Франции и Польши, то есть подальше от родных домов во Львовской области, Дрогобычском районе, Франковщине и Тернопольщине, где уже активно действовала подпольная сеть ОУН-УПА и, соответственно, существовал риск опасного идейного воздействия.

Стоит отметить, что формы взаимодействия населения оккупированных территорий с немецкой администрацией и военным командованием были далеки от удобного разделения на "черное" и "белое". Например, кроме почти хрестоматийного случая с "Галичиной" было еще такое до сих пор малоизвестное и не очень изученное явление как "Украинское освободительное войско" (УВВ). И никто не станет отрицать очевидное тогда изменение положения православия, чьи храмы после 20-летнего забвения и разрушения вновь открывают свои двери верующим. А во многих селах и городках уничтоженные во время комсомольских "субботников" церкви пришлось строить заново.

Военными преступниками дивизионщики не были. Это уже неоднократно подтверждено правительственными следователем комиссиями разных стран мира. Все желающие могут ознакомиться с соответствующими документами, которые есть в свободном доступе.

Коллаборанты? Да, большинство современных украинских историков рассматривает их исключительно как коллаборантов, то есть не вполне самостоятельных прихвостней гитлеровцев.

Однако, если исходить из чисто формальной точки зрения украинские подразделения советской армии тоже в таком случае можно считать, извините, колаборационной структурой, поскольку формировались они тоже на оккупированной части Украины - оккупированной еще 1920-го года, когда ленинская Россия заняла суверенную территорию Украинской народной республики (УНР).

Возможно, со временем про такие страницы нашей истории можно будет говорить спокойно и непринужденно.

Сегодня же речь идет о примирении. И про память.

И понимание того, что побудило тысячи молодых людей, которые любили Украину и готовы были умереть за нее в боях с регулярными и нерегулярными (партизанскими, диверсионными) частями большевиков, а против них они тоже активно действовали - 75 лет назад присягать на верность фюреру и надевать на себя немецкую форму.

28 апреля 2018 года. Поминальная панихида в соборе Св. Юра и молебен на Лычаковском кладбище

Нынешний "Марш величия духа" в День дивизии во Львове

Против "советов"

Еще до 22 июня 1941 года западноукраинские области УССР успели сполна ощутить на себе все "прелести" политики "освободителей" из Советского Союза, которые по договоренности с нацистской Германией в 1939-м ворвались в тогдашнюю восточную Польшу. Там сразу началось то, чего галичане успели наслушаться от беглецов от Голода и Большого террора в Приднепровской Украине. Разграбление банков и предприятий, вывоз тысяч людей в Сибирь, принудительная коллективизация сельского хозяйства и другие ужасы "социалистического строительства".

Своего апофеоза карательные меры достигли во время беспорядочного отступления Красной армии. Тогда галицкими тюрьмами прокатились расстрелы тысяч "политических" юношей и девушек, после чего убеждать очевидцев тех зверств в необходимости вооруженной борьбы с Советской империей лишний раз было не нужно.

Знаковые фигуры

null

Кубийович Владимир Михайлович

Дивизией занимался Украинский центральный комитет (УЦК), единственный тогда признан немцами представительный орган галичан во главе с влиятельным академическим ученым-географом Владимиром Кубийовичем. Ему всячески помогал полковник Павел Шандрук, участник совместного освободительного похода Юзефа Пилсудского и Симона Петлюры на Киев.

Шандрук имел бы и возглавить дивизию, однако у Гитлера сначала были против, поскольку не могли простить его участие в боевых действиях на стороне поляков в 39-ом. Поэтому он так и остался ее негласным "командующим", а на главе 1 УД УНА стал только в марте 45-го в звании генерал-поручика армии УНР. После войны он, как кавалер польского Серебряного Креста благодаря личным связям с антисоветским генералом Владиславом Андерсом и национал-демократическим правительством Республики Польша в Лондоне "оформил" своих воинов "гражданами Польши", что позволило дивизионщикам избежать выдачи на растерзание Сталину и безопасно перебраться в Великобританию, Соединенные Штаты, Канаду.

Всю сложность событий тех лет генерал описал в мемуарах объемом в 238 страниц под названием "Сила доблести" (переиздано: Киев, 1999). Из них мы также можем узнать, что никаких иллюзий на предмет отношения Гитлера к Украине он не имел, хотя еще в начале войны "желал, чтобы они (гитлеровцы. – Авт.) победили".

"Я мечтал, что московский империализм будет уничтожен", - писал Шандрук, и одновременно добавлял:

"...Но немецкий империализм не очень подходит Украине. Я читал "Mein Kampf" Гитлера".

Знак равенства между обоими диктаторами, немецким и российским, генерал поставил для себя в 1943 году.

"Я имел возможность разговаривать с украинцами из восточной части страны, служившими в немецкой армии. Когда им становилось известно, что я украинец, они рассказывали - сначала очень осторожно - о грубости и террор немцев в Украине... Все это входило в планы Гитлера в отношении Украины: он готовил ей судьбу быть местом поселения своих ветеранов войны. Политика Гитлера также устраивала Сталина: чем больше украинцев ликвидирует Гитлер, тем меньше останется ликвидировать ему самому", - отмечал Шандрук.

Популярные командиры

Не меньшее влияние, чем Кубийович и Шандрук, на галицкую молодежь имели и такие известные офицеры-революционеры, как сотник Дмитрий Поджигателей и полковник Евгений Побигущий ("Рен"). Они тоже выступили в роли фактических соучредителей дивизии.

null

Командир дивизии Фриц Фрейтаг с Палиивим (справа). Палиив обычно выполнял функции переводчика и политрука

На то время Палиив уже более 20 лет был на слуху в патриотической среде Западной Украины. 1918 года в статусе адъютанта Дмитрия Витовского организовывал Ноябрьский Чин в Львове. Воевал в УГА, занимался УВО. Как председатель центрального комитета сравнительно умеренной партии "Украинское национально-демократическое объединение" (УНДО) избирался послом сейма Польши но за 2 года попал в тюрьму. Выйдя на волю, отмежевался от УНДО и создал "Фронт национального единства" (ФНЕ).

null

Шандрук с Побигущим

Побигущий встретил лето 1941-го в ранге майора, майором он служил в составе дивизии.

"Рен" до "Галичины" возглавлял одно из двух соединений Дружины украинских националистов (ДУН) под названием "Роланд". Вторым, под названием "Нахтигаль", которой командовал легендарный Роман Шухевич.

Потребность иметь собственную армию

null

null

Петличка-"левик" (reibert.info)

По словам Кубийовича, немцами следует просто воспользоваться. Этого, мол, требует исторический момент и прагматичный расчет. Какой бы неприятной и нежелательной не выдавалась сотрудничество с Третьим Рейхом.

"Мы живем во время жестокой войны, в которой нет милосердия, в которой ценится только сила, в первой степени физическая. Мы высоко стоим морально, но физической силы нам не хватает, и по этой причине являемся объектом, а не субъектом в теперешних событиях. Чтобы поправить наши шансы, нашей задушевной мечтой является создать собственную вооруженную силу, и в этом направлении идут самые разнообразные попытки от взрыва войны. Украинская вооруженная сила - это наше желание, потому что тогда становимся совоюющей силой и обретаем в борьбе за наше положение сильнейший довод: мы проливали кровь. И таким образом становимся подлежащим в политике", - заявил он на конференции УЦК за 10 дней до официального создания дивизии.

В обмен на дивизию Кубийович требовал амнистии для политзаключенных во главе со Степаном Бандерой и разрешения на украинские местные органы власти, а также экономические свободы. После двухнедельного обсуждения Берлин дал согласие только на освобождение 150 старшин, которые ранее командовали подразделениями в выше упомянутых батальонах "Роланд" и "Нахтигаль". Они же и стали первыми украинскими офицерами в дивизии.

"...Те украинцы, которые доложили руки к организации Дивизии, имели целью исключительно украинский интерес. В их понимании украинская рация требовала организации большей украинской единицы как зародыша Украинской армии, и за это надо было немцам платить. В дела дивизии подходили они не так с сантиментом, как с зимнего политическим расчетом", - вспоминал в 1954 году Кубийович.

Благоприятный для украинцев Галичины момент заключался тогда еще и потому, что тамошняя смешанная немецко-астрийская администрация, которая стояла во главе генерал-губернаторства, пыталась повторить свой опыт времен Первой мировой и делала ставку на украинцев, как противовес польскому влиянию в крае. Тогда как в рейхскомиссариате "Украина" такой потребности оккупанты не чувствовали и на какие вроде как национальные воинские подразделения принципиально не соглашались.

При этом эмиграционное правительство УНР к вопросу сотрудничества с немцами относился более, чем осторожно, и вместо этого занималось развитием собственных, сугубо украинских военных формирований. Сначала "Карпатской Сечи" на Закарпатье (1938), а затем, как мы уже писали, "Полесской Сечи" (1941) на стыке Житомирской и Ровенской областей, которая, собственно, стала одной из дальнейших основ УПА. В обоих случаях из Европы лично приезжал Николай Ливицкий, сын тогдашнего украинского президента Андрея Ливицкого.

Ближайшие планы и расчеты

Связанные с созданием дивизии события разворачивались уже после поражения Вермахта под Сталинградом, поэтому среди добровольцев и их командиров было понимание, что Третьему Рейху если не конец, то почти вот-вот, и эта украинская военная формация может стать хорошо вышколенным зародышем новой Украинской армии, которая выступит на защиту определенного украинского государственного образования, способного встать, как тогда считалось, по итогам окончания Второй мировой войны. В т.ч. не без помощи западных союзников.

"Это уже было после Сталинградской битвы. Мы видели, не очень удачные фронтовые события на фронтах для немцев, безусловно. Но все равно мы шли, потому что мы имели надежду, что мы можем в это военное время завоевать свое государство. Хоть мы и немножко враждебно относились к немцам, но в то время нам нужен был выучка - чтобы ты полноценно знал военное ремесло и мог быть полноценным воином. Вот была наша цель", - рассказывал недавно вояк 29 полка дивизии Зенон Аксинчук 1925 г.р. из города Черткова Тернопольской области.

Уйти, но не надолго, или Отношения с УПА

Кадры кинохроники

Подхорунжий Василий Верига, который уже в эмиграции редактировал ветеранский журнал дивизионщиков "Вести комбатанта" и был вице-президентом Всемирного конгресса украинцев (ВКУ), проблематике взаимоотношений с повстанцами посвятил не одну страницу своего объемного труда "Дорогами Второй мировой войны". "Одна и вторая имели ту же цель, одна и вторая украинские военные формации, которые себя взаимно не исключали, а наоборот дополняли", - заявлял он.

Однако, к такому выводу уважаемый автор пришел в 1980 году, которым датировано первое издание его книги. Однако в 43-44 гг. подобного понимания еще не существовало и отношения между двумя силами прошли путь от прямого соперничества переплетение и снова к соперничеству. До взаимного кровопролития, к счастью, дело не доходило.

В отличие от политического руководства ОУН(б) группа Шухевича сначала даже не возражала против того, чтобы патриотического настроенные молодые галичане получили профессиональную выучку в рядах регулярной армии, после чего вместе с оружием возвращались "к лесу". При этом такая точка зрения не находила всесторонней поддержки в подполье. Ситуацию ухудшали и антибандеровские материалы из противоположного лагеря.

Точки над "и" расставила написанная в полемическом жанре программная статья "Кругом стрелковой дивизии "Галичина", размещенная в ч.11 бюллетеня Краевого провода ОУН по 1943 год. В ней набрано из украинцев гитлеровское формирование называлось "типичной колониальной частью" и сравнивалось с "индийским или новозеландскими дивизиями английской армии". Конечно же, "собачьей дивизией Гитлера", как в советских открытках, желающих поддержать инициативу Кубийовича-Шандрука там не называли, однако ставили им достаточно однозначные вопросы и предлагали обдумать некоторые веские, по мнению идеологов ОУН, тезисы: почему дивизию названо "галицкой", а не "украинской"; почему высшее руководство составляют немцы, а не украинцы; почему  языком военных команд будет немецкий, а не украинский и так далее.

"Украинская кровь может литься только за Украинское государство и только в рядах Украинской армии, а не в колониальных отделах оружиеспособных украинцев. От вражеских империалистов спасет нас только собственное независимое от них оружие, а не служба тем империалистам", - суммировали ОУНовцы (цитата по книге Романа Колесника "Военная управа и украинская дивизия "Галичина", издание второе, дополненное. Киев, 2009).

Свои правки, безусловно, внес и бой под Бродами. Те 3 тыс. дивизионщиков, которым удалось выйти из окружения, присоединились к УПА.

новости партнеров

19 ноября, 2018 понедельник

18 ноября, 2018 воскресенье

19 ноября, 2018 понедельник

18 ноября, 2018 воскресенье

17 ноября, 2018 суббота

Видео

Введите слово, чтобы начать