live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Андрей Зубов: В России происходит разочарование в Путине


фото: EPA
Профессор Андрей Зубов, уволенный из МГИМО из-за осуждения им оккупации Крыма и войны на востоке Украины, про страхи Путина и двойные стандарты российской морали

Похоже на то, что мир объявляет Кремлю бойкот и тяжело сказать, это по сумме обстоятельств, или последней каплей стало покушение на полковника Скрипаля и его дочь?

Было совершенно наглое покушение, с  использованием боевых отравляющих веществ, как сказали специалисты в Гааге, невиданной силы химического оружия. Разумеется, это переполнило чашу терпения, или какого-то желания не слишком жестко говорить с Россией,  оставляя дверь для переговоров открытой. В России люди до конца не представляют степень возмущения цивилизованного мира тем, что случилось в Солсберри. 

Фактически, в мирное время, при дипломатических отношениях, при сохранении отношений России с НАТО, Россия – а никто не сомневается, что это Россия – применила  боевые отравляющие вещества против людей, которые пользовались защитой Британского государства. И, разумеется, это не может остаться безнаказанным. К этому всему еще добавляется вторжение в систему выборов во многих странах: в США, в Дании, и подозревают, в Германии, Великобритании, Франции. Причем  вторжение многообразное - от кибератак, до подпитки деньгами определенных оппозиционных депутатов, таких как Мари Ле Пен во Франции.

Читайте также: США ввели санкции против 24 россиян и 14 российских компаний

Все это у нас, в Украине и России, в странах с, мягко говоря, неустоявшейся демократией, не воспринимается настолько катастрофично, как в странах с демократией устоявшейся. То есть говориться про явно тяжкие преступления, и если их совершает государство, то оно должно, во-первых, это осознать, а во-вторых, с ним будут общаться, как с бандитом или хулиганом, противным и опасным.

Мы в Украине уже четыре  года переживаем реализацию кошмарных, макабрических, кровавых фантазий Кремля. Нашу страну заливают кровью ежедневно, а Запад, в принципе, отреагировал только на покушение на Скрипаля. Мы конечно понимаем реакцию Запада, но неужели 10 тысяч убитых граждан  Украины нельзя было заметить!?  И как вы думаете, будет ли ужесточение позиции Запада в целом?

Во-первых, подобная дипломатическая война, как ее называют на Западе, это серьезная вещь, к которой редко прибегают страны, притом, не одна страна, а практически весь Запад, к которому присоединилась и Украина: вы тоже высылаете русских дипломатов.  Нужно ясно понимать, что это серьезное действие. Запад живет по своим законам, он не совершает гибридную войну, как Россия в Украине, а делает легальные вещи, которые должны преступника образумить, но если не образумиться, то будет следующий цикл действий.

Я  понимаю, конечно, то возмущение в Украине, где погибло 10 тысяч людей, а  покушение на Скрипаля вызвало реакцию Запада куда более мощную, чем 4 года войны. Но это нужно осмысливать в системе западных ценностей.  Украина находиться пока – как бы этого не хотели сами украинцы, да и многие люди в Европе – вне системы коллективной безопасности Запада.

Многие на Западе говорят, это ужасно, то что происходит в Украине, то что происходит в Африке, то что происходит в Афганистане, это страшно, но покуситься на нашу суверенную территорию, нашу внутреннею  суверенную безопасность - это неслыханное дело. Поэтому и реакция такая. Хотя об этом и не говорят, но фактически начинает работать 5-й пункт соглашения НАТО о коллективной безопасности. Он работает не в сторону объявления войны России, но он, безусловно, включился.  И вы знаете, что сама организация НАТО тоже активно включилась в это противодействие.

Вы употребили прекрасную форму "образумить преступника". Но мы видим, что он не готов образумиться. Отношение российской власти к событиям в Кемерово продемонстрировали цинизм, холодность, жесткий расчет и отсутствие, или возможно, отсутствие какой-то человеческой емпатии.

 Вы употребили верные слова. Именно человеческой эмпатии. Человеческая эмпатия существует тогда, когда все люди чувствую себя людьми. Те, кто управляет Россией, считают людей лишь объектом своих действий. Объектом иногда опасным, если он будет демонстрации устраивать; иногда выгодным, если можно с него стричь налоги, или посылать, как пушечный материал, в Украину и Сирию; иногда нейтральным, когда он живет какой-то своей жизнью, - мол, пусть живет, пока нам не мешает воровать и жировать.

Это совершенно неестественное отношение для любого нормального общества. Как бы ни был плох царский дореволюционный режим в России, но во время холерного бунта в Петербурге, император Николай I, тоже не лучший император, без охраны, в одной шинели  вышел к бунтующему, обезумевшему народу и успокоил людей. Дал распоряжения, не испугался людей, потому что, он все-таки считал себя человеком, не только правителем, но и согражданином.

А эти-то ведь не считают. Это чисто советский принцип людской массы, которым является народ, который можно – если надо, если опасно для власти -  затравить голодом, как во время Голодомора, и дико запугивать красным террором. Проводить любые манипуляции, скажем, полностью запрещая религию, ил что-то послабляя. А иногда, как при Хрущеве, расстреливая людей в Новочеркасске за малейшей протест. В общем, подписки о неразглашении, которые давались в Новочеркасске в 1961 году и даются сейчас в Кемерово – невероятные вещи.

Все должно бы было быть наоборот -  государство должно быть заинтересовано как можно шире освещать ситуацию, чтобы все знали о трагедии, чтобы все участвовали в ней, чтобы помогали людям ее преодолеть, а тут -  подписки о неразглашении.

Но нужно понимать, что в России продолжается советский режим. Он и в Украине продолжался до Революции Достоинства. У вас попытка разорвать с этим советским, охарактеризовалась необходимыми вещами: это свержение памятников большевицким вождям, ленинопад, и открытие архивов КГБ. Одни памятники всего не решат, а вот то, что теперь архивы советских спецслужб открыты, это очень важно. Разумеется, и в Украине нужно еще много чего сделать, мы это понимаем, но вы сделали важнейшие шаги. А мы наоборот возводим памятники Сталину… Никогда не было трудно, за последние 25 лет, проникнуть в архив КГБ, как сейчас. И это два разных пути.

А если спроецировать нынешнюю ситуацию на ближайшее будущее, как вы думаете, удастся ли Западу, или же внутренним процессам энтропии в отношениях между российской властью и обществом, образумить Кремль? Или же он, все-таки, будет упрямо идти путем Брежнева и Андропова, как было в ситуации с Афганистаном, пока это не закончиться большим российским, или неосоветским крахом? 

Неокоммунистическим, фактически. Никто предсказывать будущее не может. Те, кто это делает - шарлатаны. Но могу сказать, что общество, безусловно, просыпается. То, что произошло в Кемерово, вызвало реакцию большую, чем  Беслан в 2004 году, хотя  там погибло, вероятно, больше людей ,а  участие власти было более явным, чем в Кемерово. В Беслане власть чуть ли не сама расстреливала эту школу. И тогда было свободнее, никто не боялся высказываться против власти, но после Беслана начали закручивать гайки.

До этого ведь была еще относительная ельцинская свобода. И, тем не менее, тогда общество в целом достаточно равнодушно отнеслось к этой трагедии. А сейчас мы видим, в условиях когда и гайки закручены, и людей сажают, и кемеровское событие больше похоже на несчастный случай, чем на реальное преступление власти, но народ выступил именно против власти по всей России. И всюду, что скандируют!? Главный лозунг – "Правды!".

Но желая правды о событиях в Кемерово, видя, что власть лжет, забывают, что эти же люди не требовали правды, когда оккупировали Крым, когда воевали в Донбассе и врали, что "нас там нет", а гибли кадровые военные из российских дивизий. Не кричали "Правды!", когда хлором уничтожали города в Сирии, не кричали "Правды!" когда  представители России в ООН накладывали вето на резолюции по Украине и по Сирии. Тогда не нужна была правда, тогда соглашались на ложь.

Сейчас люди поняли, что без правды нельзя. И важнейший для меня вопрос, поймут ли они, что правда должна быть не только в Кемерово. И даже не только во внутренней политике, она должна быть всюду. Правда должна быть и в международных отношениях, и, естественно, во внутренних отношениях со своим народом. Иначе правды не будет. Не бывает с одной стороны правда, а с другой – нет. Бывает всюду либо ложь, либо правда. Сейчас все требуют правды. Посмотрим, как это все будет развиваться, но голоса  звучат от Владивостока до Кенигсберга. Второй момент – люди  перестают верить власти.

То есть, не верить власти в лице Путина – это одно, а не верить господину Тулееву – это совершенно другое. И Тулеева, конечно, назначат  козлом отпущения и бросят в топку народного негодования.

А вот не факт. Люди кричат не только "Тулеева в отставку", люди кричат "Путина в отставку". Ведь Путин не вышел, как тот же Николай І, к народу,  ни с кем не расцеловался, ни с кем не заплакал, хотя это не холерный бунт и люди не заражены смертельной болезнью. Можно же было поцеловать тех плачущих женщин, потерявших своих детей. Но он этого не сделал. Он боится их.

Поэтому второй вопрос, насколько будет сильным отвержение по всей стране не только кемеровских чиновников, но и Путина. Но важно и другое, синдром всецелой вождистской любви, доверия, определенного безумия, которое  было после оккупации Крыма и первых боев в Украине, он исчез. Этого уже нет. То есть, все, что было им создано тогда, сейчас растворилось. Общество, безусловно, от этого ушло.

И мы сейчас будем наблюдать, я почти в этом уверен, быстрое разочарование в Путине: он сделал себя единственным носителем власти, и уже нельзя говорить о какой-то группе. Он – это нынешний Кремль. Такое же разочарование в Путине, как в свое время в Брежневе. Подобное было в конце правление Ельцина, когда его популярность была равна двум-трем процентам.

Все это теперь будет с Путиным, а после этого может произойти все, что угодно. Не народное, как у вас восстание, это маловероятно, но скорее просто собственное окружение, увидев, что царь потерял доверие и уважение общества, его сожрет.  Как это произошло с Хрущевым в октябре 1964 года.

Путин тоже просчитывает те или иные сценарии. Он может пытаться запугивать Запад, пытаться снова придумывать "маленькие победоносные" войны, наступление тех или иных врагов на "белокаменную Русь" и так далее. Мы понимаем, что все сценарии, которые у него есть, - плохие и кровавые.

Это очень вероятно. Путин боялся потерять власть уже в 2007-2008 годах, тогда и приняв бессменное правление. Собственно говоря, новый русский авторитаризм сформировался в августе-сентябре 2007 года. Именно тогда Путин принял решение идти на новые выборы. Но не сам, а назначив преемника, оставив все под своим контролем и отринув нормы  российской Конституции.

А ведь после этого путь один - мол, я потеряю не власть, а все, вплоть до жизни. Понимаете, герои, которые не жалеют своей жизни, как у вас на Майдане, они не становятся, к сожалению, президентами. Становятся президентами другие. Путин страшно боится потерять власть, потому что понимает – он потеряет все, возможно вплоть до жизни. И поэтому он держится за власть всеми силами, и масса людей вокруг него.

Они, поставив на Путина, держатся за Путина, потому что Путин – это власть. И если Путин падет – и они падут. Но есть и другие, которые имеют власть, независимо от Путина, например КГБ, они привели Путина к власти и далеко не во  всем довольны тем, что делает Путин. Понимаете? Это не значит, что они хорошие ребята, как говорят американцы good guys, но они недовольны ситуацией.

И им не нравится то, что президентская администрация назначает не их людей, а людей, которые не связаны с КГБ – типа Кириенко или Вайно. И идет дворцовая борьба. Все может продолжатся бесконечно долго, пока Путин будет жив и здоров. Но тут вступает новый фактор – это именно общественное отношение и общественное мнение. Вот  если народ скажет "нет, мы не верим и не хотим", то тут же появится очень много тех, кто скажет "видишь, он не верит тебе и не хочет, давайка, вали отсюда, а мы сделаем такой режим, в котором народ захочет власть".

Когда режим чувствует возможность революции, он всегда придумывает себе множество внешних и внутренних врагов. Так было во времена Сталина, так было в латиноамериканских диктатурах. Я с ужасом думаю об этом, потому что враг назначен. То есть, кроме "англичанки, которая гадит" Кремлю, кроме подлых англосаксов, один из основных врагов – это мы, то есть украинский народ как таковой, который есть врагом только потому, что он существует.

Я сам этого боюсь. Но я думаю, что как раз такая консолидированная, неожиданная - в Кремле не думали, что будет такая реакция на попытку убийства Скрипаля - позиция очень важна для Украины. Она является неплохим щитом. Разумеется, это не танки, это не войска НАТО на Донбассе, но это знак того, что и Украину не оставят.

И Путин это знает, что Украину не оставят. Если он начнет новую гибридную войну, или даже негибридную войну в Украине, то он столкнется с более серьезным противодействием, чем высылка российских дипломатов. И вряд ли многие в Кремле хотят идти на это сейчас. Популярность российской власти падает, люди в отношении Крыма говорят: "А что нам дал Крым, мы, собственно говоря, ничего не приобрели, а потеряли много". И все больше людей это понимает. Ничего нельзя брать чужого, - всем это известно давным-давно и  люди начинают это понимать в России.

Хотя Украина должна быть настороже, не должно повторится то, что было весной 2014 года, Страна должна быть готова, все может быть. Украина действительно на переднем фланге борьбы, она - фактически воюющая страна с линий фронта. Но тем не менее, я надеюсь, что до серьезных военных действий в Украине не дойдет, что режим сейчас не чувствует в себе внутренних сил начинать широкомасштабную войну со всем цивилизованным миром – не только с Украиной, а, подчеркну, со всем цивилизованным миром.

Наоборот, если вы обратили внимание, Путин уже после "избрания" президентом, послал меседж, что он за мирное сосуществование. То есть, до этого он брязкал ракетами, а тут – изменил позицию. Потому что ситуация в стране очень тяжелая, экономика в плачевном состоянии, и брязкать оружием, да и плохим оружием, бессмысленно.

 

новости партнеров

22 июня, 2018 пятница

22 июня, 2018 пятница

21 июня, 2018 четверг

Видео

Введите слово, чтобы начать