live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Агрессия России против Украины: объемы потерь и возможности репараций

Войны когда-нибудь заканчиваются, и страна-агрессор должна возместить убытки, причиненные государству, которое подверглось нападению

Такие правила выработало человечество, руководствуясь справедливостью и необходимостью положить конец посягательствам на чужую территорию. Процесс возмещения убытков называется репарацией.

Сегодня идет война против Украины. Путинская Россия аннексировала Крым и оккупировала часть Донбасса. Рано или поздно свой счет Кремлю должен выставить и Киев.

Размеры причиненного ущерба

Эксперт аналитического центра Atlantic Council Андерс Аслунд заявил, что потери Украины от агрессии России, которая продолжается с 2014 года, равны 100 миллиардам долларов.

Такую сумму по состоянию на март 2018 года известный ученый привел в отчете "Цена агрессии Кремля в Украине".

Примерно $27 млрд потеряно в Крыму, $73 млрд – на Донбассе. Это без учета гуманитарных и политических убытков.

Аслунд опирался на методологию Пиккети, согласно которой общая стоимость всех активов европейской страны примерно в 4 раза превышает ее ВВП.

"Самое простое и наиболее обобщенное определение убытков, которые понесла Украина, заключается в умножении доли потерянного ВВП Украины на четыре. Донбасс давал 10% ВВП Украины, а Крым – 3,7%. Международный валютный фонд оценил ВВП Украины в докризисный 2013 год на уровне $179,6 млрд. Таким образом, общая стоимость активов Крыма и Донбасса составила 13,7% с $179,6 млрд, умноженное на четыре, или $98,4", - пояснил эксперт.

Аслунд, кроме того, сравнил украинский импорт и экспорт в/из России в 2012 и 2016 годах. За четыре года Украина стала экспортировать на 80% меньше товаров в РФ. Такие же показатели оказались и в импорте продукции из России.

Крым

Основными материальными потерями Украины на Крымском полуострове считаются земля, энергетические активы, банки с их активами, предприятия и жилье. С начала российской аннексии Украина сразу потеряла государственную собственность, которая включала в себя нефтегазовые холдинги, инфраструктуру, здания, землю и военные объекты. В банковском секторе полуострова Украина потеряла около $1,8 млрд.

Наибольшие убытки в Крыму касаются нефтегазовых ресурсов. В частности, речь идет о 18 газовых месторождениях в Черном море с примерной стоимостью в $30-40 млрд. Объемы потерянной в результате аннексии добычи углеводородов в Крыму - это потеря минимум 20% объема газодобычи украинских госкомпаний. В перспективе шельф мог давать до половины украинской добычи углеводородов.

Захват ГАО "Черноморнефтегаз" уже сейчас лишил Украину около двух миллиардов кубометров газа собственной добычи, который компания добывала ежегодно в Черном море возле Крыма, и дальнейших перспектив в этом направлении. Кроме этого, Украина потеряла уникальные буровые вышки, за которые уплачено 800 млн долл. еще не возвращенных кредитных средств.

Донбасс

На Донбассе картина существенно отличается от Крыма и имеет свои особенности.

Здесь значительные потери понесли в том числе крупные государственные и частные предприятия. Часть из них разрушена поддерживаемыми Кремлем боевиками или вывезена в Россию. Уничтожены или заброшены многие шахты. Львиную долю из этого уже не удастся восстановить даже при условии возвращения оккупированных территорий. Потери банковских активов Украины на Донбассе оцениваются в $4,4 млрд.

Война на востоке Украины нанесла значительные разрушения инфраструктуры региона еще в 2014 году. Экономическая выгода здесь резко упала примерно на две трети.

Обращается внимание на иной, чем в Крыму, правовой статус Донбасса. На оккупированных территориях царит полный правовой хаос, и ситуация с исками о возмещении намного сложнее.

Пути компенсаций

С учетом всех обстоятельств в Украине сложно возместить убытки, причиненные российской агрессией.

Иски могут рассматривать Стокгольмский арбитражный суд, Высший суд Лондона и Гаагский суд в Страсбурге, Международный суд ООН и Международный уголовный суд.

Украинские учреждения уже добиваются возвращения утраченного. Так, "Нафтогаз" требует возмещения $7 млрд за конфискацию активов в Крыму.

Отдельно стоит вопрос возмещений за потерянное имущество граждан Украины как в Крыму, так и на Донбассе. Здесь есть свои проблемы.

Частные лица понесли большие потери на Донбассе и в Крыму. Даже если жилье осталось невредимым, его стоимость упала на 80% в Крыму и на 50% на Донбассе в результате агрессии России, подчеркнул Пол Томас, президент компании IRE USA Inc.

"Для частных лиц юридический путь – через Европейский суд по правам человека. Я думаю, что со временем будет некий консолидированный иск. О такой возможности кое-что говорится в новом законе о реинтеграции Донбасса”, - считает Ирина Палиашвили, глава Правового Комитета Американско-Украинского делового совета.

Эксперты предлагают, в частности, создать международную комиссию по вопросам компенсации убытков, нанесенных россиянами всем пострадавшим как в Украине, так и в других странах.

В целом же Украина должна расследовать все правовые возможности для возвращения потерь от агрессии Российской Федерации.

Комментарии и объемы убытков, которые устанавливают в Украине

Украинские специалисты называют адекватной сумму потерь от агрессии России в $100 млрд, которую привел Аслунд.

Эксперты отдают должное авторитетному заключению ученого, но говорят, что реальная цифра потерь на самом деле будет больше. Использованный метод Томаса Пиккети не самый точный, однако он является базовой основой для дальнейших подсчетов.

Например, Аслунд оценивает только запасы газа и нефти на Черноморском шельфе ($40 млрд, а это почти половина общей суммы) и не учитывает запасы сланцевого газа и потери по программам с его добычи. А это еще десятки миллиардов.

В отношении нефтегазовых активов в аннексированном Крыму в производстве сейчас находятся два процесса. Один ведет МИД Украины в рамках Конвенции ООН по морскому праву 1982 года в Постоянном арбитражном суде в Гааге (Нидерланды). Уведомление об арбитраже, иск и основания, на которых он базируется, были направленны РФ еще 14 сентября 2016 года. 19 февраля 2018 года Украина подала меморандум, который содержит описание претензий Украины к России, и до 19 ноября 2018 года Россия должна представить свои контраргументы. Вследствие этого иска российские власти планируют остановить с 1 июля 2018 года хозяйственную деятельность на Одесском газовом месторождении, которое обеспечивает оккупированный Крым почти половиной собственной добычи газа.

Второй процесс инициирован НАК "Нафтогаз Украины" вместе с шестью другими компаниями группы ("Черноморнефтегаз", "Укртрансгаз", "Укргаздобыча", "Укртранснафта", "Газ Украины", "Ликво"). Иск был подан в октябре 2016 года международной юридической фирмой Covington & Burling от группы "Нафтогаз" и рассматривается в Постоянном арбитражном суде в Гааге. При этом важная особенность и отличие этого процесса от того, который ведет МИД, в том, что он затрагивает вопросы компенсации группе "Нафтогаз" за экспроприацию и наземной, а не только морской инфраструктуры. А она довольно широкая: на суше есть три активных месторождения: Семеновское, Задорненское и Джанкойское (РФ на них добывает газ). Кроме того, Глебовское подземное хранилище емкостью до миллиарда кубометров газа и возможностью реконструкции до 3 млрд куб.м. Это хранилище Россия аннексировала вместе с более чем 600 млн куб. м газа, принадлежащего НАК "Нафтогаз Украины". Также к наземной инфраструктуре, незаконно национализированной Россией, отнесены и часть ГТС на территории оккупированного Крыма. Исковые требования сведены к сумме компенсации, предварительно оцененной привлеченными экспертами в более чем 5 млрд долл.

К морской инфраструктуре отнесены 90 морских газовых и нефтяных скважин, 8 морских стационарных платформ, 8 блок-кондукторов, 370 км морских газовых трубопроводов, 31 плавсредство, из которых 4 – буровые платформы. Пять плавсредств были приобретены незадолго до аннексии АР Крым, в том числе 2 современные буровые платформы (СПБУ "Петр Годованец" и СПБУ "Украина"). Одна из буровых установок - "Украина" - эксплуатируется россиянами на Одесском месторождении.

Разбирательство по иску "Найфтогазу" планируется в мае 2018 года и это может стать, без преувеличения, историческим процессом.

Прямой потерей также следует считать национализацию самопровозглашенной крымской властью пяти морских портов и двух паромных переправ. Порт Феодосия занимает второе место в Украине по объемам перевалки нефти и нефтепродуктов, максимальный объем переработки - до 11,25 млн т грузов в год, отмечается в аналитической записке Национального института стратегических исследований "Что касается системных последствий временной оккупации Крыма в экономической сфере". В порту Севастополя осуществляется перевалка железорудного сырья, угля и зерновых грузов.

Ощутимой следует считать потерю двух крупнейших рыболовецких флотов в Севастополе и Керчи и нескольких крупнейших рыбзаводов, которые поставляли на рынок Украины скумбрию, камбалу, сардины, бычки и кильку (вылов рыбы в Крыму составлял, по некоторым оценкам, до 70% общеукраинского).

Стоимость земли на полуострове, которая была подсчитана по средней рыночной цене, является заниженной. В Крыму много уникальных заповедников, и земли стоят значительно дороже.

Надо наблюдать и за другими процессами и юридически выверенно фиксировать потери. Оккупант прибег к распродаже военных трофеев – уже ушел с молотка санаторий "Форос", принадлежавший Коломойскому. В 2017-м были проданы санатории, которые являются госимуществом Украины. Выставлен на продажу санаторий "Дюльбер". Этот объект принадлежал Верховной Раде Украины, представляет собой княжескую дачу с уникальным парком и является историческим памятником. Также выставлены на продажу санатории профсоюзов – "Ай-Петри" и "Мисхор". Чтобы наполнить бюджет, местная оккупационная власть распродает украинское имущество.

Экс-директор Европейского банка реконструкции и развития, экономист Александр Савченко соглашается с порядком цифр Аслунда, но уточняет, что есть потери капитальные – текущие. Если брать капитальные потери, то надо условно рассматривать Крым и Донецк как навсегда потерянные. Соответственно, оценивать стоимость абсолютно всего, что там находится.

Текущие потери в Крыму и на оккупированном Донбассе, без стоимости земли или недвижимости, несколько отличаются. Государственный сектор экономики, а сюда относятся Нацбанк, Нафтогаз и другие, ежегодно теряет $2-3 млрд. Потери частного сектора составляют $3-5 млрд в год. Ущерб, нанесенный за 4 года российской агрессией, здесь оценивается в $25-30 млрд.

Есть еще человеческий капитал, потерю которого считают необратимой. От начала войны к России из Донбасса уехало не менее 1 миллиона человек, много населения выехало из Крыма. Если применить научную методологию оценки человеческого капитала, то общая сумма потерь на сегодня составит около $300 млрд, отмечает Савченко.

В презентации от правительства Украины, заместитель главы Администрации президента Дмитрий Шимкив привел следующие примеры экономических потерь Украины от российской агрессии:

Потери в Крыму:

  • 3,6% ВВП;
  • 1,5% экспорта;
  • 80% нефтегазовых залежей (1,62 триллиона кубометров) на черноморском шельфе;
  • 10% портовой инфраструктуры, включая 4 миллиона тонн зерна. Запрет для судов проходит через Керченский пролив;
  • 4-4,5 миллиона, которые украинцы ежегодно тратили на отдых в Крыму.

Потери на Донбассе:

  • 15% ВВП;
  • 25% промышленности;
  • 23% товарного экспорта;
  • 100 из 150 украинских шахт оказались на оккупированной территории, создав сложности с поставками антрацита;
  • активы банков 4,3 миллиарда долларов;
  • активы железной дороги и прочее.

Министерство обороны Украины летом 2017 года подсчитало убытки от агрессии РФ на Донбассе за 3 года. Только в структуре Минобороны они составляли $50 млрд. Оккупация Крыма Россией обошлась ВПК Украины в $40,7 млрд. Эти официальные данные прозвучали на заседании суда по делу о государственной измене президента-беглеца Януковича в декабре 2017 года.

Экологические убытки

Украинский Хельсинский союз призывает учитывать ущерб, нанесенный войной окружающей среде. Юристы УХС указывают на выводы Национальной академии наук Украины и Министерства обороны. По их данным, военные действия повлекли загрязнение почвы тяжелыми металлами в результате бомбардировок и артобстрелов, затопление шахт и загрязнение грунтовых вод, уничтожение пожарами лесостепных заповедников. Российская агрессия в Крыму и на Донбассе нанесла Украине экологический ущерб, «что равняется 33 вагонам золота и превышает золотой запас РФ», отмечает Хельсинский союз.

Резюме Института экономики и мира в Сиднее

Выводы относительно украинских потерь представил австралийский Институт экономики и мира в Сиднее. Это учреждение ежегодно определяет глобальный индекс миролюбия и потери стран через вооруженные конфликты. Согласно исследованию Института, только за один 2016 год Украина потеряла 20,4% ВВП или $66,7 млрд. Умножив на четыре года, получим объемы потерь, которые составляют около $270 млрд.

Эта общая сумма потерь Украины от агрессии РФ сопоставима с выводами экономиста Александра Савченко, который называет цифру почти в $300 млрд.

Но есть еще одна важная статистика. Имеются в виду необратимые человеческие потери. По состоянию на конец 2017 года во время войны на востоке Украины погибло более 10 200 человек, 24 500 граждан получили ранения. Количество вынужденно перемещенных лиц в стране составляет 1,5 миллиона.

Украина должна наращивать международную поддержку

Если оценивать правдоподобность названных сумм убытков – это лишь подсчеты, сделанные за теми или иными методиками, подводит итоги для Espreso.tv юрист-международник Тимур Андриевский.

Полностью оценить ущерб чрезвычайно трудно. Во-первых, мы не имеем доступа к оккупированной территории, а потому нет возможности проводить мониторинг. Во-вторых, оккупация – длительный процесс, а следовательно, суммы могут меняться. В-третьих, каждая из названных исследователями цифр убытков – лишь ориентировочный показатель. Окончательную сумму можно будет определить лишь в ходе судебных разбирательств, арбитражей и трибуналов.

Методология оценка суммы убытков тоже имеет очень важную роль, ведь не корректно оценивать убытки с позиции окончательной потери (как это происходит с нефте- и газовыми месторождениями).

Украина постепенно будет возвращать свои территории, движимое и недвижимое имущество, другие активы. И только после возвращения можно будет окончательно провести подсчет потерь – что потеряно безвозвратно, что не потеряно, но нуждается в компенсации и тому подобное.

Поэтому, вполне логично, что это очень длительный процесс – сначала окончание конфликта, возвращение территорий, а уже потом – возмещения убытков.

Все иски, поданные против РФ, сейчас касаются как раз того, что легче доказать на этом этапе конфликта – экономические потери в Крыму, нарушение положений Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации и тому подобное. Поэтому здесь нужно еще проводить различные оценки, ведь с точки зрения международного права (до признания Международным уголовным судом прямой агрессии РФ на Донбассе и признания конфликта международным) ситуация с незаконной аннексией АРК и ситуация в ОРДЛО очень разная. А следовательно, такие споры – вопрос не лет, а скорее десятилетий.

Также не следует забывать, что Украина противостоит государству – постоянному члену Совбеза ООН с правом вето, стране с одним из самых мощных ядерных арсеналов, болеющей комплексом сверхдержавы. И мы единственные,кто уже четвертый год успешно дает отпор такому гиганту. Примеров подобного в новейшей истории не существует. Мы сами создаем прецедент. Поэтому искать аналогии и смотреть на другие судебные прецеденты не является продуктивным. Их просто нет.

Получить физически от РФ соответствующую компенсацию по судебному решению почти невозможно – ни один международный суд не имеет механизмов принуждения. Мы же до сих пор не получили компенсацию от Газпрома, а поэтому накладываем аресты на его имущество в Украине и просим помочь в этом наших западных партнеров. Наверняка, что Россия не будет выплачивать нам ущерб, если только наша война не завершится кардинальным изменением устройства РФ (варианты разные – от полной смены власти до распада федерации). Только тогда, при условии достаточного контроля, можно будет говорить о репарациях.

"Именно поэтому доклады типа Аслунда важны не в плане получения компенсации – это еще один сигнал Западу, что Украина много потеряла и продолжает терять. А потому нам нужна поддержка, нам нужен план Маршалла. И, боюсь, что опять же, в связи с преступлениями России мы будем искать помощи на Западе, если не будет "доброй воли" самой России после войны, или физического (военного) принуждения агрессора мировым сообществом", - считает юрист-международник.

Уже сейчас надо тщательно фиксировать все случаи нарушения наших прав, подавать новые иски и ориентироваться по ситуации. Первый шаг уже сделан – шантаж Газпрома получил достойный ответ.

Стоит также понимать, что Украине нужны не столько "живые деньги" и компенсация, сколько наращивание международной поддержки. А каждый выигранный иск, независимо от того, оплачена компенсация или нет, – это прямое подтверждение, что мы боремся за общечеловеческие ценности, что право и справедливость на нашей стороне. И чем больше таких фактов, тем меньше морального права будет на Западе продолжать рассматривать планы относительно Северного потока-2, относительно диалога с Путиным по сдаче интересов Украины.

Не соблазниться новой мифологией

По мнению экономиста Бориса Кушнирука, надо исходить из того, что Россия даже названных $100 млрд, а это для нее сумма "подъемная", просто так не отдаст, и на сегодня мы не получили еще ничего. Агрессора надо довести до состояния, когда он перестанет размахивать "ядерной дубиной", и в этом Украина должна действовать вместе со всем миром. О проведении репарации – идти к цели постепенно, настойчиво и системно.

Это все непростые вещи. Как страна-агрессор в Первой мировой войне, Германия, согласно Версальскому договору, выплачивала репарации почти 100 лет. И завершила это только в 2010-м. Впечатляющими были , как на то время, и общие объемы потерь воюющих сторон – около $200 млрд. Эти убытки тогда более чем в 10 раз превышали суммарный золотой запас стран Европы.

Украине нужно выработать соответствующее отношение к судебным вердиктам. Международные суды правильнее рассматривать прежде всего как инструмент дальнейшей защиты. Их решение послужит скорее предостережением для агрессора в его дальнейших преступных планах и притязаниях.

Будем надеяться, что оккупант когда проигрывает. В будущем может быть международный трибунал, возможно, дойдет до контрибуции. Для начала же – добиться того, чтобы все признали Россию агрессором.

И последнее. Каким бы не был путь к репарации, сегодня очень важно предостеречь украинское общество от ожидания чуда – мол, получим от государства-агрессора свои $100 миллиардов и сразу заживем. Это почти то же, что и надежду после обретения Независимости на "золото гетмана Полуботка".

 

новости партнеров

19 апреля, 2018 четверг

19 апреля, 2018 четверг

18 апреля, 2018 среда

Видео

Введите слово, чтобы начать