live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Операция "Оливковая ветвь": чужие победы и свои уроки


фото: REUTERS
Судя по текущим сообщениям, на 63-й день турецкое командование готово к принятию решения об окончании операции "Оливковая ветвь"

По крайней мере, выход на географические границы административного района Африн провинции Алеппо, осуществленный в пятницу 23 марта, является достаточным формальным поводом для официального завершения сделки.

Таким образом, ее результатом станет создание зоны безопасности вдоль турецкой границы, уничтожение антитурецкого курдского кантона Африн с разгромом сил курдской самообороны, которые дислоцируются на его территории, а также создание санитарной раздельной границы вдоль линии разграничения с проправительственными силами в провинции Алеппо, блокпосты которых расположены сегодня в южной части административного района Азаз и северной части района Алеппо.

В таком случае силы Свободной сирийской армии (FSA) не будут штурмовать город Тель-Риф'ат и авиабазу Менаг.

Эта информация якобы была озвучена в четверг 22 марта президентом Реджепом Эрдоганом на встрече с активом Партии справедливости и развития. Она быстро стала известной и вызвала неоднозначную реакцию. В нескольких населенных пунктах в районах Азаз и аль-Баб местные жители вышли на акции протеста. Они блокировали трассы и контрольно-пропускные пункты, требуя продолжения операции, в частности, борьбы с режимом Асада, и освобождение Тель-Риф'ат. Протестующие останавливали продвижение турецких военных колонн, строили баррикады и жгли шины, а по сообщениям некоторых источников, военным даже пришлось стрелять в воздух, чтобы остановить беспорядки.

Протестующие требуют продолжения операции турецькой армии армії. twitter/musa_ozalkan

Президент Эрдоган является не только опытным популистом, но и холодным рационалистом, поэтому на фоне народных протестов и бесспорных военных успехов уже через двое суток он сделал заявление, согласно которому Тель-Риф'ат также рассматривается целью операции "Оливковая ветвь".

Читать также: Партнер с оливковой ветвью. Оккупация как инструмент мира

В любом случае турецкое политическое и военное руководство имеет почти полную свободу действий, и может отчитываться о достижении целей операции. После падения города Африн, которое произошло 18 марта, Высший совет Курдистана и Силы самообороны Курдистана фактически признали свое поражение и определились с тактикой дальнейшей борьбы.

Еще 18 марта состоялась пресс-конференция военного руководства отрядов курдской самообороны YPG, PKK и SDF, а также представителей курдской гражданской администрации Африна, посвященная текущей ситуации в кантоне. Ее трансляцию вел курдский телеканал Sterk-tv в интернете. Собственно, обсуждалось военное поражение курдов, которое на тот момент стало реальностью.

Афрін. twitter/musa_ozalkan

На пресс-конференции теперь уже бывшие политические и военные руководители кантона обвинили турецких агрессоров и их союзников, в первую очередь россиян, в уничтожении национальной армии, гибели гражданского населения и гуманитарной катастрофе.

Курды заявили, что "Россия активно участвовала в подготовке и проведении турецкой агрессии", в частности, "открыла и поддерживала безопасность воздушного пространства для ВВС Турции", что привело к уничтожению курдского народа всеми видами оружия", и таким образом, Россия "принесла курдский народ в жертву своим интересам в Сирии с молчаливого согласия международной коалиции и ЕС".

Курдская администрация кантона Африн призвала ООН, и в частности, Совет Безопасности увеличить давление на Турцию, чтобы остановить культурный и политический геноцид, направленный на уничтожение курдского сообщества и обеспечить возвращение курдского народа к местам своего традиционного проживания под международные гарантии.

В заявлении военных руководителей для прессы было отмечено, что за время сопротивления агрессии погибли 500 мирных жителей кантона, 1030 гражданских лиц получили ранения и травмы, а в исторической борьбе за свободу и независимость погибли 820 героических бойцов самообороны YPG и SDF.

В то же время, про-курдские медиа опубликовали список погибших героев в битве за Африн, которой включает 1004 лица. Следует сказать, что эта цифра отличается как от официально обнародованных данных YPG в 820 погибших, так и от данных "Сирийской обсерватории по правам человека", которая настаивает на 1500 погибших бойцах курдских сил. Впрочем, именно 1050-1100 можно принять за среднюю оценку, в отличие от обнародованных турецкой стороной 3698 уничтоженных террористов, ни подтверждений которым, ни способов проверки которых пока нет.

На пресс-конференции было также обнародовано заявление относительно стратегии и тактики дальнейшей борьбы в условиях военного поражения. В заявлении было указано: "Мы хотим заявить, что наша война против турецкой оккупации и такфиритов, что известны под названием "Свободная сирийская армия", вступила в новый этап - переход от прямой военной конфронтации к борьбе на основе тактики "бей-и-беги".

Мы делаем это, чтобы избежать избыточного убийства гражданского населения и увеличить эффективность ударов по врагу. Наши силы повсюду в Африне. Наши силы будут наносить удары по позициям турецких агрессоров и их наемников при любых возможностей. Это означает, что декларация о победе Эрдогана является лишь пылью в глаза турецкой и мировой общественности. Наши силы есть в каждой области Африн, и мы превратимся в постоянный ночной кошмар для них. Противостояние в Африне будет продолжаться, пока каждый дюйм Африн не будет освобожден, а люди Африн не вернутся в свои села и свои дома".

Таким образом, со стороны курдов было признано поражение в Африне, было определено адекватную роль тех, кого они почему-то считали союзников, а также было четко объявлено о переходе к диверсионно-террористическим методам сопротивления.

Именно последний пункт должен привлечь внимание турецких военных, несмотря на то, что на освобожденной территории осталось, а разным оценкам, от 3 до 5 тысяч бойцов YPG и PKK, которых они считают террористами. Следовательно, в условиях отсутствия организованного военного сопротивления, есть смысл сконцентрироваться на контроле безопасности освобожденных территорий и на работе с существенно враждебным, этнически чуждым населением, накачанным многолетней антитурецкой пропагандой и оружием.

Во-вторых, судя из заявлений военного и политического руководства FSA и Турции, следующей целью операций протурецких сил должен стать город Манбидж, а целью - вытеснения курдских вооруженных формирований с западного берега Евфрата. И это требует определенной подготовки и концентрации. И ни в коем случае не предполагает немедленного втягивания в полноценный конфликт с про-асадовскими силами, с позиций которых FSA приблизились на опасное расстояние 1,5-3 км.

Бесспорно, исходя из активности Турции на сирийском театре, можно предположить, что "Оливковая ветвь" - это лишь очередной этап общего плана турецкого военно-политического вмешательства в конфликт. Но так или иначе, эта конкретная операция идет в историю. Итак, некоторые итоги подвести уже можно.

Одним из важнейших результатов является проверка боеспособности турецких подразделений и сил FSA. Во время предыдущей пограничной операции Турции "Щит Евфрата" они показали, что лучше большинство игроков, имеющихся в регионе, могут воевать с подразделениями ИГ – наиболее тактически гибкими и адаптированными, а потому и наиболее успешными по большинству показателей, воинами левантийского конфликта. На этот раз они успешно справились с курдскими силами YPG – единственными военными соединениями, которые на протяжении всего конфликта в регионе на равных воевали с ИГ и преимущественно побеждали их с наименьшими среди всех сил потерями.

Во время операции силы FSA потеряли, по разным данным, от 270 до 480 бойцов погибшими, и около тысячи получили ранения и травмы. Курдские источники сообщают о гибели 1588 бойцов FSA, но также без каких-либо подтверждений. Турецкая армия потеряла 49 человек погибшими и 228 ранеными, информация о судьбе еще 27 человек из числа военнослужащих и военного персонала пока является неподтвержденной.

При этом, при оценках потерь сторон стоит также вспоминать, что под авианалетами, артобстрелами и в нескольких боестолкновениях за время проведения операции погибло более 30 наемников "Хезболлы", до 15 солдат сирийского ополчения САА, был убит 1 и ранены 2 сотрудников военной полиции РФ.

Итак, имея незначительное преимущество (3-5%) в численности задействованного наземного контингента, но тотальное преимущество в огневой мощи, авиации, бронетехнике, планировании, связи, управлении и ресурсах, протурецкие силы достигли поставленных целей с минимальными потерями.

Таким образом, операцию "Оливковая ветвь" можно считать успешной с военно-технической, военно-политической, а также и с безопасной точки зрения.

Собственно, это иллюстрирует несколько простых тезисов. Во-первых, даже в сложных современных многосторонних конфликтах побеждает тот, кто демонстрирует высокий уровень управления, организации и обеспеченности ресурсами.

Во-вторых, побеждает тот, кто имеет стратегию и цель. Это означает, что в современных конфликтах, в том числе в наблюдаемых асимметричных конфликтах низкой интенсивности с применением гибридных инструментов влияния, в иррегулярных сил нет шансов против регулярных соединений.

Из этого следует важный урок для нас (хотя бесспорно, военные ситуации в Сирии и Украине нельзя отождествлять): любые призиви к иррегуляризации нашего войска - от роспуска официальных соединений и формирования исключительно добровольческих отрядов к формированию альтернативного генштаба - являются катастрофическими с точки зрения военной безопасности, и должны расцениваться как диверсия.

Другая важная деталь "Оливковой ветви", на которую нам стоит обратить внимание, это работа турецкой стороны с информацией из зоны военной операции. Несмотря на наличие большого количества формально слабоорганизованных бойцов FSA, из зоны боевых действий массово не транслировались материалы с "чувствительным контентом" - погибшие, раненые, уничтожена техника, обстрелы, взрывы, руины и тому подобное.

В турецкой прессе не было сочувственных интервью с представителями или лидерами вражеской стороны, со страждущими сирийскими жителями, которые страдают от турецкой агрессии, никто не ставил под сомнение официальный террористический статус врагов.

Официальные пресс-релизы имели бесспорный приоритет в медиа. Все материалы, которые свидетельствовали о нарушении протурецкими силами правил ведения войны, тщательно проверялись прежде, чем быть обнародованы в СМИ. Это привело к тому, что уже на третьей неделе операции выяснилось, что более 80% материалов, распространяемых курдскими источниками, является дезинформацией. Это подтверждает простую и старую истину: журналистская сенсация и военная победа – вещи несовместимые.

Уроки, полученные из победного опыта – бесценны. Особенно, если за них не приходится платить своей кровью.

новости партнеров

19 ноября, 2018 понедельник

19 ноября, 2018 понедельник

Видео

Введите слово, чтобы начать