live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

В Кремле зазвонил телефон


фото: ntv
Если Путину нельзя верить, даже когда он что-то обещает публично, то надо быть особенно осторожным, когда речь идет о прямых контактах без свидетелей

Несколько дней назад в российских и украинских СМИ появилось сообщение о том, что 12 февраля Петр Порошенко имел телефонный разговор с Владимиром Путиным. И вот в четверг утром в разговоре с журналистами "Укринформ" Петр Порошенко рассказал, что недавно имел телефонный разговор с российским президентом, отметив, что в основном обсуждалось две темы: обмен заложниками и развертывание миротворческой миссии ООН на Донбассе.

"Мы ни в коем случае не можем остановиться на пути освобождения наших заложников. Я обсуждал конкретные детали - списки, конкретные фамилии тех, кого мы должны вернуть с оккупированных территорий, так и тех, кого мы должны вернуть из России", - подчеркнул Порошенко.

Читайте также: Порошенко рассказал, о чем говорил с Путиным

Сразу же ссылка на встречу Порошенко с журналистами появилась на официальном сайте президента. Из размещенного сообщения украинцы могут узнать о том, как по мнению украинского лидера должна выглядеть миротворческая миссия на Донбассе, как мы не должны останавливаться в своих попытках освободить заложников.

Но российская сторона утверждает, что украинский президент звонил выразить соболезнования по поводу падения самолета Ан-148. В украинском сообщении таких подробностей нет. Также нет никакого объяснения, почему о разговоре не было сообщено сразу.

Теперь мы знаем о разговоре не больше, чем знали вначале. Факты, то есть непосредственно содержание разговора, опять подменены интерпретацией фактов. Теперь у нас есть две версии: украинская и российская, которые не совпадают. Имеем ситуацию неопределенности.

Я сейчас вовсе не намекаю на сепаратные переговоры. Контакты между двумя сторонами, даже во время войны, не должны прерываться полностью. Минский формат, Нормандский формат, приближенные к обоим президентам люди постоянно доносят до руководителей воюющих государств информацию "из первых уст". Непосредственные телефонные переговоры тоже иногда случаются. Но обычно о них сообщают в официальном релизе сразу же, не дожидаясь, пока разразится скандал.

В особо пикантных ситуациях могут появляться расшифровки официальных телефонных разговоров между главами стран. Так, американская газета The Washington Post в августе 2017 года опубликовала стенограмму телефонного разговора между президентами США и Мексики Дональдом Трампом и Энрике Пенья Ньето, где говорилось о строительстве стены на границе между странами.

Надо понимать, что любое сокрытие информации о разговоре между украинским президентом и руководителем страны-агрессора содержит в себе элемент неопределенности. Это не идет на пользу Украине. Стоит только заметить, что как только сообщение о звонке появилось в российской, а затем и в украинской прессе, огромное количество пользователей Facebook сразу же начали делиться мыслями о том, почему они либо верят, либо не верят в прямой телефонный разговор между двумя президентами. Теперь после подтверждения факта переговоров одни из них чувствуют себя обманутыми, а другие только укрепились в мнении о тайных договоренностях против Украины.

Неопределенность разрушает доверие, а также способствует дезориентации общества. В условиях войны слухи становятся элементом враждебных влияний.

Так уж случилось, что одна часть украинского общества верит, будто избранный президентом курс на реинтеграцию по минским лекалам принесет Украине мир. Другая уверена в измене и в том, что руководство страны намеренно уклоняется от скорой победы над врагом. Парадокс ситуации заключается в том, что большинство украинцев имеют устоявшееся мнение о ситуации. Но основывается она на вере, слухах и "кухонной аналитике".

Только небольшая кучка экспертов может основательно объяснить, почему минский путь несет в себе негативных последствий больше, чем выгод. Или почему ускоренная реинтеграция - это лучший выход из ситуации. Мы - страна верующих во все что угодно, которая находится в ситуации неопределенности и постоянных диверсий со стороны хищного агрессора.

Проблема не в том, что президент Украины о чем-то говорит тет-а-тет с врагом украинского народа. А в том, что он постоянно что-то скрывает, а потом что-то объясняет задним числом.

Он не говорит откровенно с украинским народом, не объясняет своих решений и не отчитывается о соблюдении определенного курса.

Мы не можем переиграть Путина в гибридной игре. Идти на уступки в надежде на многоходовочку, подписывать договоренности, чтобы потом, когда что-то такое, повернуть на свою сторону - все это слишком большой риск. Телефонные разговоры, о которых молчат обе стороны, пока информация не появляется в прессе - это двусмысленное действие, которое может быть истолковано против Украины.

Даже если условием Кремля в прямых переговорах о судьбе заложников является конфиденциальность, соглашаться на тайность не стоит. Чтобы не пришлось объяснять и оправдываться после того, как Россия в очередной раз устроит "утечку". Ведь "Лента", "РИА" и другие агентства, которые еще 13 февраля напечатали информацию о звонке в Кремль, сделали это не по собственной инициативе. Скрыв факт разговора, президент собственноручно сделал себя жертвой российских манипуляций. "Любая двусмысленность, которая может быть истолкована против тебя, будет истолкована против тебя" - говорит старая пословица.

Если Путину нельзя верить, даже когда он что-то обещает публично, то надо быть особенно осторожным, когда речь идет о прямых контактах без свидетелей. Запад и украинское общество должны быть уверены, что украинское руководство последовательно и придерживается провозглашенных принципов. Не стоит усложнять процесс непонятными движениями.

А расшифровку разговора все же хотелось бы увидеть. Необходимо снять напряженность с ситуацией двусмысленности, чтобы общество могло доверять или не доверять, основываясь на фактах.

новости партнеров

25 сентября, 2018 вторник

25 сентября, 2018 вторник

24 сентября, 2018 понедельник

Видео

Введите слово, чтобы начать