live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Как в борьбе за собственное доброе имя Польша может его потерять


фото: REUTERS
Под видом борьбы с тем, чтобы поляков не связывали с преступлениями Третьего Рейха, кто-то ловко "подбросил" борьбу с так называемым украинским национализмом.

В польском публичном пространстве дискуссия о принятии поправок в Закон об институте национальной памяти происходит под воздействием негативной реакции со стороны Израиля и Соединенных Штатов. В основном принятые изменения критикуют за то, что они могут ограничить свободу слова в Польше из-за исследования Холокоста.

Вопрос уголовной ответственности за отрицание преступлений украинских националистов стал побочным. Его поднимают исключительно в экспертных средах и среди людей, которые занимаются польско-украинской проблематикой.

Эта ситуация также указывает на то, что судьба этих изменений в законе и решение президента Польши о их вето не будет зависеть от украинско-польских взаимоотношений, протестов украинской стороны.

Впрочем, интересным является то, что основанием для президентского вето могли бы стать именно те требования, которые касаются наказания преступлений украинских националистов и их опровержение в публичном пространстве. Поскольку остальные пункты были предложены преимущественно правительством, целью была прежде всего борьба с ложным высказыванием "польские концентрационные лагеря" (на западе его часто используют, когда говорят о немецких, нацистских лагерях смерти), и были достаточно хорошо подготовлены с точки зрения законодательства, то пункты, касающиеся преступлений украинских националистов, были предложены парламентом. И на них сразу критически отреагировали в экспертных юридических структурах Сейма и Сената.

Им закидывали неточность, отсутствие ссылки на другие пункты закона об институте Национальной памяти (именно так были определены преступления коммунистов). Понятие "украинский националист" является по меньшей мере не острым.

Удивляет также факт применения временных рамок: 1925-1950 годы. Трудно найти аргумент для подтверждения того, откуда они взялись. С 1925 года по 1939 год Польское государство функционировало вполне нормально, а потому могло наказывать за совершенные преступления. В конце концов даже сам Степан Бандера сидел в польской тюрьме. Тогда почему эти даты появились в поправках? Ответ на этот вопрос не могут дать даже депутаты из партии "Право и Справедливость", которые за них голосовали.

Читайте также: Кто выиграет, а кто проиграет от польского закона о "бандеризации"

Сомнения вызывают также узкие категории людей, которых не касаются ограничения новых пунктов: ученые и художники. В этом коротком списке нет публицистов и журналистов. А до этого времени очень часто именно они занимаются проблематикой взаимоотношений между Поляками и Украинцами. И это именно они могут стать целью тех, кто будет пытаться привлечь их к уголовной ответственности за якобы "умаление ответственности настоящих исполнителей тех преступлений".

Для того чтобы закрыть рот несогласным ученым или журналистам, вообще не нужно обвинительных приговоров. Достаточно лишь засыпать их судебными исками.

Кроме Института национальной памяти, за "доброе имя Польши" могут также бороться неправительственные организации. Впрочем, в Польше работают организации, которые под прикрытием борьбы за сохранение памяти о поляках, которых замучили во время Второй мировой войны, скрывают политические цели и антиукраинскость. Также существуют и такие организации, в деятельности которых можно найти помощь и поддержку со стороны Российской Федерации.

Одним из главных специалистов, которые оправдывают внесение изменений в Закон об институте Национальной памяти, а именно в части "преступлений украинских националистов", был бывший, а возможно до сих пор действующий гражданин Украины и ученый Владимир Осадчий. Это он проталкивает тезис о будто бы "бандеризации" современной Украины, и об угрозе для Польши, которую представляет рост количества украинцев, которые эмигрируют в Польшу, и которые иогли бы привозить на территорию Польши опасную антипольскую идеологию.

В этом Осадчий сотрудничает с ксендзом Исаковичем-Залеским, и другими людьми, которые связаны с пророссийской партией "Смена", и политиком Павлом Кукизом – лидером группы "Кукиз-15". От этой группы в польский парламент попали представители националистических сред, которые в Польше являются традиционно пророссийскими.

Складывается впечатление, что пункты, которые можно трактовать как антиукраинские, внесли поправки в закон об институте Национальной Памяти "контрабандным образом". Под видом надлежащей борьбы с тем, чтобы поляков не связывали с преступлениями Третьего Рейха, кто-то ловко "подбросил" борьбу с так называемым украинским национализмом.

Польского президента, который решает, ветировать ли этот закон или отправить его в Конституционный суд, точно обвинят в снисходительном отношении к международным сообществам, и даже в том, что он торгует историей Польши. Впрочем, нет никакого сомнения, что именно такие действия президента защитят Польшу от дальнейшей компрометации в мире и дадут возможность развивать стратегическое партнерство между Польшей и Украиной.

Павел Боболович, польский корреспондент Radio Wnet. Работает в Украине 4 года.

новости партнеров

22 февраля, 2018 четверг

22 февраля, 2018 четверг

21 февраля, 2018 среда

Видео

Введите слово, чтобы начать