live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Сто лет одиночества


фото: memory.gov.ua
Наши отношения с Россией напоминают брак с дебоширом, который пьет беспробудно, избивает родственников и соседей и практически безнадёжен. Но стоит пьянчуге "завязать", как соседи немедленно приходят к нему в гости с тортом и фикусом и предлагают дружить домами

22 января 1918 года была провозглашена независимость Украинской народной республики. Мы можем долго размышлять о Киевской Руси, короле Даниле, казацкой военной демократии и прочих событиях средних веков. Но современное Украинское государство - наше государство - началось именно 100 лет назад. Именно это столетие - самое главное и в судьбах украинского народа, и в судьбах всех тех, кто живет на украинских землях и стал (или, напротив, не захотел стать) частью украинской политической нации.

Сейчас трудно себе представить, что даже та, первая независимость - как и вторая, провозглашённая в 1991 году - родилась не в результате боев и четкого осознания большинством граждан необходимости появления своего государства - а по воле обстоятельств. Февральская революция в империи, негибкость Временного правительства в украинском вопросе, большевистский переворот...

Нечто подобное происходило и в августе 1991 года – августовский путч, неспособность союзного руководства прислушаться к украинским пожеланиям, фактический переворот Ельцина... А результат всего этого - независимость, успех тех, кто хотел не украинской автономии, не "особых отношений" с Москвой, а своего государства.

При этом и в 1918 году, и в 1991 году независимость была как бы "отложенной". То есть она провозглашалась, но одновременно подразумевалось, что если империя "одумается" и поймёт чаяния украинцев, то с ней возможны некие особые отношения.

Даже в знаменитом Четвертом Универсале 22 января 1918 года указывалось на возможность рассмотреть в будущем украинском Учредительном собрании "федеративную связь" с "народними республиками бывшего Российского государства". Федеративная связь! Вам это ничего не напоминает?

В 1991 году, уже после провозглашения второй независимости, Украина вступила в СНГ, на долгие десятилетия закрепив в сознании окружающего мира свою принадлежность к постсоветскому пространству и особые связи с метрополией. Мы не знаем, как поступили бы руководители УНР - в конце концов, Ленин начал войну против Украины практически немедленно, а Путин - спустя 23 года после провозглашения независимости.

Но не уверен, что нужно доказывать: украинское общество, украинская политическая элита инфицированы дурной московской болезнью. Этот политический сифилис отступает только тогда, когда Россия начинает убивать и сжигать. Но как только в Кремле успокаиваются, в Киеве вновь начинают думать, как бы получше договориться. Это напоминает брак с дебоширом, который пьет беспробудно, избивает родственников и соседей и практически безнадёжен. Но стоит пьянчуге "завязать", как соседи немедленно приходят к нему в гости с тортом и фикусом и предлагают дружить домами. А что делать, раз он в соседней комнате и у него газ?

Такое восприятие независимости - я бы назвал его национальной склонностью к коллаборации - делает украинских государственников чудовищно одинокими в собственной стране на протяжении всего этого столетия.

Я бы никому не пожелал такой судьбы – жить у себя дома, иметь все возможности для государственного строительства и постоянно сталкиваться с чудовищным национальным равнодушием, упрямым непониманием приоритетов и самого смысла существования Украины. Но такое отношение к независимости порождает и международное одиночество украинского государственного проекта.

И в 1918 году, и в 1991 году к Украине в мире относились скорее как к недоразумению, чем как к настоящему государству. В 1918 году союзники появлялись только тогда, когда оказывалось, что можно использовать Украину как буфер в противостоянии с Россией - так думали немецкие генералы в последние месяцы существования монархии и так, очевидно, размышлял Пилсудский, когда ре шил поддержать Петлюру.

Но в целом отношение к самой идее украинской государственности совершенно невозможно сравнить с тогдашним отношением Запада к независимости Польши, Чехословакии, балтийских стран. Конечно, поляки, чехи или литовцы могли говорить о восстановлении государственности. Однако у латышей или эстонцев государственной традиции не было не в меньшей степени, чем у украинцев. И, тем не менее, сомнений в том, что они – не часть России - не было уже тогда.

И даже тогда, когда Сталин оккупировал эти страны в 1940 году, они остались на политических картах. А Украина - исчезла, была заменена симулятором УССР. Потому что мало кто сомневался в том, что имеет дело с продолжением России. Нечто похоже повторилось и в 1991 году, когда нас долго уговаривали - между прочим, на уровне президента США - участвовать в "обновлении" СССР, а потом долго воспринимали как территорию СНГ, как "недороссию".

Конечно, можно во всем обвинить Запад. Но дело не в Западе, а в нас самих. Постоянная борьба сторонников независимости со сторонниками капитуляции, украинцев с "хохлами" происходит на глазах цивилизованного мира в саме решающие моменты нашей истории.

Наши граждане - причём отнюдь не этнические русские – публично сокрушаются по поводу исчезновения любимых российских телепередач и невозможности приобщаться к великой русской культуре. Мы все время норовим придумать какой-то второй русский язык вместо того, чтобы перейти на украинский. Сотни тысяч украинцев продолжают жить и работать в России, ездить в Россию даже в те годы, когда россияне убивают их соотечественников - так было и после 1918 года, и после 2014 года.

Оккупанту удаётся найти достаточное количество коллаборационистов, чтобы оформить "лицо" Малороссии - начиная от Юрия Коцюбинского и заканчивая разнообразными Януковичами и Захарченко. Сами украинцы готовы смотреть в рот любому заезжему гастарбайтеру, который учит их жизни - так будто здесь не самостоятельное государство, а Курская область.

Задачи государственного строительства постоянно подменяются экономическими потребностями. Это сейчас на первом плане среди вызовов общества – война. Но мало кто понимает, что единственное лекарство от войны - сильное государство. Сильное не только брюхом, но и духом. Прежде всего - духом.

Бедные страны, которые осознавали свою особенность, выживали в противостоянии с самым сильным врагом. А богатые государства с неопределенным менталитетом просто разваливались на части и становились добычей хищников.

Это - азбучные истины. Но именно они определяют Украинское столетие. И пока мы не поймём, что нужно не говорить правильные слова, а совершать правильные поступки ради своей страны - так и останемся для одних обломком их бывшей империи, для других - буфером между ними и этой империей, для третьих - инструментом для укрощения амбиций этой империи. Только Украиной мы для них не будем до того дня, пока не станем Украиной для самих себя.

новости партнеров

19 августа, 2018 воскресенье

18 августа, 2018 суббота

19 августа, 2018 воскресенье

18 августа, 2018 суббота

17 августа, 2018 пятница

Видео

Введите слово, чтобы начать