live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Антикоррупционные войны: как действуют мины отложенного действия от власти

В чем проблема антикоррупционных войн между НАБУ, САП и НАПК

Вся страна уже больше недели созерцает с большими от удивления глазами как два антикоррупционных органа – НАБУ и НАПК, обвиняют друг друга в коррупции, вызывают на допросы к себе их руководителей. А то и просто наносят визиты к родственникам руководителей.

Затем на пресс-конференцию выходит представительница НАПК и заявляет, что весь этот орган – не более чем продолжение администрации президента, которая манипулирует им как хочет. Венцом всего этого антикоррупционного перфоманса стало взаимное открытие дел друг против друга Генеральной прокуратурой и НАБУ.

Все это – результат того как создавались антикоррупционные органы в 2015 году и тех персоналий, которые властям удалось пробить на посты их руководителей. Фактически, власть шла на создание НАБУ и НАПК в русле старого правила: если не можешь что-то победить – возглавь его.

Что стало причиной обострения. А причин несколько – формально-юридические и политические. Начнем, как водится, с формальностей.

15 мая 2017 года журналисты издания "Наши деньги" зафиксировали, как глава НАПК Наталья Корчак садится в автомобиль Skoda Octavia A7, которого у нее, согласно декларации, не было в собственности. Тогда, правда, эта информация никого особо не заинтересовала.

7 июля НАПК получило информацию о том, что у главы НАБУ Артема Сытника может быть конфликт интересов в деле, где на него подали в суд. Там его интересы представлял не какой-то посторонний адвокат, а начальник юридического управления НАБУ Игорь Ярчак. Опять же, до определенного момента никто ничего не делал.

Наконец 18 сентября НАПК отправляет в НАБУ первый запрос относительно этого конфликта интересов, а 5 октября НАБУ отказывает в предоставлении бумаг. На основании того, что, мол, иск к Сытнику был как к председателю антикоррупционного бюро, поэтому он имел полное право использовать должностное лицо этого органа для работы в суде.

И сразу ведомство Сытника открывает в ответ уголовное производство о незаконном обогащении Натальи Корчак – наконец пошли в дело журналистские материалы от мая.

НАПК , тем временем, продолжает бомбить НАБУ запросами на бумаги по конфликту интересов. НАБУ – отказывать в их предоставлении.

Наконец, 30 октября НАБУ вызывает Корчак сразу на 3 допроса на 7 ноября. Тут в конфликт встревает и Специализированная антикоррупционная прокуратура.

И вот, 1 ноября руководитель САП Назар Холодницкий направляет в НАБУ письмо, в котором требует передать все материалы по делу Корчак им – мол, дальше этим всем будет заниматься исключительно прокуратура. А НАПК не устает требовать бумаги у Сытника, который наконец хоть что-то отправляет в ответ. Правда, НАПК считает, что мало.

Ну, а НАБУ продолжает атаковать Корчак и проводит 9 ноября ее допрос. 10 ноября детективы приходят к ее свекрови, которая их закрывает в квартире на общеизвестном теперь видео. 13 ноября НАПК выписывает в ответ Сытнику протокол об административном правонарушении.

И тут вялая бюрократическая волокита вдруг превращается в политический триллер. 13 дистопада сайт «Обозреватель» публикует аудиозапись разговора Артема Сытника с журналистами, на котором он рассказывает детали следственных действий. Разглашать которые он не имел права, поскольку существовали предписания САП на запрет этого. НАБУ и до сих пор никак не прокомментировало этот чувствительный удар.

Но господин Сытник и его политическая группа поддержки не сдается. Буквально на следующий день, 14 ноября, на пресс-конференцию вдруг выходит руководитель департамента НАПК по проверке деклараций Анна Соломатина. Которая заявляет, что все агентство полностью контролируется администрацией президента. Что любое решение согласовывается с куратором с Банковой, в котором журналисты узнают некоего Алексея Горащенкова, первого заместителя руководителя Главного департамента стратегического планирования и оперативного обеспечения АП.

Интересно, что этим заявлением Сытник нанес сокрушительный удар не только НАПК , но и, фактически, «сбил». Горащенкова с уже почти, по слухам, решенного председательства в Государственном Бюро Расследований. Новом правоохранительном органе, который сейчас с огромным скрипом создается. На председателя которого президент хотел назначить, по информации СМИ, именно Горащенкова. Но – не сложилось.

В придачу Соломатина утверждает, что дело против Корчак намеренно тормозят, и что она ранее безрезультатно просила ГПУ открыть соответствующее производство. Как потом окажется, официально документы туда на самом деле не подавались.

САП на следующий день еще раз требует передать дело Корчак ей, но НАБУ в ответ жестко заявляет, что рады пригласить господина Холодницкого к себе, где он и сможет в «рабочее время» ознакомиться со всеми материалами. А на заседание антикоррупционного комитета Верховной Рады приходит нардеп от НФ и советник Авакова Антон Геращенко.

И обвиняет, на основании опубликованной «Обозом» записи, Сытника в нарушении сразу трех статей Уголовного кодекса: разглашении государственной тайны, разглашении тайны следствия и превышении служебных полномочий.

ГПУ уже на следующий день быстро открывает дело против Сытника по самой тяжелой статье - разглашение государственной тайны. А НАБУ, по заявлению бывшего заместителя генерального прокурора во времена Януковича, руками которого творились все самые беззаконные дела, а ныне – политбеженца Рената Кузьмина – открывает производства против Генерального прокурора Юрия Луценко.

В результате, все открыли дела против всех. Ситуация зашла пока что в тупик. Ну то есть как в тупик. Скорее, вся страна четко увидела, что миф о независимых, новых и беспристрастных антикоррупционных органах, призванных спасти нас от коррупции и повести в светлое евробудущее – миф.

Проблемы антикоррупционеров

На примере изложенной выше истории мы видим как руководители всех государственных органов используют свое служебное положение для сведения счетов и межведомственной и политической борьбы. Формально-юридические поводы используются, чтобы по классике «бросить ответку» и «дать обратку».

Но есть же еще и политические причины всего этого бедлама. Которые заключаются в том, что господин Сытник стал неудобен всем. Он слишком явно начал пытаться быть независимым, при этом, в реальности, сохраняя отношения со всеми участниками политической игры.

Он, что называется, «поймал звездочку», чем сразу же воспользовались конкуренты. Ну, а делом против сына Авакова он окончательно поссорился с НФ и АП, показал свою неуверенность. То есть, Сытника сейчас будут атаковать со всех сторон, и это как раз тот случай, когда есть за что.

Ведь НАБУ вместо кропотливой работы сконцентрировалось на достижение сиюминутных пиар-успехов, в попытках понравиться обществу и западным спонсорам. В результате, в графе реально посаженных коррупционеров у них пока очень не густо. Особенно – среди реальных чиновников.

Ну, и давайте не забывать, что господин Сытник – такой же выходец из украинской системы, как и его подследственные. Поэтому, к сожалению, удивляться нечему.

Что же касается НАПК , то это агентство с момента скандалов во время назначения его членов стало объектом манипуляции власти. Понимая, что к НАБУ приковано слишком большое внимание, люди из властной конфигурации сначала сделали все, чтобы не дать создать единый антикоррупционный орган и разделили его на две части. А потом продавили в его члены людей, готовых играть по заданным правилам.

В свою очередь, Специализированная антикоррупционная прокуратура тоже абсолютно не является каким-то независимым от общей логики событий в прокуратуре органом. А логика проста – ГПУ продолжает быть органом, который четко встроен в президентскую вертикаль власти со всеми вытекающими отсюда последствиями. Который создали так, чтобы САП не могла быть реально независимым органом. Ко всему этому добавим юридические казусы, которых просто огромное количество. Что приводит к путанице и дублированию полномочий.

Итак, в результате, можно сказать, что тактика власти на закладку мины отложенного действия пока срабатывает на все сто. С одной стороны, вечное «на два украинца – три гетмана», с другой – юридический бардак, а с третьей – прямые провокации властей привели к тому, чтобы под угрозой оказался весь результат антикоррупционного блока реформ.

Ведь, с одной стороны, тот самый господин Сытник сделал уже достаточно ошибок, чтобы ставить вопрос о его снятии с поста главы НАБУ. Но можно не сомневаться, что власть теперь тем более не допустит появления в этом кресле кого-то реального независимого.

Если Порошенко и Ко удалось даже в постмайданные времена не допустить для себя наихудшего варианта развития событий, то можно себе представить, как события будут развиваться сейчас, если Сытника удалось бы завалить. Еще в большей степени это касается, фактически, слабого НАПК и зависимой САП. А, ну и ГБР, которое должно было бы уже год как работать.

Поэтому, кажется, всем вновь созданным органам уже нужно было бы очищение. Вот только можно быть уверенным, что власть сделает все, чтобы это очищение превратилось в окончательное заболачивание.

Точка зрения редакции Эспрессо.TV может не совпадать с точкой зрения авторской колонки. Эспрессо не влияет на содержание авторских колонок и не несет ответственность за мнение, которое авторы высказывают в них.

новости партнеров

18 декабря, 2017 понедельник

17 декабря, 2017 воскресенье

18 декабря, 2017 понедельник

17 декабря, 2017 воскресенье

Видео

Введите слово, чтобы начать