live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Жесткий план Турчинова или мягкий Порошенко. Как возвращать Донбасс


фото: dn.vgorode.ua
План Турчинова против плана Порошенко: сохранение Украины без Донбасса или возврат Донбасса ценой ликвидации независимой Украины

Склонный к сочинению кричалок и бурчалок медвежонок Винни Пух о меде высказывался лаконично: «Мед это очень странный предмет. Он если есть – то его сразу нет». Это он еще не видел законопроекта и вообще стратегии реинтеграции Донбасса.

На самом деле законопроекта действительно нет. А вот рабочих концепций сразу две, вокруг которых сейчас тихо и совсем непублично ломаются копья в Киеве, Париже, Берлине и Вашингтоне.

Обе концепции подразумевают возвращение Донбасса в политическое и экономическое поле Украины. Правда, несколько разными путями. Но окончательный законопроект, он как Горец – должен остаться только один.

Минские соглашения никому не помогут, как не поможет ковбою мертвая лошадь. Можно пить за ее светлую память в каждом кабаке Техаса, можно рассказывать, какой она была умной и резвой, можно с кольтом в руках доказывать, что второй такой кобылки не было и не будет, но выбор простой – топать пешком или сидеть возле мертвой лошадки до полного окочинения.

мы сразу перейдем к тем проектам, которые должны в ближайшее время заменить оставшийся в прошлом неработающий вариант.

Итак, концепций две. Условно назовем их «жесткая» и «мягкая». За каждой из них стоят группы украинских и западных политиков, но личностно их ассоциируют с секретарем СНБО Александром Турчиновым и президентом Петром Порошенко.

Для удобства мы тоже будем использовать эти упрощенные названия, но не будем забывать, что это «коллективные» Турчинов и Порошенко. Это важно не для истории – такое положение дел исключает возможность «переобуться» или решить проблему увольнением оппонента.

Первая концепция, которую связывают с Турчиновым действительно жесткая. Первое – она не подразумевает никаких вариантов потери территорий. Донбасс будет украинским – это высечено в камне. Дискуссии не будет. Второе – Донбасс будет украинским во всех смыслах.

То есть он будет жить в парадигме Украины, будет жить интересами Украины и будет возвращен исключительно на условиях Украины. Никаких уступок. Если на это потребуется много времени – пусть. Но правила игры будет устанавливать не Кремль, а Киев. Если это наша земля, то наши и законы.

Ключевым моментом концепции Турчинова является признание оккупированных по факту территорий – оккупированными юридически. Это не просто нюанс в названии, это вообще строит новую реальность.

Первое – мы признаем территории оккупированными, то есть официально называем Россию оккупантом. В 2014 и 2015 годах Запад категорически был с этим не согласен, предпочитая соглашательскую и откровенно трусливую политику, требуя проведения АТО.

Сейчас Запад дозрел, плюс выборы во Франции и США добавили понимания. Теперь они готовы согласиться с нашими формулировками и принять реальность. И, естественно, усиливать санкции против теперь уже официального агрессора.

И увеличивать помощь жертве агрессора, а не стране с непонятным внутренним конфликтом. Речь, как вы понимаете, не о гуманитарной помощи. Скорее, наоборот.

Второе – ответственность за положение дел с обеспечением населения всем необходимым на оккупированных территориях. При АТО за все отвечает Украина. И даже за разрушенные обстрелами дома именно Украина должна платить. Неважно кто стрелял – закон однозначно обязывает оплачивать потери в связи с действиями террористов нашу страну.

Уже есть, кстати, выигранные суды. При оккупации совсем другое дело. За все отвечает оккупант. За водоснабжение, за электроэнергетику, за доставку продуктов, медицину, социальную помощь и в первую очередь за причиненный материальный ущерб.

За все платит оккупант – это конвенция еще 1954 года и РФ в ней участвует. Так что Украина сможет направить все свои усилия на тех, кто выехал с оккупированных территорий, а что происходит там – проблемы РФ. Зарплаты и пенсии, пособия и содержание инфраструктуры – все это проблемы бюджета оккупанта. Что не отменяет факт оккупации и санкций. Жестоко? Безусловно.

Но наша конечная цель сделать цену оккупации для агрессора настолько высокой, чтобы он со слезами и руганью все бросил и ушел. Чем дороже ему обходится оккупация – тем быстрее это произойдет.

Концепция «коллективного Порошенко» не исключает всех преимуществ проекта Турчинова. Но гораздо мягче, как в стратегии, так и в тактике. Этот вариант подразумевает возможность компромиссов по всем вопросам.

Содержание населения, выплаты социалки и пенсий, обеспечение бесперебойных поставок воды и электроэнергии – не вопрос. Логика проста и гуманна – там же наши люди. И не поспоришь – люди действительно наши с украинскими паспортами.

Правда, некоторые воюют против Украины, а некоторые работают на оккупанта в органах власти. Про это тоже нельзя забывать.

Люди наши, территории оккупированные – кто должен обеспечить содержание – мы или оккупант? Вот ключевой вопрос, потому что цена достаточно серьезная. Но можно в законопроекте сосредоточиться исключительно на «наших людях».

И мягко уйти от темы оккупации, сосредоточившись на законодательном закреплении Минских соглашений, конечно после некоторых уступок Кремля. Что получится в результате – взрывчатка без детонатора или мина замедленного действия? Точно никто не знает. Россия сделает все для второго варианта, Украина постарается обезвредить эту мину, но… так или иначе, это уже проблемы и риски именно Украины, а не оккупанта. Зато сразу перестанут стрелять. Может, на время, но перестанут.

Зато прекращение боевых действий практически на любых условиях для действующего президента – однозначная победа. С которой можно смело идти на выборы и гарантированно победить. А то, что Запорожье и Днепр по факту так и останутся прифронтовыми регионами да еще с резким ростом криминальной активности за счет «гостей» из реинтегрированного Донбасса – так это проблемы полиции, СБУ и отдельных регионов.

Дороговато обойдется такая реинтеграция? Ну так она в любом случае дешевой не будет. Мы выбираем не между «дорого» и «дешево», а между «дорого» и «слишком дорого». Даже не «слишком дорого», а критичной ценой для сохранения украинского государства. И если ставить вопрос в таком ключе, то выбор будет звучать со всем цинизмом: сохранение Украины без Донбасса или возвращение Донбасса ценой ликвидации независимой Украины. А я и не обещал вам простого выбора и оптимистичного прогноза.

Резюмируя, можно сказать, что у нас во власти сейчас есть две концепции реинтеграции оккупированных территорий. Одна быстрая, ценой больших уступок и рисков для существования независимого государства Украина. Вторая медленная, неудобная политически для команды президента, трудная для нас экономически, но полностью отвечающая требованиям и планам Украины.

Мне, как и большинству, конечно хочется быструю. Но рисковать Украиной ради быстрого возвращения Донбасса с кремлевскими оговорками по правилам игры на перспективу я не готов. Дай черту палец – он откусит руку. А если мы тактически переиграем РФ, то не исключено, что «русская весна» снова начнется под хорошее финансирование. И не только на реинтегрированном Донбассе. Днепр, Запорожье, Харьков, Одесса – сценарий они менять не станут

новости партнеров

21 января, 2018 воскресенье

20 января, 2018 суббота

21 января, 2018 воскресенье

20 января, 2018 суббота

19 января, 2018 пятница

Видео

Введите слово, чтобы начать