live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Геноциды раздора. Как можно спасти украинско-польские отношения


фото: shutterstock
Давайте извинимся и официально признаем Волынскую трагедию, перестанем ее замалчивать. Можем не признавать это геноцидом. Давайте устраивать диалог с Варшавой. Потому что за всеми скандалами мы имеем шанс потерять крупнейшего союзника

То, что отношения между Украиной и Польшей портятся со дня на день все больше, не является секретом ни для кого, кто хоть немного интересуется ситуацией у нашего западного соседа. И крупнейшего союзника. Самое неприятное, что главным камнем преткновения в отношениях Киева и Варшавы стало прошлое. То есть, разное видение истории.

Последние слова «серого кардинала» польской политики Ярослава Качиньского о том, что Украину не пустят в Европу с Бандерой, стали олицетворением этого неприятного тренда.

Перед Украиной сейчас становится дилемма. С одной стороны, мы наконец начали творить и внедрять украинскую парадигму истории. И сразу сталкиваемся с ее неприятием даже нашими ближайшими друзьями. Выходит тупик, ведь торговать своей историей нельзя. Как и терять и так очень немногочисленных союзников, таких как поляки. Есть ли выход?

Противоположные концепции

Существенное ухудшение украинско-польских отношений чувствуется уже не просто в воздухе. Постоянные акты вандализма, нападения на украинцев в Польше, ксенофобские заявления, недружественные статьи, запрет на въезд – все это печальная реальность. Еще буквально пару лет назад казалась невозможной. Однако история – такая штука, что мигом возвращает всех к самым кровавым и неприятным моментам прошлого.

Собственно, главным краеугольным камнем конфликта между Украиной и Польшей стала Волынская трагедия. События 1943 года, когда украинцы и поляки устроили друг другу этнические чистки прежде всего, на территории нынешних Волынской и Ривненской областей Украины. Вполне в духе того жестокого времени, когда любые проблемы в отношениях между народами решались примерно таким образом.

Мы сейчас не об истории в прямом смысле слова, поэтому не будем разбираться, кто прав, а кто – нет. Факт в том, что и украинцы, и поляки устроили друг другу кровавую бойню. Имеют ли поляки право называть это геноцидом? Если говорить об ограниченной территории, то, видимо, да. Как, собственно, и украинцы.

Понятно, что исходя из концепции геноцида, под удар в Польше попадает вся деятельность украинских националистов в 1930-1940-е годы. Очевидно, что для украинцев является освободительной борьбой, для поляков является уголовным преступлением против законного польского государства.

Это я, например, об атентатах и тому подобном в межвоенный период. Не стоит ожидать от поляков, что им будет нравиться ОУН-УПА. Для них эти организации навсегда являются символом того, что борется против Польши. Бандеровцы для поляков – это убийцы, бандиты, террористы и убийцы. И так будет всегда.

Вполне естественно, что полякам очень не нравится ренессанс ОУН-УПА, который сейчас, опять же, вполне естественно, происходит в Украине. Мы сейчас вообще, в свою очередь, продолжаем быть в процессе создания украинской политической нации. Поэтому обращение к успешным примерам борьбы за эту нацию является вполне резонным.

А кто был успешнее украинских националистов – трудно сказать. Для нас ОУН-УПА – несгибаемые, мужественные борцы за волю Украины. Которых хочется вознести на постамент безгрешности и почти ангельского героизма. Получается, как я уже говорил выше, тупик. Поляки не признают нашу концепцию, мы – их. И это начинает отдалять наши народы друг от друга.

Свои акценты

Что следует понимать нам, так это то, что этот трагический исторический эпизод стал в Польше еще и элементом внутриполитической борьбы. Изначально этот вопрос подняли на флаги ультраправые. А потом к процессу подключилась и правящая партия «Право и справедливость».

И не могла не подключиться. Ведь во время 10-летнего правления либеральной «Гражданской платформы» вопросы истории почти не обсуждались. Да и вообще, полякам с их гоноровой патриотичностью трудно было мириться с подчеркнуто космополитическим трендом либералов а-ля Туск. Как говорят немало знакомых поляков у автора этих строк – «Мы иногда просто не чувствовали, что живем в Польше».

Поэтому именно возвращение Польше польского содержимого, в том числе, и исторической справедливости, стало едва ли не главным избирательным пунктом ПИС. Очевидно, что вопрос Волынской трагедии не мог не быть поднят.

Это к глупой конспирологии некоторых украинских «экспертов», которые предпочитают видеть в этом руку Москвы. Нет, господа, это сами поляки решили разобраться в очередной раз в своей истории и расставить более жесткие акценты в ней. Акценты, которые могут не нравиться нам.

Особенно учитывая, что мы сами находимся в довольно похожей с поляками ситуации. Последние десять лет в условиях агрессивной российской информационной экспансии мы не могли нормально обсуждать свою историю.

И сейчас, когда наконец РФ показала свою звериную сущность, Украина получила шанс построить свою историческую парадигму без болезненного влияния концепции «братских народов» и прочей протухшей агитпроповской лабуды. Мы тоже хотим расставить наконец украинские акценты в своей истории, без оглядки на кого-то.

Имеем противоречие, которое не имеет прямого решения. А если ко всему этому добавить и общеевропейский тренд поправения, то имеем неутешительную ситуацию.


Да, мы можем сколько угодно доказывать, что поляки не имеют права нас обвинять, потому что сами не лучше, ибо их Пилсудский – это гораздо хуже Бандеры, что Армия Крайова тоже вырезала украинцев, вспоминать об операции «Висла» и тому подобное. Однако за всеми этими разговорами мы имеем шанс потерять крупнейшего союзника. А как известно от ссор Украины и Польши выиграть может только Россия.


Извиняется тот, кто сильнее

Так что же делать? Давайте сначала просто для себя решим, что не стоит делать кумиров ни из кого. Да, среди оуновцев и уповцев были очень разные люди. Они осуществляли и акты безумного героизма, и акты звериной жестокости, и преступления против человечества.

Такое время тогда было. И нет в истории ничего черно-белого, как бы этого кому не хотелось. И так, то, что в первом составе УПА было немало вчерашних шуцманов-полицейских, которые работали на немцев и участвовали в Холокосте, как-то меняет факт того, что эти же люди потом стали героями борьбы за Украину?

Давайте хотя бы перестанем отметать сам факт того, что Волынская резня – была. Давайте не будем заставлять поляков любить Бандеру. Давайте даже первые протянем руку дружбы – нам сейчас поляки очень нужны, будем прагматичными.

Давайте извинимся и официально признаем Волынскую трагедию, перестанем ее замалчивать. Окей, можем не признавать это геноцидом. Давайте устраивать диалог с Варшавой. Это не означает, что должны отказаться от своих героев. Просто не стоит давать полякам понимать, что Украина – это автоматически равняется УПА. Ибо все же это немного разные вещи.

Это не унижение национального достоинства. Это прагматичная попытка не позволить прошлому стать на пути будущего.

В свою очередь, мы должны требовать извинений от поляков за «Вислу», за те же этнические чистки на той же Волыни, за преследование украинцев в межвоенные годы. Должны требовать перестать накручивать градус истерии и переносить события 80-летней давности на современность.

А главное – давайте мы раз и навсегда извинимся друг перед другом за все, что совершили наши народы. И перевернем эту страницу.

Это же касается и отношений с тем же Израилем. Который вполне резонно требует от украинцев все же признать, что мы тоже, как и большинство народов Европы, принимали участие в Холокосте. Нравится это кому или нет, но да, немало украинцев было в составе карательных батальонов, и в составе охранников лагерей смерти, и и составе тех, кто помогал немцам под корень истреблять еврейское население Украины в бесчисленных бабьих ярах.

Тем более, что подавляющее большинство украинцев наоборот помогали евреям спасаться от гитлеровских карателей. А волна антисемитизма во многом объяснялась удачной нацистской пропагандой, которая на определенное время отпечатала в головах тогдашних украинцев тезис: еврей = коммунист.

Не думаю, что от извинений Украина что-то потеряет. Зато приобретет уважение и отсутствие обвинений в нежелании признавать историческую правду. Это не означает кланяться всем в пояс, нет. Это означает – выбор сильного, который признает ошибки прошлого, чтобы они не становились помехой в будущем.

Надо уметь договариваться. В дипломатии не бывает такого, чтобы на 100% все твои требования были выполнены, разве что речь идет о безоговорочной капитуляции.

Мы нужны друг другу с Польшей. И с Израилем. И это самое главное. С ними стоит идти на компромиссы до последнего. В отличие от нашего главного экзистенциального врага – России.

Точка зрения редакции Эспрессо.TV может не совпадать с точкой зрения авторской колонки. Эспрессо не влияет на содержание авторских колонок и не несет ответственность за мнение, которое авторы высказывают в них.

новости партнеров

11 августа, 2020 вторник

10 августа, 2020 понедельник

11 августа, 2020 вторник

10 августа, 2020 понедельник

Видео

Введите слово, чтобы начать