live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4
img
5 января, 2017 четверг

Андрей Кокотюха: Пробуждение украинского кино началось после запрета российских фильмов

Писатель и сценарист Андрей Кокотюха о том, как снимать массовое украинское кино и почему украинская культура так долго была российскоцентричной

Писатель и сценарист Андрей Кокотюха о том, как снимать массовое украинское кино и почему украинская культура так долго была российскоцентричной

Андрей Кокотюха, украинский писатель и сценарист. Мечтал стать библиотекаром, закончил факультет журналистики Киевского университета им. Шевченко. Имеет опыт работы разнорабочим и маляром на производстве.

В 1993 году был среди основателей творческой ассоциации «500», целью которой было привлечь внимание к литературному поколению 90-х. Андрей Кокотюха - один из самых тиражных писателей Украины. Фактически зарабатывает на жизнь писательством. Говорит, что может и пишет по 40 тыс. знаков в день. Издал 60 книг. 2012 года Андрей Кокотюха получил награду «Золотой писатель Украины».

Также Андрей Кокотюха – сценарист. Последними из-под его сценарного пера вышли фильмы «Век Якова», по мотивам романа Владимира Лиса, четырехсерийная драма на поэму Шевченко «Катерина», ожидается «Залишенець» по роману Василия Шкляра и фильм по роману самого Кокотюхи «Красный». Кроме фильмов и сериалов Андрей Кокотюха писал сценарии для нескольких продакшенов и проектов формата реалити-шоу.

Андрей Кокотюха неоднократно подчеркивал, что в Украине не хватает профессиональных сценаристов, ориентированных на местную аудиторию. Большинство тех, кто может писать тексты для экранизаций, уже заточены под российского зрителя. Активно выступает за запрет российского кино. А противников ограничения российского контента сравнивает с противниками декоммунизации.

Андрей Кокотюха считает, что в Украине не стоит запрещать российскую печатную продукцию. Зато с рынка надо убрать произведения российских авторов и разобраться с украинофобами внутри страны.

Вот 2016 год – такое впечатление, будто происходит возрождение украинской массовой культуры. Вышли новые сериалы, более качественные, чем обычные ситкомы. Больше книг, мне кажется, стало. Если раньше я могла прочитать все книги, которые выпускались украинскими авторами, то сейчас я не могу так сделать. Речь идет о выпуске полнометражных лент. Уже вышло несколько таких. Есть ли у тебя впечатление, что действительно есть такое возрождение. И главное – будет ли оно в следующем году?

У меня нет впечатления такого полного возрождения. Я это назвал пробуждением. Когда вижу, что пишут в соцсетях - «о, опять начинается украинское кино» - знаете, я был одним из авторов учебника медиаграмотности для подростков, которое сделали при содействии «Детектор медиа», и я там писал раздел о кино. Специально поинтересовался такой элементарной информацией, которой мало кто интересуется на самом деле. И вы знаете, что изначально кино - известный сеанс «На бульваре Капуцинов" в Париже, дальше, как вы думаете, что было?

В Киеве? В Одессе?

Неправда. Индия, Болливуд. Потом нынешний Днепр, а тогда Екатеринослав. Там в третий раз в мире была создана мощная кинофабрика. Там снимали, как сейчас называют, блокбастеры на козацкую тему. Фильм под навой «Запорожская Сечь». 40 человек тогда было – ого какая массовка. И одновременно того же года на границе 1912-13 годов возникали кинофрабрики в Одессе, в Москве, и начал перестраиваться Голливуд. То есть украинском кино более 100 лет. И о как таком возрождении было бы очень смело говорить.

Действительно есть определенное пробуждение, но оно, мне кажется, недостаточное. И это далеко не всегда зависит от участников процесса. И далеко не все зависит от законодателей, которые делают все возможное. И хочу подчеркнуть, что произошло сегодня - это то, о чем мы говорим, пробуждение началось 3 июля 2015 года. Когда был принят закон, известный как закон Денисенко - Княжицкого, о запрете российских фильмов и сериалов. Не будем долго говорить, как это происходит в реале. Не все с этим очень хорошо. Но уже через неделю у меня было 9 проектов – как у человека, который 18 лет этим занимается.

Поэтому я хотел бы в очередной раз, пользуясь случаем, исправить определенную ошибку. Я вообще не писатель.

Ты уже не писатель?

Я им никогда не был. Если бы начали снимать кино в 1991 году, когда я начал писать книги, я сразу начал работать для кино. Потому что был прецедент. У меня первая книга вышла в 1996 году, 20 лет назад. В 90-е было напечатано три авторы. Нет, вру, пять. Но ругали одного – это меня. Хвалили двух - Андруховича и Забужко. Другие были – покойный Юрко Покальчук, Леонид Кононович и Андрей Курков. Я говорю о прозе. Мы насчитали шесть. Все остальное – была поэзия.

Но художественной прозы в 90-е годы – работали фактически 5-6 авторов, из них украиноязычную массовую культуру представлял ваш покорный слуга. И вот в 1996 году, когда вышла «Брачные игры лягушек», которую поругали все, кому не лень. От чего получил не 15 минут славы, я до сих пор эту славу получаю, слава Богу. Уже тогда позвонили с Одесской киностудии и хотели снимать по ней фильм. Конечно, ничего не произошло, потому что с 1997 года начало рушиться все. Сети книгораспространения начали разрушаться, меньше стали снимать кино. Мало кто знает, что в середине 90-х до второй половины, в Украине, несмотря на то, что расчеты были в купонах, несмотря на общий кризис, снимали много кино.

Андрій Кокотюха

Сейчас похожая ситуация. У нас экономика сейчас падает, как не странно, а кино снимают.

Его начали снимать. Откуда я это знаю, потому что уже подготовил 2 книги: одна – итоги Украины за 20 лет, называлась она «Украина. Новая эпоха», вторая – вышла в этом году – название немного пафосное «Поколение смелых», но там Украина за 25 лет описана.

Это документальная книга?

Не то, чтобы документальная. Я вижу, что до 97-го года, когда начали снимать «Роксолану» с Сумской и всей ее семьей, об этот телесериал вытерли ноги все, кому не лень, и до сих пор вытирают. Я смотрел, сколько было написано, тогда же интернета не было, а это все вспоминал, читая печатную прессу.

Ты думаешь, это была сознательная политика? Или это внутреннее самоедство?

Это бессознательная политика. Так же сейчас достается первым украинским телевизионным фильмам, о которых мы сейчас упомянули, «Век Якова» и «Екатерина», к которым я имел честь быть причастным. Почему? Потому что у украинцев, как правило, завышенные ожидания.

Ну да, должны были снять шедевры. Не меньшего сорта, чем «Игра престолов».

Представляя сейчас меня, я услышал такую фразу, более качественные чем ситкомы. Но вы понимаете, у ситкомов качество одно, в авторского кино качество другое, в многосерийных (60-100 серий) качество третье, у нашего с вами интересного шоу качество четвертое. Но все равно полтора землекопа, которые смотрят «Шоу Опры Уинфри», сравнят в пользу «Опры Уинфри» и напишут об этом в соцсетях.

Почему такая информация, которая идет в средства массовой информации, черпается из соцсетей? Потому что сегодня тот же Фейсбук, чувствую свою тотальную непричастности к процессам, что происходят.

А как его тогда включить, чтобы это было не деструктивное желание все обругать, а все же что-то делать в этом направлении?

Объяснить. То, о чем я говорю. Те, кто 20 лет ругал «Роксолану», они смотрели на одном дыхании «Просто Марию», «Рабыню Изауру», «Династию». Фильмы сняты по тем же технологиям, только иностранные. А своего такого же качества, с теми же технологиями.

Показали многосерийный фильм, который мало чем отличается от аналогичного телевизионного шоу за рубежом – в Бразилии, Мексике, Америке. У нас просто не привыкли ежедневно видеть свое, а особенно сейчас, когда пауза была с 2004 года более чем на 10 лет, а перед этим что показывали по телевизору? Давайте вспомним – «День рождения Буржуя», а дальше «Украденное счастье» 2004 года, чотехрисерийку за Франком. И все. Потом на долгих 12 лет все исчезло вообще. Наши в Украине не привыкли смотреть ежедневно и много своего интеллектуального, культурного продукта разного качества. И не научились различать этот продукт. Не научились различать детектив от интеллектуального романа.

Знаешь, рядовой зритель и не должен этого делать. Это ты уже делаешь как критик, ты же не только сам пишешь, еще и занимаешься критикой.

Но жители социальных сетей считают себя не рядовыми зрителями, считают себя умнее всех.

Социальные сети вообще изменили и политику, и до определенной степени экономику, потому что это вмешательство людей, которые ранее не были допущены до вмешательства. Поэтому это немного другая история.

Сейчас они тоже допущены. Хочу вспомнить один из скандалов этого года, который вскоре закончится, - это с домом театра на Подоле. Есть разные мнения по этому поводу. Но мне очень понравилась одна хорошая небольшая статья искусствоведа, фамилию я забыл, но его можно найти.

Там напасано четко – жители социальных сетей, киевляне, возмущенные, что их не спросили. Что до каждого не подошли и не спросили – уважаемый, а вы хотите здесь именно такое здание? И знаете, что было бы? А было бы, как в басне Сергея Михалкова про слона-живописца, который на картине, в пейзаже, учел пожелания абсолютно всех своих друзей – и Нил там нарисовал, и сад, и все, что угодно. Сколько раз повторялось, когда мы говорим о декоммунизации – не учитывать пожелания общины. Вы видите, что делается до сих пор с Горишними Плавнями?

Есть какие-то логичные вещи, а есть, когда человек может просто сказать – красиво или не красиво. Тут даже дело не в том, спросили - не спросили. Когда ты видишь что-то, что не очень красиво, ты можешь это сказать – мне не нравится. Сейчас хочу к другой теме перейти. Ты имеешь свой взгляд и по ограничению российского контента, и как это может повлиять вообще на развитие украинского. Сейчас хочу одну цитату, а далее продолжим эту тему.


Ура, ура! Меня осудил канал «новоросссия» на Ютубе. За стойкое убеждение в том, что все написанное российскими авторами в России – антиукраинское по содержанию. И надо российских авторов (не тех, которые пишут на русском в Украине) заблокировать до нашей победы. А еще их возмутила мое постоянное требование зачистить Бузину из киосков на вокзале в Киеве. Там говорят: «Киев недостоен Бузины», а значит, всякий, кто разделяет это мнение, поддерживает канал «новороссия» на Ютубе. Вот тебе, Фейсбуче, тест.


Ты действительно считаешь, что все российские писатели антиукраинские сейчас? Чхартишвили и другие.

Хочу завершить свою предыдущую мысль: я имею свою позицию, но в отличие от 99% обитателей Фейсбука, не требую агрессивности и эксклюзивности и не требую ее внедрения. Я ее высказываю, но не кричу – немедленно надо сделать так.

Тем не менее, об ограничении российской книги. Это уже предложения, которые обсуждаются.

Да, это предложения, которые обсуждаются. Но я не уверен, что они будут учтены. Давайте начнем с того, что Чхартишвили, он же Акунин, уже не живет в России. Борис Акунин начал публиковаться одновременно с приходом Путина к власти 16 лет назад. Он сыграл на российской ностальгии о России, которую они потеряли. Но он относился к этому всему критически. Акунин играл.

Но с этой точки зрения он и является человеком, который создала этот имперский тренд.

Я уточню. Теоретически да. Но Акунин играл. Он долгое время работал в журнале «Иностранная литература», переводил с японского. Он полиглот, читал западную литературу в оригинале. Он западник на 200%. И он пытался западные лекала адаптировать к российским реалиям. И подумаем. У него есть роман «Статский советник», экранизирован Никитой Михалковым.

И вышла совершенно имперская вещь.

А вы читали роман?

Очевидно.

Я его долго не хотел читать. В романе Фандорин не хочет служить режиму, он увольняется. А в фильме он передумывает и возвращается.

Андрій Кокотюха

То есть ты считаешь, что российская книга может быть общемировая. И массовые форматы, как кино, уже нет. Значит ли это, что ограничение кинопродукции должно быть более жестким, чем ограничение печатного слова?

Повторюсь. На самом деле Акунин – один из немногих действительно западников. А большинство российских авторов, даже те, кого мы считаем прогрессивными, или абсолютно невидними, это люди пророссийской ориентации. Они имеют на это право, ибо являются гражданами России. Было бы странно, если бы мы с вами, живя в Украине, занимались антиукраинской пропагандой.

Это нормально, когда в России живут пророссийски ориентированные люди, а в Украине – проукраински. Другие дело, что наша с вами проукраинская ориентация за всю историю мировой цивилизации не стала причиной для агрессии на соседние страны. Зато пророссийская ориентация, воспетый Пушкиным  русский дух и пропагандируемый Путиным русский мир заложены в фундамент всей русской словесности, он вызвал то, что сегодня в Европе есть друзья Путина, которые закрывают глаза и прощают ему многое, потому что существует великая российская культура.

Вспомним далее. Мы плюс – минус родились в Советском Союзе. В СССР и с книжными магазинами все было в порядке, школы якобы везде работали, библиотеки. Я у себя в Нежине захожу в украинскую школу и вижу портреты Ленина и Пушкина. Во всех кабинетах висели портреты Пушкин, Тургенев, Некрасов. А почему рядом с Некрасовым не повесить того самого Дюма? Или рядом с Тургеневым не повесить Эмиля Золя?

То есть слишком российскоцентричная, ты считаешь, украинская культура?

И не просто слишком. Она 70 лет была полностью российскоцентричная. А тех, кто был прочь от Москвы, их расстреляли.

Но есть много русскоязычных украинских писателей. Можно однозначно сказать, что они российскоцентричные?

Я разделял бы русский язык и русских дух. Те украинские писатели, которые пишут на русском языке, тот самый Андрей Курков, Володя Рафеенко, Алексей Никитин, прозаики, в конце концов и сама Лада Лузина, пишет на русском и что кто о ней не думал, она ориентирована на Киев. Пусть немного не тот Киев, который мы привыкли себе представлять, но она украинский автор, который мыслит не российскоцентричными категориями.

Хочу вернуться к твоему творчеству. Ты много пишешь. У меня такое субъективное впечатление, что ты пытаешься работать во всех нишах, которые появляются. Тебя критикуют на самом деле в связи с тем, что очень много и вроде не всегда качественно. Хочу привести цитату с критикой.


Ну, наверное, как говорят, - и такой книги кому-то надо. Хуже не будет. Но я жду серьезно проработанного Кокотюхиного романа. Пусть детективного – я же не об этом – но выписанного с крепкой интригой, выразительным, непласким героем. И сразу говорю – не в следующем году, готова ждать годами.


Это Ольга Герасимюк написала по поводу одного из твоих последних романов, где действия происходят в Львове. То же самое тебя раскритиковал Владимир Лис относительно сценария к его книге «Век Якова», где его претензия касалась того, что не до конца прописано. В чем дело? Ты не успеваешь или это надуманные претензии? Что нужно, чтобы ты успевал больше прописывать?

У меня нет комментария к впечатлению Ольги Герасимюк, потому что любой мой комментарий будет звучать как оправдание. А это изначально неправда. Она говорит о пятой книге серии – еще будет 7 книг. Она говорит о исторической литературу, в которой есть большой пласт документальной, научной литературе, и я прочитываю по 5-6 книг и имею 5 консультантов-историков. Нельзя сказать, что неподготовленный текст.

И я прекрасно понимаю, что ей дали книгу, которая просто не ложится ей на душу и в этом ничего плохого нет. Прекрасно. Мне на душу не ложится «Унесенные ветром» – я считаю эту книгу вредной, плохой прежде всего для женщин, которые не поняли, кто они в этой жизни, и для женщин, которые ищут себя. Может, это немного нагло прозвучит, но я считаю «Унесенные ветром» своеобразным «Майн Кампфом» для феминисток. Я имею право так считать, так же как уважаемая Ольга имеет право высказать любое свое мнение о своей книге, которую она прочитала.

Я думаю, она ждет от тебя произведения в нелегком жанре. Возможно, так. Хотел бы ты написать что-то основательное?

Труднее всего пишутся именно легкие жанры, книги, которые прочитываются за один вечер. Легче всего писать поток сознания и ни о чем не думать. По оценке господина Владимира Лиса, я скажу так. Когда ты как сценарист начинаешь адаптировать чужое произведение, будь изначально готов к тому, что ты не угодишь автору. Люблю этот пример. Приведу его с вашего разрешения еще раз. Кен Кизи упомянутый здесь был недоволен адаптацией романа «Полет над гнездом кукушки».

Потому что там адаптация не о том, о чем книга.

В результате имеем культовую книжку и имеем дважды оскароносный фильм Милаша Формана. Стивен Кинг поссорился со Стенли Кубриком, который адаптировал его роман «Сияние». Фильм получился знаковый, роман не менее знаковый. Подобных ситуаций могу привести очень много, потому что я этим интересуюсь. Я абсолютно нормально к этому отношусь. Если бы я нормально к этому не относился, я бы спился, повесился бы, набрал бы себе много комплексов. Мне это не свойственно. Я привык держать удар. И я вообще не считаю это ударами.

И в конце – какое твое впечатление, что ждет киноиндустрию, книжную индустрию в следующем году. Что мы можем увидеть на экранах? Потому что в конце концов вопрос в одном – пойдет ли читатель, зритель это читать, смотреть. Будет ли ему интересно и как ему сделать это любопытство?

Вопрос не в том, пойдетли. А в том – куда пойти. Если есть книжный магазин у тебя под боком, то ты в него пойдешь. Если есть кинотеатр у тебя под боком, ты в него пойдешь. А если тебе проще использовать пиратскую продукцию, ты будешь делать это. А второе - я очень коротко скажу и то не своими словами. Поскольку я Скорпион по гороскопам, чем горжусь, а они имеют свойство все предусматривать. Как Скорпионы скажут, так и будет. И я не скажу, я процитирую: «все будет хорошо для каждого из нас».

 

новости партнеров

6 декабря, 2019 пятница

5 декабря, 2019 четверг

6 декабря, 2019 пятница

5 декабря, 2019 четверг

Видео

Введите слово, чтобы начать