live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Александр Мороз о принятии Конституции: “Это надо было выдержать”

Экс-спикер парламента о принятия Конституции 28 июня 1996 года и о том, как Основной Закон изменился за 20 лет

Процесс принятия Конституции начался задолго до ночи 28 июня 1996 года. Потребность в новом Основном Законе государства была озвучена еще после референдума в 1991 году.

Из-за противостояния между президентом и парламентом ни один из проектов Конституции не был реализован в течение четырех лет. Тогда в 1995 году Верховная Рада и президент заключили Конституционный договор, который де-факто был временной Конституцией.

В договоре также была норма о том, что Основной Закон надо принять в течение года, а в случае недобора необходимых 300 голосов при голосовании в Раде, на референдум должен быть вынесен проект, который наберет 226.

5 мая 1996 года создали временную комиссию по доработке проекта Конституции Украины, которую возглавил нардеп Михаил Сирота. В начале июня более 40 статей будущей Конституции уже были проголосованы свыше 300 голосами в парламенте.

В это время президент Леонид Кучма подготовил обращение к народу о референдуме и издал указ о его проведении 25 сентября. При этом в стране не существовало Закона о референдуме.

Одновременно в Раде были созданы рабочие группы для согласования спорных вопросов, которых оставалось немного - вопрос языка, символики, организации власти и Крыма и тому подобное. Парламент решил работать беспрерывно для принятия Основного Закона.

Эспрессо.TV поговорило со свидетелем и организатором процесса принятия исторического для Украины документа - Конституции. О ночи с 27 на 28 июня 1996 года рассказывает Александр Мороз - тогда спикер парламента.

Конституционная ночь

Я внес предложение, чтобы парламент работал непрерывно. У нас было две регистрации - утром и в 16 часов. А я знал, что на 16 не соберутся депутаты и заседание просто нельзя будет проводить.

Тогда утром с Руха зарегистрировался один, а в зале сидело 30. И все же для открытия заседания депутатов набралось 287 голосов. Позже ко мне подбегает Чорновил, председатель Руха, спросил, не будет ли регистрации после 16. "Нет, не будет". - "Боже, что же делать? Они же уже гарантии дали, что будет иначе".

Мы после 20 часов смогли проголосовать результативно за норму. Чтобы сорвать заседание, премьер Лазаренко по поручению президента проводит в Черкассах совещание, куда приглашает всех депутатов в исполнительной власти - тогда так было, а это было более 30 человек.

Была введена должность вице-премьера по Конституции. Его сын сейчас тоже в парламенте работает - Леня Емец. Его отец Александр сидел в ложе правительства и качал головой, когда голосовать можно было, а когда нет. Почти по каждой статье было, что нельзя. Возле него стоял телефон, а на другом конце провода был представитель Администрации президента, который все контролировал.


Я тогда попросил своего первого заместителя сделать так, чтобы телефон поломался. Не знаю, как это ему удалось, но удалось. Я тогда поставлю на голосование статью, уже выступили докладчики, Емец берется за трубку, чтобы посоветоваться, а не получается. Пока он на первый этаж в приемную побежал, чтобы связаться, уже проголосовано. Таких пять процедур прошло, после чего он переключился на принятие Конституции.


Так же было с министром юстиции Сергеем Головатым. После 12 часов ночи, когда он выступал, сказал, что так понимает, что уже не будет министром юстиции, но надо голосовать. После двух ночи, я замечаю, что исчезают депутаты. Оказывается, была отдана команда покинуть зал. Я делаю перерыв на 10 минут и вношу в повестку дня вопрос о лишении мандатов тех депутатов, которые отказываются работать над Конституцией.

Это тоже было проголосовано: то есть после принятия Конституции рассматриваем этот вопрос первым. Сразу начали появляться. Пинзеник пришел, другие тоже (якобы в туалете курили). После третьего часа я сказал, что точно Конституция будет принята.

Битва с президентом

Не все вопросы были простыми. Меня часто упрекают, что я не так боролся за статус государственного языка. 10 статья (о государственном языке. - Ред.) голосовалась 17 раз. Я ее ставил, потому что нельзя было проголосовать. А, например, о символике - 27 раз. Это надо было выдержать.

Другие статьи голосовались тоже непросто, а были такие, что почти автоматически проходили. Второй раздел Конституции (права и обязанности) проголосовали, введя туда более 80 поправок, которые нужны были для демократического государства.

Вот уже 8 утра, я выступил, задал вопрос по трансляции, а мне говорят, что не включается. При этом председатель Гостелерадио сидит у себя в кабинете, но с ним нет связи. Я попросил связаться с ним и сказать, что по новой Конституции глава Госрадиокомитета теперь утверждается Верховной Радой - и передача включилась.

А у президента в это время идет совещание о подготовке к референдуму. Ему передали, что он рискует попасть в историю: Конституция будет принята без президента. То, что вопреки его воле - это одно, но то, что не придет, - это другое. И тогда он приехал и первый раз за все время его пребывания на посту выступил без бумажки и довольно-таки неплохо сказал.

Извинился перед депутатами, сказал, что он своеобразно способствовал принятию Конституции и парламент доказал, что он есть и способен работать. А когда дошло до вопроса о его указе (о проведении референдума. - Ред.), я все же предложил отменить его, несмотря на то что он тогда уже терял силу. Таки отменили этот указ.

Еще давали поручения выключить свет, но не удалось. У нас есть специальная резервная система, но можно было выключить. Одному человеку дали поручение, но он сказал, что не знает, как это сделать. Утром где-то мне позвонил Кравчук с вопросом, собираются ли депутаты. Я сказал, что они даже не расходились. Он приехал тогда и на фуршете был.

За голосование за Конституцию из фракции коммунистов исключили Валентину Семенюк. Она перешла затем к социалистам.


Кучма пригласил меня после этого на вручение дипломов выпускникам военной академии в Мариинском дворце. Там он спросил: “Как тебе это удалось?” - “Леонид Данилович, я вам потом расскажу.” Но так и не было случая рассказать.


Многие потом получили награды за принятие Конституции. В том числе те, кто к этому никакого отношения не имели и кто боролся против принятия Конституции. Я был первый, кто отказался получать награду, и считаю, что этого не нужно делать. В государстве нет порядка, люди живут плохо, представители власти в таких условиях награждаться не должны.

Вопрос Крыма

Вносились предложения сделать Крым просто областью. Этот вопрос поднимался еще при принятии Декларации. На него ответ красивый и, в принципе, правильный давал Кравчук.


Если бы мы подняли этот вопрос, то мы бы потеряли Крым еще тогда. То, что есть сегодня с Крымом, этого всего можно не допустить. Более того, в 1994 году такая попытка уже была. Президент Мешков и прочее. Сюжет для детектива.


Я об этом узнал, когда ехал в Сумы. Тогда достали антенну, чтобы я связался с президентом, потому что мобильных не было. Кучма сказал, что это парламентское дело, мол, занимайся. Тогда на президиуме я включил вопрос Крыма в повестку дня - закон об отмене института президента в Крыму. Почти единогласно проголосовали.

На следующий день я прилетел в Крым с этим документом и на сессии парламента его вручил. А Мешков уехал в Москву - и все закончилось. Какой вообще может быть референдум, если вопрос о целостности государства может выноситься только на всеукраинский референдум?

Я думаю, что в феврале 2014 года можно было решить этот вопрос военным методом тоже. Формально юридический момент. Вот сегодня мы решаем ввести войска. Какие могут быть у мирового сообщества и у России претензии к этому?

Мы видим, что там были нарушения Конституции Украины. Аксенова можно было арестовать, ведь есть юридические основания, а Верховная Рада могла принять решение о роспуске крымского парламента - и на том конец.

Изменения к Конституции 2004 года

Здесь уже касалось развития местного самоуправления, который предусматривал ликвидацию административной вертикали, а уже исполнительный совет на местах должен принадлежать исполкомам соответствующих советов, которые формируются при участии Кабинета министров, потому что там уже есть много вертикальных связей по линии исполнительной власти, но персонально это все рассматривается под ответственность соответствующего совета - областного, районного и тому подобное.

В 2004 году идет подготовка к выборам президента. Мы пользуемся этим моментом, идет апрель месяц. Потом Ющенко много раз рассказывал, что голосовали ночью двумя руками и ногами, а на самом деле шло голосование после длительного обсуждения.

Я снова был сопредседателем конституционной комиссии. Мы рассматривали эти вопросы, голосуем - 5 голосов не хватает - это Ющенко и с ним еще несколько человек, отложили этот вопрос. А потом я 6 ноября говорю Ющенко: “Вы не станете президентом, потому что голосов не хватает. Вы можете стать им при нашей поддержке, но при одном условии: вы подписываете обязательство, что вы будете голосовать за изменения в Конституцию, не будете продавать землю, выведете войска из Ирака”. Он согласился.

Идет заседание фракции “Нашей Украины”, я прихожу туда, Ющенко нет, я рассказываю, что выхода нет, или вы проголосуете за это, или вы потеряете все перспективы. Я уже выхожу из помещения, и тут заходит Ющенко, он на все мероприятия опаздывал, и говорит: “Я так понимаю. что надо голосовать”. Он в конце концов так и не проголосовал, но хватило голосов, и изменения были проголосованы.

Но если бы в апреле это было проголосовано, то не было бы никакого ажиотажа, потому что те полномочия президента, которые голосовались, это введение чистой президентско-парламентской республики. Тогда можно было бы голосовать за кого угодно на президентских выборах, не было чего бояться.

Конституция имени Януковича

В 2008 году группа депутатов обратилась в Конституционный суд по поводу нарушения регламента при внесении изменений в Конституцию, суд сказал: “Мы не имеем права рассматривать вопросы содержания Конституции, и поэтому все то, что есть, действует, решение окончательное и обжалованию не подлежит”.

В 2010 году Янукович меняет состав Конституционного суда, меняет перед рассмотрением 5 человек. Я тогда последний раз был у него в кабинете, спрашиваю: “Виктор Федорович, какой власти вам еще не хватает сегодня? Зачем вы это делаете? Вы понимаете, что будете крайним, отвечать за все, что происходит в стране, а надеяться, что будут изменения к лучшему, не приходится”.

Он говорит: “Я же законопослушный, как будет принято решение, так и будет”. Я ответил: ”Ну ясно”, - ушел и больше с ним не виделся никогда.

Конституционный суд тогда принял неконституционное решение. Я после этого голосования сказал, что у нас больше нет Конституционного суда. Эти изменения были издевательством над Конституцией.

Изменения, которые навязывает российская сторона

Как только заикнулись в Минске об изменениях в нашей Конституции, этого не надо было писать, ибо не дело Кремля говорить, какой должна быть Конституция, это наше дело. Я написал письмо президенту: “Слушайте, есть возможность сегодня закрыть эту тему вообще навсегда, приняв референдумом измененный текст действующей Конституции”. Там есть все, чего требовал Майдан, Венецианская комиссия и тому подобное.


Не может быть разговоров об особом статусе некоторых регионов, в государстве вся система власти должна строиться по одним принципам. Да, там могут выбрать не тех, что надо. Сегодня они там имеют авторитет, потому что у них автомат Калашникова - завтра они будут заниматься канализацией, хлебзаводом, школой. Тогда люди сделают оценку, какая у них система власти и к чему они ведут.


Потому что там же большинство людей, особенно моего возраста, думают, что они зовут СССР. Им надо посмотреть, что в России социализм настолько, насколько в Америке коммунизм. Если будет реальное самоуправление проведено по всей Украине, одинаковое, то мы увидим, что через некоторое время ситуация выровняется и все будет хорошо.

Последние правки Конституцию относительно судоустройства

Там вопросов больше, чем ответов. Дело в том, что мы хотим сделать независимую судебную власть. Есть президент, у него послушное правительство, зависимый парламент, ручной генпрокурор, а теперь еще судебная власть - и будет полная “демократия”. Должно быть реальное распределение не властей, а функции власти.

Читайте также: Ночь Конституции: технологический кейс Кучмы

новости партнеров

21 ноября, 2019 четверг

21 ноября, 2019 четверг

20 ноября, 2019 среда

Видео

Введите слово, чтобы начать