//
live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Премия из киоска, контактное айкидо и Гайдар в Карпатах

Перекрестное опыление восточно-западных культур всегда приносило изрядные урожаи в геополитическую кассу соседей. Зато самим аборигенам оставалось гнать пургу в литературе, называя это прогнозом погоды на завтрашнюю дружбу народов

Сборник, который только что победил на конкурсе "Книги года BBC" во "взрослой" номинации, на самом деле очень прост, и прочитать его можно за пару часов. По крайней мере, так считает дирекция конкурса. С одной стороны, дебютный "Дім у Бейтінґ Голлов" Василя Махнf – это вообще-то восемь рассказов, названия которых напоминают стихи автора, живущего последние 15 лет в Нью-Йорке. Раньше у него были "фирменные" лисы, совы, рыбы и всеукраинский учитель, который написал о ночном киоске. Теперь вот – шляпа, дактили, сливы и престижная премия из этого самого, выходит, выдающегося киоска. Ага, еще Бруклин, 42-я улица. В принципе, далековато от нашего настоящего, и именно из-за этого автору кажется, что здесь у нас в Украине некий жанровый упадок. "Я хотел возродить жанр рассказа, который почему-то в украинской литературе стал непопулярным. Все пишут романы", - сообщил он по скайпу во время вручения премии.

Так же, возможно, благодаря трогательной заботе о судьбе укрсучлита проза Василия Махно в этом сборнике не очень причудлива, называясь экзистенциальной. Это когда где пишут о том, что происходило в разные времена и на разных континентах, но мыслями всегда дома, в родном селе, где почтальон едет на велосипеде, защепив штанину прищепкой для белья. Чтобы не затянуло в цепь, водоворот воспоминаний и заодно пения песни "Нью-Йорк, Нью-Йорк".

Поэтому в этих рассказах мужчина за пятьдесят с любовницей из Кривого Рога ищет себе убежища в другом месте, вдова, съехав с хайвея, заправляет полный бак у сикха, повстанцы из леса везут на казнь молодого скачка, а на автобусной станции в Чертково раскинули табор цыгане.

Но в конце повествование все равно заворачивает в эмиграционную пустошь, хоть герои оттуда давно уже выехали. Что осталось? "Два тренировочных велосипеда и беговую дорожкау, стоявшие в углу большой пивной под брезентовыми чехлами, выбросили на улицу. Книги забрали в немецкую библиотеку, но годами выписываемый журнал "Нью-Йоркер", кипы которого покрывались пылищей, нужно было кому-то передать".

Собственно, уже передали, получив за это премию.

Автор следующего сборника всегда радовал своей спортивной подготовкой. По крайней мере когда был "в спорте", то есть регулярно поддерживал градус в жизни и творчестве. Причем необязательно алкогольный. Потому что, скажем, в сборнике "Радость контакта. Разговоры с Тарасом Прохасько" (Брустури: Дискурсус) речь идет об удовольствии от самого только "говорения", которое по мнению составителя Василия Карпюка может быть литературой.

Что же касается других гимнастических упражнений, то в своем быту наш опрашиваемый герой всегда исповедовал айкидо. Да-да, именно эту разновидность уклонения от собеседника и его вопросов - когда даешь противнику возможность самому промчаться мимо тебя разъяренным паровозом, лишь слегка откорректировав его силу в нужное тебе русло. Обычно прагматичное. Вот, например, был у Прохасько сборник под названием "Из этого можно сделать несколько рассказов". Ну, то есть сложить вместе обрывки тостов, анекдотов и дедовых поговорок. То же самое имеем сейчас. "Во многих издательствах, а я знаю, что на Западе это даже прописывается в контракте, - рассказывает Прохасько, - автор обязуется принять участие в каких-то таких встречах. Такие встречи лично для меня – это чудесная возможность поездить, ибо я последние годы почти не ездил".

Или вот такое замечательное уклонение от реальности, в которой писатели, как известно, не живут, хотя на опрос о реальном положении вещей в Верховной Раде почему-то соглашаются. Скажем, грустит этот самый Прохасько за отсутствием комментариев к произведениям его коллег - а составитель еще и подсказывает, что могли бы быть "Записки на полях его собственного романа "Непрості" - а уже существующую литературу такого типа вплотную, как в айкидо, не подпускает. То есть не замечает. Ведь был роман Юрия Издрика "Воццек", и была книжка комментариев к нему "Воццекургія Бет" Владимира Ешкилева.

А в целом сборник очень интересный, и, в частности, разнообразием тем и способов их наполнения словами, то бишь буквами. В общем это разговоры с ивано-франковским писателем, живущим, кажется, в Делятине, которые в свое время проводили с ним разные респонденты – восточноукраинские, а также другие, местные. Наиболее удачно говорит Оля Вишня и Тарас Малый. Более известные не говорят, а рекут, как, например, не скажем кто, ибо радости от контакта не будет. "Есть очень важная характеристика эпохи, - объясняет Прохасько, где надо понимать, что голос писателя является очень размытым в море общих голосов. И не согласиться с писателем очень легко: просто написать, что ты козел или еще что-то такое, что ты тут гонишь, иди уже на помойку... И это такая особенность времени, которую нужно принять".

Еще одну из особенностей нашего времени можно наблюдать на примере перекрестного опыления восточно-западных культур. Оказалось, что галицкие издательства печатают свои книги на Слобожанщине, хотя еще какую-то сотню лет назад было с точностью до наоборот. Зато именно за это время могло случиться так, что "отсвет Карпатского мира", о котором говорится в сборнике рассказов "Карби і скарби" Мирослава Дочинца (Х.: Клуб Семейного Досуга) стал ближе харьковским чабанfv. Именно среди них тусовался Аркадий Гайдар, вынеся оттуда свой псевдоним и рассказ "Горячий камень". Не тот ли, о котором в нашенского автора? "А по якомусь часі привезлися на бричці двоє панів. Казали, що з Будапешта. Ходили довкола плити, цоркали клепачиком, крутили очима. Що то за камінь, що ніколи не буває студеним? Просили діда, щоб дав їм відколоти з нього дарабчик. Дідо сміявся: коліть, якщо вдасться".

Впрочем, лупати сю скалу в сборнике Дочинца, полном притч, баек и апокрифов почему-то не скучно, а иногда даже полезно. И даже не потому, что "після баби залишилися чоботи жовтавої шкіри на шнурівці й рецепт грибної квасівки, яку всі до одного любили і якою пригощали найповажнішого гостя", а ее "сутемні гадання" и "замашні приповістки" до сих пор манят своей демонологической сутью. Согласно которой, кстати, "кобы здоров’я, а грыхи будуть", "многы ворони й коня вбалять", "умный пес на вытер не гавкає", "чесному честь и під лавицею", "кедь робиш махом - піде прахом", "чоловік пахне вітром, а жона — димом", "голого ремінь гріє", "біда вимучить, біда й виучить", "який корч, такий і прутик". И опять-таки, не потому, что не нравятся такие замечательные дедовы предсказания: "Чумацкий Віз закушпелило ясным порохом на чисту морозну годину. А нижче серпанок сивого туманцю - через два дні ляжуть пластом мокрі сніги. Павутиною заснувало Місяць - через тиждень розгуляється віхола, замете дороги".

Просто на той же Слобожанщине, где этуколдовскую метель печатают (называя ее по-местному "пурга"), еще от времен Чемберлена любому братскому нашествию отвечали "підіймайте, свині, хвости, бо глибоко морем брести", поскольку имели такие же, но собственные выбитые штаны с прогнозом погоды на мотне, только узлом назад.

Впрочем, в харьковском "Клубе Семейного Досуга", где выдали волшебную книгу Мирослава Дочинца, с недавних пор пытаются дружить со всем украинским миром, поэтому Карпатский отсвет с их легкой руки будет всем тамошним чабанам замечательным культпросветом.

 

Всё по теме

новости партнеров

‡агрузка...

18 июня, 2019 вторник

18 июня, 2019 вторник

Видео

Введите слово, чтобы начать