live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Налогоплательщик. Без права на суд

Украинским налогоплательщикам после 1 сентября текущего года остается только посочувствовать

Не знаю, существует ли в мире что-то более очевидное, чем то, что право судебного обжалования решений/действий налоговиков является основным элементом механизма защиты прав и законных интересов налогоплательщика. Скажем больше, гарантированное Конституцией право на справедливый суд  лежит в основе построения не только любой справедливой налоговой системы, но и вообще любого демократического общества. Еще больше: без права на суд мы не можем говорить не только о демократии, но и о легальной, белой экономике, существование которой никак не сопрягается с репрессивной налоговой системой.

Однако, такие простые и очевидные вещи, как видеться, не вполне очевидны Министерству финансов Украины, которое в запале реформаторского энтузиазма предложило ни много ни мало: обеспечивать право на обжалование налоговых начислений налогоплательщиком банковской гарантией или депозитом. Именно такой тезис очередного этапа перманентной украинской налоговой реформы представлен в презентации Минфина, размещенной на его сайте. И если остальные положения реформы еще могут быть предметом какого-либо обсуждения (включая даже одиозную попытку вернуть вспять реформу налога на прибыль – одно из немногих положительных нововведений новой власти в финансовой сфере), то предложение налогоплательщику внести в банк сумму депозита, соразмерную обжалуемому налоговому начислению, как условие ее обжалования, автора сих строк заставило без преувеличения себя ущипнуть: «не сон ли это?».

Мы практически не сомневаемся в том, что творцы новой серии украинских налоговых реформ не знакомы с практикой Европейского суда по правам человека, который, толкуя ст.6 Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод, четко и однозначно указал на то, что «любые ограничения права на доступ к правосудию не могут ограничивать его таким образом и в такой степени, которая нарушает саму его суть. Такие ограничения будут соответствовать п.1 ст.6 Конвенции только при условии, что они имеют законную цель и разумную соразмерность между использованным способом и поставленной целью» (см. напр., Waite против Канади, Prince Hans-Adam II против Лихтенштейна, Levages Prestations Services против Франции). В решении ЕСПЧ (Голдер против Великобритании) от 21.02.1975 г., Европейский суд, вероятно предугадывая творчество будущей украинской власти, прямо из глубины ХХ столетия взывает к будущему украинскому Минфину, формулируя куда уж более однозначный посыл: «пункт 1 ст. 6 Конвенции касается неотъемлемого права личности на доступ к правосудию, а получение специальных разрешений на обращение к суду является прямым нарушением права доступа к суду».

Однако вирус фискальной целесообразности, передаваемый любому даже самому продвинутому демократу вместе с удостоверением чиновника Министерства финансов, безвозвратно лишает его какой-либо возможности видеть или слышать вещи хотя бы косвенно с этой самой целесообразностью не соотносящиеся, заодно стирая с памяти какие-либо не сопряженные с наполнением бюджета правовые нормы о защите прав человека.

Чего уж тут удивляться незнанию финансовых "еврореформаторов" необязательных для нас рекомендаций Комитета министров Совета Европы государствам-членам относительно мер, облегчающих доступ к правосудию, от 14 мая 1981 года, согласно которых "в той степени, в которой судебные затраты составляют явное препятствие доступу к правосудию, их нужно, если это возможно, сократить или отменить".

Осознавая всю ничтожность указанных источников по сравнению, скажем, с рекомендациями Международного валютного фонда, не постесняюсь спросить: неужели украинские налогоплательщики составляют настолько серьезную угрозу будущему финансовому благополучию страны, что их надо уничтожать даже таким способом – лишая права на "последнее" обжалование? Ведь несоразмерность требования с основами построения справедливой налоговой системы, как и неотвратимая пагубность его очевидна.

В связи с этим возникает вопрос - простой здравый смысл… Где он?.. Кто  окончательно лишил его наше налоговое зазеркалье?..

Вопрос звучит еще более риторически с учетом той ситуации, которая уже сложилась в отечественной правовой системе с 1 сентября текущего года с обжалованием налоговых уведомлений-решений (ППР) налогоплательщиками. Вожделенный жрецами Минфина барьер для обжалования ППР уже установлен. Установлен на уровне судебного сбора за рассмотрение имущественных исков. Он теперь будет составлять 1,5% от их цены без ограничения максимальной суммы сбора (как это было ранее). "Ну и что?" - скажете вы. Ведь понятие «цены иска» для административных споров, к коим относятся и обжалование ППР не определено, а сам такой иск не может быть отнесен к разряду имущественным в силу своей правовой природы. "А вот и нет!" - отвечу я вам. Это нововведение имеет самое прямое отношение к обжалованию ППР.

Ведь согласно письма ВАСУ от 18 января 2012 г. №165/11/13-12, обращённые в суд требования об отмене решения ответчика – субъекта властных полномочий, непосредственным следствием которых может являться изменение состава имущества истца, являются имущественными, а, следовательно, их рассмотрение должно оплачиваться исходя из цены иска. К таковым ВАСУ, по странной логике ссылаясь на Европейский суд по правам человека, относит в первую очередь решения об обжаловании ППР.

И пусть защита прав на имущество находится вне сферы административного судопроизводства, пусть само по себе ППР порождает имущественные последствия для налогоплательщика только в совокупности с другими факторами и пусть ЕСПЧ прямо в решении по делу "Феррдзини против Италии" указывает, что "налоговые споры выходят за пределы гражданский прав и обязанностей, несмотря на имущественные последствия, которые они обуславливают для налогоплательщика"… Для государственного органа, пораженного вирусом фискальной целесообразности, не существуют здравый смысл и обоснованные аргументы.

Конечно, обращение в этой связи к одному из решений Конституционного суда  выглядит более чем наивно. Ведь нарушение Конституции у нас в стране никогда не относилось к перечню смертных грехов государственного служащего. Тем более, что свою «как бы» обязательную для исполнения позицию суд высказал в решении от 12 апреля 2012 г. - в период расцвета бывшей "преступной" власти. Без надежды быть услышанным все-таки не могу удержаться от цитаты: "гарантией реализации права на судебную защиту в аспекте доступа к правосудию является установление законом умеренного судебного сбора для лиц, обращающихся в суд. Уплата судебного сбора является составной частью доступа к правосудию, которое является элементом права лица на судебную защиту, гарантированного статьей 55 Конституции Украины. Гарантией реализации права на судебную защиту в аспекте доступа к правосудию является установление умеренного судебного сбора для лиц, которые обращаются в суд"…

Как вы считаете, сбор в размере 1,5% от зачастую выдуманной налоговиками суммы доначислений, указанных в ППР,  за рассмотрение иска к налоговой, является умеренным? А апелляционной, а кассационной жалобы?..

Таким образом, украинским налогоплательщикам после 1 сентября текущего года остается только посочувствовать. С одной стороны, они уже должны уплачивать судебную пошлину в размере 1,5% от суммы иска без верхнего ограничения, как это было ранее. С другой - на них надвигается очередной этап налогового "покращення" в виде введения банковской гарантии/депозита как условия рассмотрения жалобы налогоплательщика. Обратите внимание, какое единение власти бывшей и сегодняшней в вопросе лишения права на обжалование налогоплательщика! И как далеко зашел сегодняшний Минфин в реализации громадья планов Минфина старорежимного!

Ситуацию усугубляет то обстоятельство, что сокращение прав налогоплательщика в его взаимоотношениях с государством, похоже, обретает системный характер. Практически незамеченным для специалистов прошло очень знаковое решение Верховного Суда Украины от 9 июня 2015 года. А ведь вывод суда воистину потрясает. Снова не откажем себе в удовольствии процитировать акт высшего судебного органа государства: "в связи с фактической невозможностью выполнения бюджетными государственными органами судебных решений о взыскании, выплаты средств, Верховной Радой Украины был принят Закон Украины "О гарантиях государства касательно исполнения судебных решений"… Таким образом, (внимание!) списание средств со счетов государственного органа во исполнение судебных решений проводится только при условии наличия таких средств". Далее суд фактически освобождает от ответственности управление Пенсионного фонда за неисполнение решения суда.

Таким образом, государство, с одной стороны, лишает налогоплательщика права на обжалование решения налогового ведомства, а с другой – освобождает себя от какой-либо ответственности за исполнение обязательств перед этим же налогоплательщиком! Воистину мастерство государства в изменении правил игры во время самой игры достойно зависти самого профессионального шулера.

Возможно, описанные выше обстоятельства и не являются проявлением системной государственной политики, направленной на резкое сокращение участия налогоплательщиков в легальной системе налоговых отношений, возможно речь идет о невероятном совпадении банальных человеческих ошибок. Однако, как говориться, не слишком ли много совпадений?..

Всё по теме

новости партнеров

‡агрузка...

17 октября, 2019 четверг

17 октября, 2019 четверг

16 октября, 2019 среда

Видео

Введите слово, чтобы начать