live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

О легендах и мифах современной Украины и вреде налоговых революций

Ставка налога на прибыль в Украине является одной из самых низких даже не в Европе, - в мире

Потребительство и эгоизм, глубоко въевшиеся в массовое сознание современного украинского общества, как и их неотъемлемый спутник - политический популизм, породили и глубоко укоренили в нашем сознании некоторые «истины», считающиеся у нас с некоторого времени бесспорными. Еще 10-15 лет назад постсоветское украинское общество, заряженное остатками советского массового образования, серьезно задумалось бы над достоверностью и бесспорностью тех вещей, которые сегодня воспринимаются в качестве аксиомы. Мифы настолько глубоко въелись в наше сознание, что мы даже не предполагаем возможность поставить их под сомнение, а каждый, кто позволяет себе не согласиться с аксиомой, получает в ответ волну  общественного негатива, прямо пропорциональную по своему объему степени сомнений неверующего.

Подобное единодушие в заблуждении не просто каприз толпы. Заблуждение несет прямую угрозу всему обществу, не только лишая его альтернативы мысли, но и сознательно заводя его в пропасть, из которой не может быть возврата.

Сегодняшних мифов очень много. Они массово проникли в подсознание общества, вытеснив, иногда полностью здравый смысл. Сюда относятся и мифы о плохом законе, который не надо исполнять, о плохом чиновнике, которого можно уволить только на основании подозрения, о наличии денег – как обязательном признаке воровства и многое другое.

Но моя тема – налогообложение. Поэтому мне ближе современные налоговые мифы.

Сегодня считается очевидным то, что налоговая система Украины крайне сложна, а бизнес обременен чрезвычайным налоговым давлением, пагубно сказывающимся на его развитии. Налоговую систему необходимо срочно менять, упрощая ее и уменьшая ставки, дабы дать бизнесу хоть глоток животворного воздуха.

Однако, позволим себе не согласиться с этим тезисом. Вас, наверное, удивит  то, что ставка налога на прибыль в Украине является одной из самых низких даже не в Европе, - в мире. В тех странах, к которым мы стремимся, всячески подражая, ставка налога в отличие от украинской составляет многим более наших 18%. К примеру, в США корпоративный налог составляет около 40% (федеральный и местный), во Франции – 33%, в Бельгии – 34%. Возможно, вас удивит то обстоятельство, что размер корпоративного налога в сравнительно лояльных налоговых системах Чехии, Польши и Венгрии составляет на 1% выше, чем в Украине.

Более дальние наши соседи из числа «азиатских тигров» действительно имеют ставку корпоративного налога в размере 17%, что на 1% ниже нашей. Однако эти же страны в период своего бурного экономического роста имели разные ставки налога. Тайвань, например, 25%, а Сингапур 20%.

Да, мы действительно не входим в топ-10 стран мире с минимальной ставкой корпоративного налога, однако, как минимум, нашу ставку корпоративного налога нет крайней необходимости понижать.

Предупреждая вполне обоснованный аргумент о том, что налоговая система – это совокупность налогов и нельзя вырывать из контекста ставку одного платежа без анализа других (например, ЕСВ, который крайне обременяет бизнес), отметим, что, скажем, в той же Чехии платежи в социальные фонды составляют 34% от фонда оплаты труда, а в Венгрии 27%. В Польше аналог нашего ЕСВ, взимаемый и с работника, и с работодателя, составляет от 33 до 37%. Т.е. ситуация примерно такая же, как у нас.

Ах да, у нас есть еще НДС! Ну собственно, как и в 120 странах. Один из самых распространенных косвенных налогов со вполне усредненной ставкой – 20%, меньшей, кстати на 7%, чем в Венгрии.

В тоже время, как ни странно, в цивилизованных странах отсутствует возможность «оптимизации» налогового обязательства с использованием института единого налога всего лишь под 2-4% от оборота. Т.е. системы упрощенного налогообложения конечно существуют, однако возможность их использования в целях создания разноуровневого налогового давления на одни и те же виды бизнеса в пределах одной юрисдикции отсутствует. Не говоря уже о существовании вполне легальной системы теневого оборота налички вследствие освобождения от фискального учета (РРО) тех же самих субъектов малого (либо условно малого) предпринимательства.

Таким образом, несостоятельность украинской налоговой системы является не более, чем мифом. Мифом очень удобным. Удобным для предпринимателей, «изнывающих» под тяжестью налогов, политиков, обещающих электорату «чергове покращення», и самого электората, достаточно ленивого для того, чтобы вникая в хитросплетения украинской налоговой системы хоть сколько-нибудь проанализировать отсутствие прямой причинно-следственной связи между уменьшением налогов и каким-либо «покращенням».

Однако, как свидетельствует история, случай Украины не является уникальным. Тезис о необходимости уменьшения налогообложения до минимальных величин, характерный для глашатаев рыночного фундаментализма – религии дикого капитализма, дискредитировавшей себя еще в период Великой депрессии, очень мил сердцу избирателей во всех странах мира. В США, «tax cuts» стали одним из основных тезисов предвыборной компании республиканцев на протяжении последних 30 лет. Тезис очень выгодный. Он позволяет республиканцам не только заработать дополнительные симпатии доверчивых избирателей, но и торпедировать социальные программы демократов, приносящие последним неплохие политические дивиденды, а также получать существенные предвыборные взносы от крупных налогоплательщиков, как корпораций, так и физических лиц. Именно они в значительной мере профинансировали предвыборную компанию Рональда Рейгана в 1980 г., главным девизом которого стали сокращения налогов. Кстати, демократ В.Мондаль на выборах в 1984 году жестоко поплатился за свой предвыборный тезис о повышении налогов, проиграв выборы тому же Рейгану. Это надолго отбило охоту демократов взывать к разуму налогоплательщиков-избирателей.

Правда, республиканцы, как собственно и наши политики, отстаивая уменьшение налогообложения, упускают в своих пламенных предвыборных речах то обстоятельство, что любое сокращение налоговых ставок в первую очередь касается крупных налогоплательщиков и практически не влияет на налогообложение низких доходов. Также за скобками остается то обстоятельство, что сокращение налогообложения никогда не сопровождается пропорциональным сокращением государственных расходов, что, в свою очередь, требует привлечения дополнительных источников поступлений, коими при нивелировании финансового значения регалий и доменов за последние 300 лет, являются исключительно государственные ссуды, обременяющие будущие (и нынешние) поколения налогоплательщиков дополнительными расходами на уплату процентов. Кроме того, увеличение бюджетного дефицита является очевидным сигналом для кредиторов о недостатках финансового управления в государстве, влечет увеличение инфляции, уменьшение стоимости государственного долга, а вслед за этим, естественно, и увеличение процента на следующие государственные заимствования. Чудес не бывает! Дыры государственного бюджета тем больше, чем меньше поле для маневра заемщика.

С другой стороны, как свидетельствуют исследования (напр., П.Линдерт, 2004), хорошо организованные налоговые системы Европы с высоким уровнем налогообложения отлично сопрягаются со стабильным экономическим ростом. Дело в том, что корень проблемы чрезмерного налогообложения кроется не в размере налоговой ставки, но в том, как собранные правительством деньги используются. Если денежные средства, собранные за счет высоких налогов, инвестируются в инфраструктуру, социальные программы, развитие наукоемких технологий, а также здравоохранение и образование, то налогоплательщики получают от государства более высокий уровень государственных услуг, а бизнес – более комфортные условия для собственного развития. Это собственно, доказывает опыт скандинавских стран. Согласитесь, развивать наукоемкий бизнес в государстве с высоким уровнем образования куда легче, чем в стране, где не все люди умеют читать.

Таким образом, высокий уровень налога не есть прямое зло для бизнеса, если при этом не нарушается равенство налогообложения, при котором предприятия, занимающиеся одной и той же деятельностью, получают необоснованные экономически льготы, используя законодательные лазейки для получения разного уровня налогового давления. Как писал в свое время Уильм Петти, «больше всего раздражает людей обложение их более высоким налогом, чем их соседей». Дополним классика – не только раздражает людей, но и прямо вредит экономике, что собственно мы имеем и в нашей стране.

Еще один миф, связанный с украинской системой налогообложения, – это сложность наших налоговых процедур. За все время независимости нашего государства у налогоплательщиков воспитано глубокое убеждение в том, что наша налоговая отчетность – самая сложная, наш учет невозможен для понимания простого человека. Однако, это также еще одно заблуждение. Кто не верит, может почитать критику налоговой системы любой страны развитой демократии. В США налоговые юристы специализируются не просто на налоговом праве, как у нас, либо на отдельных налогах, как в ЕС, но на отдельных частях налога на доходы физических лиц (income tax), что объясняется крайней запутанностью, противоречивостью налоговых норм Federal Tax Code, объем официальной редакции которого составляет 74608 страниц!

Налоговая отчетность предпринимателей во Франции намного сложнее, чем в Украине, а права налоговиков шире, что, кстати порождает вполне справедливые обвинения современных исследователей в налоговой тирании западных демократий (см., напр. Ч.Адамс, 2001). Наделенные необоснованно расширенными полномочиями, налоговые органы западных демократий получают возможность тотального контроля за гражданами своей страны, подобно Большому Брату сопровождая каждый шаг, каждый доход и каждую трату своих сограждан…

Конечно, у нас существует то, чего нет в развитых странах. Это налоговая политика государства, которое само часто-густо отходит от исполнения налоговых норм, исходя исключительно из фискальных интересов, злоупотребляя своими полномочиями в целях наполнения государственного бюджета, а иногда и собственных карманов. Однако  эти отношения двусторонни и уровень цинизма налоговиков прямо пропорционален уровню податливости налогоплательщиков. И согласитесь, с позапрошлой зимы много что изменилось. Отсутствуют нормативы налоговой нагрузки, массовые отказы в приеме налоговых деклараций  и многие другие выдумки налоговиков. Однако, отношение к налогоплательщику, как к дойной корове, бесспорно, осталось, въевшись радиоактивной пылью в кору головного мозга любого представителя налоговой службы. Его необходимо менять. Это длительный и болезненный процесс, который также является двусторонним и зависит не в последнюю очередь от нас с вами, продолжающих мириться с очевидными нарушениями налоговиков в страхе за «скелеты в шкафах» собственных бухгалтерий.

Итак, что получается? Украинская налоговая система не хуже налоговых систем развитых стран? Она не требует мгновенной перезагрузки? Однозначно! Более того, отдельные элементы налоговой системы даже лучше наших соседей. Бесспорно, не все. Есть еще над чем поработать. И да, наша налоговая система несовершенна. Но, несовершенна, как и любая другая!

Однако, путь к ее совершенствованию и реформированию лежит в первую очередь в плоскости упразднения тех милых нашему сердцу налоговых институтов, которые деформируют равенство налогообложения, создавая «лазейки» для его «оптимизации». Изменить предстоит еще очень много и в налоговой службе, и в налоговой политике, и в налоговом законе. Однако без обеспечения равенства, а значит справедливости налогообложения со стороны налогоплательщиков налоговая реформа будет иметь половинчатый, неоконченный характер, неизменно терпя фиаско. Поэтому внести изменения в систему фискального учета и единого налога надо в первую очередь.

И еще одно, обращаюсь к вам - высшие налоговые чиновники и депутаты. Перестаньте постоянно твердить о необходимости полной перезагрузки/глобальной реформы налоговой системы! Работайте с нюансами, мелочами, доводите до совершенства не совершенный, но и не такой уж плохой нормативный материал! Оставьте пламенные лозунги и призывы, на которые ведется электорат! Оставьте вообще за скобками какой-либо PR! Смиритесь с тем, что ваш труд неблагодарен и незаметен, или бросьте его напрочь! Подготовьтесь к тому, что налоги скорее похоронят ваше политическое реноме, чем дадут вам дополнительные политические дивиденды.

Пока, похоже, вы не понимаете этого. Не понимаете, как и украинский бизнес, который, руководствуясь исключительно сиюминутными соображениями, требует налоговой реформы без ущемления собственных интересов. Кажется, что сегодня популизм, переходящий в правовой нигилизм, объединяет народ и власть намного больше общих интересов. Вам не нравится введение электронного администрирования НДС, вы не смогли на протяжении 4х месяцев тестирования обучится работе с относительно простой программой – требуйте отмены «несправедливой системы, разоряющей бизнес»! Громко требуйте! Чем громче крик, тем неотвратимей результат! Вы хотите продолжать работу «по-серому», без РРО – в чем же дело? Вас готовы услышать и поддержать единственное стабильное большинство в ВР – большинство популистов. И пусть страна не на краю – уже падает в пропасть. Пусть даже примитивный расчет показывает выгоду честного, прозрачного, однако не минимального, но разумного налогообложения для всех украинцев. Но инфантилизм моих сограждан не дает голосу разума перекричать безумцев популизма, захвативших ораторскую трибуну…

«Народ мудрый». Эти слова, ставшие альфой и омегой философии Майдана, никем не поддаются сомнению. А напрасно! Ведь в данном случае элементарная подмена понятий искажает их содержание. Те, кто произносит эту мантру с трибун, имеют ввиду не народ, но толпу, стоящую перед ними. Народ бесспорно мудрый, его мудрость проверена веками противостояния, борьбы за выживание с другими народами, очевидна в силу самого факта его существования, сохранения своей территории, возможности добывать пищу и права на продолжение рода. Народ мудр, но не толпа. Толпа, собирающаяся на площадях, инфицированная по Гюставу Лебону общим аффектом, иррациональна. Ей не присущ разум, как таковой. Она не способна не только к анализу, но и восприятию. Власть толпы не имеет ничего общего с демократией, правом, законом. Может поэтому сегодняшнее наше государство все больше напоминает демократию по великому Платону, считавшему ее вырожденным видом государства, при котором (!!!) «граждане перестают почитать законы, как писаные, так и неписаные, повсюду распространены потребительство, крайнее отчуждение друг от друга, эгоизм». Во что переходят подобные социальные системы – почитайте у Платона…

Что поделать, политика - вещь циничная. Но цинизм политика прямо пропорционален разборчивости его избирателей. Поэтому этот материал не о наших политиках. Он о нас с вами, готовых или нет пожертвовать хоть чем-то собственным ради достижения общих целей…

Данил Гетманцев, профессор, доктор юридических наук

Всё по теме

новости партнеров

17 ноября, 2018 суббота

17 ноября, 2018 суббота

16 ноября, 2018 пятница

Видео

Введите слово, чтобы начать