live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Медик рассказала об аде на Светлодарской дуге

медик Светлодарская дуга

фото: na.mil.gov.ua
13 января, 2017, 14:56
Медик Леся Дрозд, перенесшая две контузии во время ожесточенных боев на Светлодарской дуге, рассказала об аде на передовой

Об этом сообщает "Народная армия".

Утром 18 декабря надежду на относительно спокойный для медиков день быстро развеивает рация: "Трехсотые!".

Леся мгновенно запрыгивает в "мотолигу". Ехать приходится под мощным вражеским огнем. Несмотря на звуки минометного обстрела, МТ-ЛБ упрямо несется вперед по разбитым дорогам Светлодарской дуги. Вдруг в броню попадает. Еще одно попадание, еще. Всего шесть раз. Леся чувствует: болит голова, звенит в ушах, сразу ставит себе диагноз - контузия, крестится. Страшно, но что поделаешь... Там побратимы, если не вывезти их сейчас, не выживут. Под "фейерверки" доехали, забрали раненых и вернулись. А тем временем команда "К бою!" звучит все чаще, и медики снова и снова отправляются на спасение раненых.

Леся получает еще одну контузию, ее немедленно отправляют в Бахмут, советуют ложиться на лечение. Да о чем речь? Женщина принимает обезболивающее и сбегает обратно на позиции. Она лишь успевает подумать, когда уже закончится этот адский день, как опять срабатывает рация: "Шайтан" — "двухсотый". Снайпер снял".

Тогда Леся еще не знала, что ад будет длиться не один день, что она не будет отдыхать больше трех суток.

"Я мечтала просто сесть на часок и вздремнуть. Но только мы делали себе чай или закутывались в одеяла, чтобы согреться, раздавался очередной вызов. И так круглосуточно. Глаза невыносимо жгло. Только слышишь: "трехсотый" и несешься с мыслью: "Кто? Кто на этот раз? Только бы успеть доехать. Если вытащим живым, то сделаем все возможное и невозможное, чтобы спасти. Только бы успеть", - рассказывает младший сержант Леся Дрозд.

На вопрос о том, откуда брала силу, женщина честно отвечает, что уже через двое суток в режиме "нон-стоп" сил не осталось - ни физических, ни моральных. Но выхода не было.

"Конкретные цифры я назвать не могу, но вместе с нашими санинструкторами мы вытащили всех "трехсотых" и "двухсотых", где была хоть малейшая возможность это сделать. Все раненые выжили, и это особенно радует. Очень трудно вытаскивать с поля боя своих друзей. Да и показать, что тебе их жаль, нельзя, медик не имеет права на жалость. Но тяжелее всего, когда твои друзья погибают. Еще днем 21 декабря я общалась с "Каплей", он угощал шоколадкой, шутил, ругал, почему без шапки, а вечером вывозила его тело с поля боя", - вспоминает Леся.

По ее словам, есть ребята, которые категорически отказываются от обезболивающего. Тогда медик расспрашивает их о чем-нибудь или рассказывает истории, а тем временем делает укол. Обычно в такой ситуации пациент посердиться и успокаивается.

"Главное не показывать, что тебе страшно, больно, не плакать, а общаться с ранеными с улыбкой. Они на самом деле очень уязвимы. Могут и послать подальше, но я не обижаюсь. Говорю, что пойду, но сначала пусть раненый расскажет, есть ли у него семья, откуда родом... Потом проходит несколько дней, и бойцы звонят, благодарят за спасенную жизнь, рассказывают, что им уже лучше", - говорит Леся.

26 декабря в нескольких метрах от нее разорвалась мина. Как ее не изрешетило осколками, сама не понимает. Говорит, у нее много ангелов, которые теперь прикрывают спину. Но оставить третью контузию без внимания уже не удалось. Весь удар принял на себя автомобиль, стекло посыпалось. Женщину и санинструктора только очень оглушило. Теперь Леся находится в Харьковском госпитале, потом будет эвакуация в Винницу или Днипро.

новости партнеров

21 августа, 2017 понедельник

21 августа, 2017 понедельник

Видео

Введите слово, чтобы начать