live
Спутник ASTRA - 4A 11766МГЦ . Поляризация -Н горизонтальная . Символьная скорость 27500КСИМВ / С FEC3 / 4

Елена Тищенко: Купить меня невозможно


фото: Еспресо.TV
11 июля, 2015, 22:00
Начальник новосозданного Управления МВД по обеспечению возврата активов, полученных преступным путем, юрист Елена Тищенко в программе Эспресо.TV "Вечер с Николаем Княжицким" - о том, как будет работать ее ведомство, о выведеных активах украинских олигархов и о том, как их вернуть

О назначении

Пригласил господин Аваков. За что я ему очень благодарна. Я надеюсь, что он не будет сожалеть об этом. Поскольку пока что нам всем приходится проходить определенный пресс, в том числе, со стороны СМИ. Надеюсь, что это быстро закончится и мы перейдем к нормальной работе.

О себе

Я родилась в Николаеве. Я попала в Киев, когда стала студенткой КНУ им. Шевченко, где я получила юридическое образование. После этого я работала в Украине, в коммерческой сфере, около 10 лет и после Оранжевой революции я перешла на работу в Комитет Верховной Рады по вопросам борьбы с оргпреступностью и коррупцией. Пришла после Майдана, после 11 уголовных дел по тому предприятию, в котором я тогда работала, по тому холдингу. Владельцы имели тяготение больше к БЮТ тогда и поэтому они были не на стороне власти, скажем так. И против них был возбужден целый ряд уголовных дел, очень большой ущерб был нанесен и 25 постановлений мною было отменено только за тот год в судах. Квинтэссенцией моей правовой деятельности стала фраза одного судьи, которую я запомнила на всю жизнь: "Я возьму у Вас деньги, поскольку на другой стороне налоговая, но если Вы докажете, что Вы на 100% правы". Только так некоторые соглашались работать.

У нас статью о "даче взятки" нужно декриминализировать лет на 5. Если мы хотим действительно получить какую-то борьбу в этом направлении. Это против всех мировых стандартов, но в соответствии с нашими реалиями. Потому что не всегда мировые стандарты могут быть применены в наших реалиях.

Возвращаясь к моей биографии, после всего этого периода работы в коммерческих структурах, я очень сознательно после Оранжевой революции пошла работать в Комитет ВР. Где-то за 6 месяцев я убедилась, что быстрых изменений в стране не будет. Потому что я увидела в Верховной Раде бывших генпрокуроров, которые не знали Конституцию. Я имею в виду Потебенько. Я тогда предлагала законопроект о возмещении государством ущерба, нанесенного следователем в ходе уголовного производства. Потебенько на Комитете сказал, что разве государство должно отвечать за действия следователей... Дело в том, что по Конституции – должна.

После этого и некоторых других случаев я решила поискать правды где-нибудь в другой стране. Я уехала в Англию и получила юридическое образование там с нуля полное. Степень магистра международного бизнес-права с диссертацией по международным финансовым преступлениям в Лондонской школе экономики. Это как у нас кандидат наук.

После этого я работала за границей долгое время в качестве юриста, затем в качестве кроскоординатора международных судебных споров.

О задержании в России

Я не сидела в тюрьме. Юридическим языком, я была задержана. Это такой период моей биографии, который стал для меня ключевым во многих значениях этого слова. В последнем моем деле, которое я вела, я была юристом довольно неоднозначной личности – гражданина Казахстана Мухтара Аблязова. Но кроме него фигурантами этого дела были еще представители, в том числе, радикальной российской оппозиции (Белов-Поткин и другие). Они имели какие-то бизнес-проекты с господином Аблязовым, за счет чего финансировали свою деятельность. Это как-то объясняет все то, что стало возможным со мной в России. В России работала над делами моя юридическая фирма и это был очень большой судебный процесс, который одновременно шел в Англии, на Кипре, в оффшорных странах, в России, в Нидерландах, в Швейцарии. Внимание к этому приковано была довольно значительное.

Так случилось, что я прилетела в Россию на два дня по делам юридическим. На тот момент я ни находился в России в розыске, ни было мне предъявлено какое-либо обвинение, но я прилетела и меня вечером задержали. На следующий же день в Россию прилетели юристы из Англии и дали против меня показания, что по словам их клиента, они считают, что я причастна к преступной деятельности, имевшей место в России в период с 2006 по 2009 год. После этого я был арестован сначала на два месяца, затем это было продлено. Несмотря на то, что статья была так называемая неарестная. В России вообще тенденция такая, что они обвиняют юриста в том же, в чем и его клиента. Два следователя из списка Магнитского занимались моим делом, а судья из списка Магнитского согласовал мой арест. Это люди, против которых были введены санкции за то, что они были причастны к убийству, по сути, в тюрьме известного юриста, который работал с западными инвесторами – Магнитского.

После моего задержания, я провела там четыре месяца. Из них я две недели голодала. В целом, все это время я боролась, доказывала, что я исключительно юрист и не хочу сгущать краски, на самом деле все люди и даже те следователи, которые выполняли определенные задачи свои, они не очень меня там хотели. Первым вопросом следователя, когда меня там задержали, было: "почему Вы вообще сюда приехали?". Потому что было все достаточно ясно. В конце концов, доказывая свою правоту, мы договорились, что меня освободят, но договорились как: я подписала заявление о том, что я разрешаю применить в отношении меня амнистию, за это я не признаю своей вины, но, позволив использовать в отношении меня амнистию, я отказываюсь от любых прав на дальнейшее обжалование действий российского следствия. Вот такое было соглашение, которого мы достигли.

О предстоящей работе в МВД

Работа по возврату активов важна, потому что они кормят тех людей, которые сейчас находятся за рубежом, которые очень хотят вернуть ситуацию назад или вернуться, как "кукловоды" в это государство. Потому что за счет этих средств финансируют события на Востоке. Потому что эти средства, которые у нас украдены и то что мы имеем на сегодняшний день – те зарплаты, обедневших граждан вследствие курса гривни – это следствие того, что из страны выведены огромные средства, бюджет опустошен.

Кроме того у нас много имущественных активов, которые не просто еще в стране, но которые еще приносят прибыль каждый день тем же самым людям, против которых возбуждены уголовные дела, которые имеют вину перед государством. И разными путями и способами эти активы попали в частную собственность. Один из примеров – это большое здание в центре Киева, которое строилось как здание суда и вдруг оно стала принадлежать банку сына Януковича. У нас есть и такие средства. Я думаю, нужно вернуть сначала это – это нормальный подход и это можно уже реализовывать.

Очень много людей, которые здесь остаются, сотрудничают с теми, кто сбежал, выступают "фронтами" по их бизнес-активам, ведут деловую деятельность, переводят средства. Если вы думаете, что задевая этих людей, можно не задеть кого-то здесь, то это невозможно. Весь вал негативной информации, которую мы уже почувствовали, попытки срубить нас на корню, наше управление и меня персонально – это объясняется отчасти и этим.

*

В полномочиях моего управления нет возбуждения уголовных дел. Мы предоставляем помощь следствию, анализируем схемы вывода средств, помогаем искать средства за рубежом и мы можем указать следствию на некоторые факты, которые свидетельствуют о наличии состава уголовно-наказуемого деяния. Но последнее слово за следователем.

О приватизации "Криворожстали" Пинчуком и Ахметовым

Я работала над этим делом, я была там на стадии апелляции. Фактически решение суда было написано по тем материалам, которые я предоставила. Когда готовилось это дело, первое решение по "Криворожстали" было сугубо политическим. Все понимали, что это незаконно. Дело в том, что компания с которой я работала до этого (металлургическая компания), она помогла мне с профессиональной точки зрения. Мы разобрали производственный цикл "Криворожстали" на части и наложили его на условия конкурса по приватизации. Там было то, что требованием к покупателю стало потребление миллиона тонн кокса украинского производства в год. Это при том, что "Криворожсталь" был единственный на тот момент завод в Украине, который был обеспечен собственным коксом на 85%. Это при том, что по химическому составу продукции им все равно требовалось 25% российского кокса, потому что он другой по химическому составу и только он давал продукцию. Условие эта было введено через 10 дней после того, как была сформирована соответствующая компания Пинчука и Ахметова, которая на двоих как раз производила миллион тонн в год. Это было искусственное, необоснованное условие этого конкурса и там был сговор очевиден.

Есть апелляционнjt постановление, в котороv все это было подробно выписано. Я до сих пор не понимаю, почему эти факты тогда не получили своего развития. А должно быть уголовное дело против Пинчука и Ахметова (в 2004 году Инвестиционно-металлургический союз " Рината Ахметова и Виктора Пинчука приватизировал "Криворожсталь", - ред.). Были показания Чечетова о том, как ему звонили и говорили, какие условия конкурса поставить (В 2004 году Михаил Чечетов возглавлял Фонд госимущества, - ред.) и что сделать. Дело в том, что постановление суда – это юридический факт, который не требует доказательства. Думаю, сейчас уже уголовное дело против них не заведешь.

О том, почему уехала из страны

Потому что я отработала в этом деле, сделала экономическую программу с правительством, когда мы понижали цены на сахар, который вдруг взлетел до небес, потому что сахар тогда был у Суркиса, еще у нескольких бизнесменов, которые были приближены к Кучме как раз, а границы были перекрыты программой "Контрабанде стоп". И сахара в стране нет, контрабандного тоже нет. Они повысили цену с 2 до 10 грн.

О том, сколько Курченко вывел награбленного за границу

Курченко, например, по только одному физическому лицу перевел наличную форму 13 млрд грн за короткий период времени. Это на тот момент был $1 млрд 625 млн. И это только одно физическое лицо из большого круга подставных физических и юридических лиц, через которых Курченко отмывал деньги. Конечно, вряд ли эти люди получали эти средства наличными на руки, это была просто банковская сделка. Эти средства заходили под другим видом в тот же банк или в другой банк из его системы и выводились за границу. Очень часто они выводились в Латвию, то есть есть информация о том, как это происходило.

По этим первоначальным шагам возбуждено уже не одно дело, но на данный момент мы инициируем - впервые в истории МВД, кстати, - создание совместной следственной группы с латвийскими правоохранителями. Мы готовим документ, а у них уже по факту возбуждено дело об отмывании денег Курченко там за границей, у них есть их информация, у нас есть наша и сейчас мы готовим документы, чтобы выйти к ним буквально на следующей неделе с инициативой создания совместной следственной группы.

Это даст нам нереально мощный механизм для расследования, потому что они - часть ЕС. То есть на нас работает все законодательство ЕС, до которого нам еще очень далеко.

О дело Злочевского

(Николай Злочевский, экс-министр экологии при Януковиче. В 2014 году Великобритания заморозила $23 млн Злочевского по фактам их отмывания в Соединенном Королевстве. В начале этого года обвинения с него были сняты, - ред.)

Английские суды – хорошие, но прежде всего, для самих англичан. В деле Злочевского – это нонсенс, потому что проиграла британская корона, потому что документы подавали английские правоохранители. Но дело в том, что английский суд зависит от доказательств и от своевременного их представления. Есть формальный путь. Так вот украинская сторона просто не передала документы, которые были нужны своевременно, до судебного заседания. Это большой вопрос, ответ на который должен быть предоставлен с помощью Уголовного кодекса Украины. Надо, чтобы было проведено расследование и надо установить все факты, в том числе и факты общения должностных лиц из Генпрокуратуры Украины с защитой господина Злочевского.

О том, можно ли купить Елену Тищенко

После моего "русского периода" у меня очень изменилось мировоззрение и купить меня точно невозможно, то есть я живой человек, но купить меня невозможно. Не интересует. Я видела как распадаются на части 32-миллиардные империи, я работала в таких делах. Для меня все очень условно. У меня действительно есть усталость от той коррупции, грязи и криминала, который царит в нашей стране до сих пор.

Я буду отдавать свою зарплату сотрудникам своего управления. Потому что я не знаю, как еще нормальных специалистов пригласить на госслужбу. Мне есть на что жить и это позволяет мне быть идеалистом долгое время.

Про бывшего мужа и детей

У меня бывший муж занимается бизнесом и в принципе он в какой-то мере поддерживает детей. У меня дети защищены и это для меня главное. Это дает мне возможность работать. Он мой бывший муж, но хороший человек и он также негативно относится ко всему, что происходило сегодня. И как бизнесмен, он очень много страдал от этого: от схем Курченко, когда его, как нефтетрейдера, фактически отстранили от торговли, когда зашли контрабандисты. То есть он нормальный человек, но проблема в том, что он не сдает знакомых: я прошу информацию о том, о том, а он не дает...

О сотрудничестве с Аваковым

Я сама на него выходила и не один раз с предложениями и проектами. Я присылала схемы ему, как можно возвращать средства, я рисовала каким образом они выводятся из Украины и показывала, что мы должны делать, как должно действовать управление, которое мы создаем в МВД. После определенного времени, когда создалось такое напряжение, что надо было что-то делать и иметь какую-то аналитику вне МВД и вне границ Украины. К сожалению, сегодня у нас хорошее следствие, оно работает на территории страны очень хорошо, но оно не готово к работе зарубежом по многим причинам. Во-первых – перед ними не ставили подобных задач, во-вторых – они не владеют языками. В-третьих – вот меня спрашивают, почему меня назначили. Я отвечаю, что вот назовите мне еще одного юриста, который получил юридическое образование здесь, проработал 10 лет здесь, потом получил юридическое образование за рубежом, проработал более 8 лет там, работал на защите в делах, в том числе по отмыванию средств.

О том, с чего начнет работу в управлении

Прежде всего, это те дела, которые уже на слуху и нужно давать обществу какой-то ответ и вообще – расследовать по закону.

Это дело Курченко, конечно, розыск средств, установление порядка вывода средств и это розыск средств за рубежом, а также работа с теми активами, которые еще остались в Украине.

Это, конечно, БРСМ и Ставицкий. И эту нефтебазу и нефтепродукты эти нужно было арестовывать еще год назад. И у нас есть механизм в отношении заочных приговоров. Я не понимаю, что мешало тогда, но сейчас я уже в системе и буду знать, что мешает и буду помогать устранить это.

Не надо все расследовать, надо расследовать небольшую часть, довести ее, подать в суд, получить заочный приговор и взыскать имущество. Не надо ждать 10 лет, пока мы установим все схемы Курченко или все схемы БРСМ и Ставицкого, достаточного того, что мы имеем - хотя бы для того, чтобы взыскать то, что у нас уже есть, или то, что арестовано по санкциям, или то, что мы в ближайшее время будем узнавать и узнаем. Я понимаю, что это не должна быть "борьба с ветряными мельницами", а должны быть конкретные результаты. Поэтому мы должны начинать с того, что лежит рядом.

В органах государственной власти чувствуется, что определенные люди работают на другую сторону. Я не буду брать кого-то за шиворот и говорить, что это он, но это чувствуется. Даже в моей работе моей задачей будет на каждом этапе, как только я увижу, что кто-то не дает идти дальше, кто-то ставит палки в колеса то, с разрешения министра, я буду с удовольствием обнародовать фамилии.

О сопротивлении новообразованному ведомству

Я еще не приступила к делу и уже против меня такие обвинения сумасшедшие, которые пояились за несколько дней. Их будет больше, мы же воюем не с мальчиками и девочками, а воюем с мощными силами, которые имеют свои медиа, которые имеют средства на все это. И в принципе, я уже проходила пиар-кампании против себя, против меня уже так воевали. Черный пиар против меня применили, когда нужно было в России оправдать мой арест – вдруг я стала известна там, а раньше никогда не была.

О проблемах антикоррупционной борьбы в Украине

Нет единства в команде. Вообще нет. Это большая проблема. Раньше на Западе были такие же ситуации, когда каждый орган или звено власти были в неком "вакууме", сами в себе. Но сейчас, даже на Западе, уже никто так не работает. И это нормально. Если вы работаете в любом коммерческом учреждении, если вы владелец бизнеса, то вы хотите, чтобы вы все были одной командой. В Украине нет единой команды. Даже эти нападки на меня сейчас, они искусственные, заказные, прописанные, но даже когда Лещенко сейчас на меня нападает, я на него смотрю и думаю: ты скандальный журналист или ты часть власти и часть коалиции? Человек должен сделать выбор. Если ты часть коалиции, то зачем ты поливаешь грязью назначения в самой коалиции? Тем более – это техническое назначение, я же не попала на должность министра. И нападки эти очень искусственные и это расшатывание общества. То, что мы видим, я видела – здесь у нас цель, а здесь мы все, и пока мы идем к цели, просто эта вся грызня мешает добежать. Нам не нужна такая ситуация, враг извне. А мы делаем себе врага внутри. Единства нет однозначно. Это проблема, которая мешает.

Второе – я вижу, к сожалению, очень большое количество популизма, от которого, я надеюсь, мы будем отходить. Ибо от создания многих антикоррупционных органов ничего не изменится, надо менять систему не экстенсивным путем, а интенсивным. Не надо... вот сейчас говорят, что давайте создадим еще орган по возврату средств под Минюстом. Если мы должны его создать и нам на это дадут деньги, ну давайте создадим, но дело в том, что чисто юридически – он ничего не сделает пока дело не расследуют, имущество все не найдут путем следственных действий, и путем раскрытия банковской информации и только после этого нужен этот орган, который может взять на себя функцию Минюста нанимать юристов и отправлять их в иностранные суды, чтобы взыскать имущество.

Ну хорошо, будет отдельный орган и мы поставим "галочку", ЕС поставит "галочку" - нам дадут какие-то средства, но извините через три года такого управления мы останемся с пятью органами противодействия коррупции, пятью органами по возврату средств, еще с чем-то, а они не будет работать! Потому что систему надо менять не по форме, а по содержанию.

новости партнеров

1 сентября, 2016 четверг

31 августа, 2016 среда

31 августа, 2016 среда

Видео

Спутник ASTRA - 4A 11766МГЦ . Поляризация -Н горизонтальная . Символьная скорость 27500КСИМВ / С FEC3 / 4

Топ темы

Программы

Введите слово, чтобы начать